Официально в Константинопольском патриархате заявили: «В рамках подготовки к предоставлению автокефалии Православной Церкви в Украине Вселенский Патриархат назначил как своих экзархов в Киеве: Его Преосвященство Архиепископа Даниила Памфилийского из Соединенных Штатов и Его Преосвященство епископа Илариона Эдмонтонского из Канады».

Это решение стало официальным заявлением о начале конфликта между Константинопольским патриархатом и Русской Церковью, ведь на территории Украины действует относящаяся к РПЦ и единственная каноническая Украинская православная церковь. А решение о предоставления автокефалии — грубое нарушение церковных правил и канонов.

Все, что нужно знать о томосе. Видеосправка
Все, что нужно знать о томосе. Видеосправка
© скриншот с видео Украина ру

Но нельзя сказать, что решение было неожиданным или внезапным. Если в апреле обещание президента Порошенко о предоставлении томоса выглядели как предвыборный пиар, то уже к концу лета стали поступать «звоночки» о том, что Фанар (исторический район в Константинополе, где расположена резиденция константинопольского патриарха) и вправду собирается предоставить автокефалию.

Запад ждёт услуги

Первым таким «звоночком» стало заявление Патриарха Варфоломея на синаксисе о том, что именно Константинопольский патриархат имеет уникальное среди других Поместных церквей право разрешать конфликты на территории других патриаршеств.

«Вселенский Патриархат несет ответственность за положение дел в церковном и каноническом порядке, поскольку только он имеет каноническую привилегию… для осуществления этой высшей и исключительной обязанности в качестве опекающейся Матери и родительницы церквей. Если же Вселенский Патриархат отрицает свою ответственность и устраняется с межправославной сцены, тогда местные Церкви будут действовать «как овцы без пастыря», — заявил Варфоломей.

Путь к Томосу и анафема Филарета. Что решили по Украине в Стамбуле
Путь к Томосу и анафема Филарета. Что решили по Украине в Стамбуле
© commons.wikimedia.org, OZAN KOSE | Перейти в фотобанк

Этим заявлением он, по сути, узурпировал право на вмешательство в дела других церквей, чего до этого не было: хоть Константинопольская патриархия и носила звание «Вселенской», это было право первого среди равных, но никак не право феодала над своими сюзеренами. Уникальная позиция Константинопольского патриархата основана только на том, что Константинополь стал второй столицей мирового православия. До этого этим статусом обладал «вечный город» Рим. Константинополь и Византия стали «вторым Римом».

Но прошло время, и Константинополь оказался захваченным османами и стал Стамбулом. Количество приходов сократилось до минимума, а патриархия превратилась всего лишь в квартал в бывшем «втором Риме». Константинополь потерял свое влияние, а на севере от него вырастала Русская церковь с огромным количеством приходов и с государственной поддержкой. У Константинополя же сохранился только статус «Вселенского патриархата».

Сейчас Вселенский патриархат заключается в нескольких приходах на территории Турции, исламской страны, где права патриарха серьезно ограничены властями. Паства Константинопольского патриарха в Турции составляет около двух тысяч человек. Кроме этого, периодически патриархат становится жертвой нападок турецких исламских экстремистов, что заставляет Константинополь искать защиты и поддержки на Западе. Соответственно, Запад ожидает от Константинополя взаимных услуг.

Фанар и США: «тесное сотрудничество»

Опыт сотрудничества с папским престолом у греков был — Флорентийская уния и последовавший Константинопольский собор 1484 года, который поддержал униатов исключительно по политическим причинам. Но после завоевания османами решение собора было аннулировано. Постепенно стало понятно, что сотрудничество с Римом перерастает в желание Константинополя стать Римом для православия, что не соответствует церковным канонам: Православная церковь — это церковь соборная, без единого главы среди Поместных церквей.

Начиная с 20-х годов ХХ века на Фанаре стала доминировать концепция исключительности и наличия особых прав. Автором идеи уникальности стал Константинопольский патриарх Мелетий II. Все началось с понимания того, что в силу катастрофической ограниченности в своей канонической территории единственным источником доходов для Фанар могут быть только «эмиграционные церкви».

Томос для Украины: уврачевание или новый раскол
Томос для Украины: уврачевание или новый раскол
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

И в 1922 Мелетием II был издан томос, провозгласивший право Константинопольского патриархата на «непосредственный надзор и управление всеми без исключения православными приходами, находящимися вне пределов поместных православных Церквей, в Европе, Америке и других местах». В состав Константинопольского патриархата включили Американскую архиепископию в состав которой входят православные приходы в США; Украинскую православную церковь в Канаде, которая образовалась в 1918 в году; а также Западноевропейский экзархат русской традиции, в состав которого в основном входят приходы на территории Франции. 

Таким образом, основными источниками доходов для Фанара стали приходы на территории США, что обусловило тесное сотрудничество с государственным департаментом и Белым домом.

Поле сражения — Украина

Решение Фанара о вмешательстве в дела на территории других патриархий вызвало негативную реакцию среди Поместных церквей. Шаг назвали «восточным папизмом». Во время советской власти Русская церковь была занята прежде всего защитой от гонений со стороны власти. Тем не менее, в 20-х годах, при патриархе Мелетии II, Константинополь активно поддерживал движение «обновленцев»: церковный проект советских властей, направленный против Русской церкви. Кроме этого, воспользовавшись ослаблением РПЦ, Фанар вмешивался в церковную ситуацию в Польше, Финляндии, Болгарии.

После 1991 года Фанар начал борьбу за церковные структуры в отделившихся странах-лимитрофах. Возникла параллельная с Эстонской православной церковью Московского патриархата Эстонская Апостольская Православная Церковь Константинопольского патриархата, которую поддерживает эстонская власть.

Будет ли томос? Украина на пороге религиозной войны
Будет ли томос? Украина на пороге религиозной войны
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

В 1995 году патриарх Константинопольский Варфоломей запретил русским инокам поминать Предстоятеля Русской Православной Церкви Алексия II в Русском Пантелеймонове монастыре на Афоне.

На Архиерейском соборе Русской церкви 2004 года было принято решение относительно увлечения иерархов Фанара восточным папизмом: «Согласно этой концепции: а) принадлежащей вселенскому Православию считается только та Поместная Церковь, которая состоит в общении с Константинопольским престолом; б) Константинопольский Патриархат имеет исключительное право церковной юрисдикции во всех странах православного рассеяния; в) в этих странах Константинопольский Патриархат единолично представляет мнения и интересы всех Поместных Церквей перед государственной властью… д) Константинопольский Патриархат определяет географические границы Церквей и, если его мнение не совпадает с мнением той или иной Церкви по данному вопросу, может учреждать на территории этой Церкви собственную юрисдикцию… Собор призывает Святейшую Константинопольскую Церковь впредь до общеправославного рассмотрения перечисленных новшеств проявлять осмотрительность и воздерживаться от шагов, могущих взорвать православное единство».

Здесь дано фактически описание этой самой концепции «восточного папизма».

Как показали последующие события, Константинопольский патриархат не внял призыву своих северных братьев во Христе, а наоборот, усилил натиск, способный привести к новому глобальному расколу. И поводом для этого стала Украина и националистические устремления ее властей.

«Просто ставили перед фактом»

Разговоры о необходимости создания собственной, отдельной от Москвы, церкви, на Украине велись уже давно. Возникли даже две церковные структуры, так и не признанные никем: УПЦ КП («Украинская православная церковь Киевского патриархата) и УАПЦ («Украинская автокефальная православная церковь»).

При президенте Ющенко в 2008 году Варфоломей уже приезжал в Киев и вел переговоры о создании своего экзархата на территории Украины. Однако тогда помешали два фактора: во-первых, раскольники из УПЦ КП под предводительством Филарета (Денисенко) не захотели плясать под дудку Фанара, во-вторых, Варфоломей организовывал Вселенский собор, который и должен был утвердить его статус как «восточного папы», и для этого нужно было участие РПЦ. Варфоломей побоялся ухудшать отношения накануне важного мероприятия.

Но в 2016 году патриарх РПЦ Кирилл так и не поехал на собор, как и еще несколько Поместных церквей, а после 2014 году ситуация на Украине поменялась кардинально. Для отторжения Украины от Москвы и присоединения к Фанару появились идеальные условия: полная поддержка властей, маргинализация через СМИ канонической церкви УПЦ, нейтрализация рычагов влияния на Киев Москвы.

«Чудо-оружие» Петра Порошенко подойдет и для войны, и для выборов
«Чудо-оружие» Петра Порошенко подойдет и для войны, и для выборов
© РИА Новости, Михаил Маркив | Перейти в фотобанк

Как сообщают источники в церковных кругах, во время обязательного посещения других поместных церквей для обсуждения автокефалии, представители Фанара не обсуждали вопрос, а просто ставили перед свершившимся фактом.

«Это настоящая ересь»

По словам религиоведa и доцента Московской духовной академии иерея Георгия Максимова, в последние десятилетия Фанар очень активно пользуется поддержкой американцев. Максимов рассказал: во время переговоров патриарх Варфоломей сообщил, что ему необходимо позвонить в государственный департамент США, чтобы проконсультироваться и узнать их позицию.

Таким образом Фанар смог перенять как концепцию единовластия Папы Римского, и к тому же попасть в полную зависимость от США, став инструментом для продвижения интересов Америки в православном мире.

Какие это могут быть интересы? Очевидно, они будут направлены против России.

О «восточном папизме» иерей Георгий Максимов говорит так: «Я считаю, что это настоящая ересь(…) Но именно данная юридическая концепция и является движущей силой тех канонических преступлений и беззаконий, которые Константинопольский патриархат совершает в течении последних лет и даже десятилетий».