В Донецке перекуют мечи на часовню
В Донецке перекуют мечи на часовню
© Facebook, Виктор Бурдук | Перейти в фотобанк
В минувшие выходные в Донецке изрядно громыхало. Но это был тот случай, когда жители воюющего города, крайне остро реагирующие на излишний шум, поскольку имеют все основания заподозрить в нем очередной обстрел, были только рады.

На свой фестиваль, традиционный и не прерывавшийся ни на один сезон, пусть даже и война идет, собрались кузнецы. Двадцатый донецкий форум мастеров молота и наковальни получился особенным. Впрочем, ни один из фестивалей и раньше никогда не был похож на предыдущие, всегда находились изюминки и и совершенно уникальные диковины, которыми кузнецы щедро делятся с публикой. 

Тем не менее, круглая дата с момента появления этого самого незаурядного явления — 20 лет, десятилетия вхождения Донецка в «Европейское кольцо городов-кузнецов», да и тот факт, что война идет вот уже пятый год, делали миссию оргкомитета особенной почетной, хотя и невероятно сложной.  

Кузнецов в Донбассе, надо прямо сказать, любят и уважают. Ценят! Специфика края такова, что без людей, знающих толк в металле, просто не проживешь. Собственно, и сам Донецк начался с кузнеца. Основатель города британец Джон Юз в первую очередь был докой в этом ремесле, а уж потом менеджером, бизнесменом всем остальным.

Как и идейный вдохновитель донецкого кузнечного фестиваля Виктор Бурдук. Рукастый человек с уникальной фантазией и творческим подходом ко всем своим многочисленным проектам. А еще энтузиаст, каких поискать. Двадцать лет назад впрягся он в проведение международного слета кузнецов и тянет свою лямку, как бы трудно не было. В результате, ежегодно Донецк прирастает удивительными металлическими аллеями в местом Парке кованых фигур. В былые времена кузнецы из разных городов и стран создавали здесь беседки для влюбленных и арки для молодоженов, футбольные изваяния к Евро-2012, железные копии архитектурных памятников планеты, сказочных персонажей. Война, ясное дело, внесла свои коррективы. 

Причем, довольно любопытные. Работы фестивалей военных годов проникнуты идеями гуманизма, торжества жизни и упованием на Господа. Без этого никак, линия фронта проходит в каких 5-6 километрах от того места, где звенят молотки и стонут наковальни, где суровое железо превращается в розы, в металлическое кружево. Символично? Еще как! Мирный и прекрасный металл против металла жуткого и смертоносного. И ведь мирный победит, можете и не сомневаться даже. 

Подобное масштабное действо, а ведь фестиваль — это не просто кузнечные радости, но и музыка, спортивные-шоу и кто его знает, что еще, и при благоприятных-то условиях, тучные и спокойные времена попробуй организовать. Это же деньги, материалы, логистика, сценарий и так далее. Война в этом смысле помощник и вовсе скверный. Сложно со спонсорами, география участников скромнее, чем в былые времена, когда кузнецы приезжали из Бразилии даже. Но ничего, справились с задачей и теперь, с поправкой на ситуацию, понятно.   

Роскошь и пустота «Донбасс Арены»: пятый год без футбола (Фоторепортаж)
Роскошь и пустота «Донбасс Арены»: пятый год без футбола (Фоторепортаж)
© Павел Нырков
Поддержать дончан прибыли кузнецы с Урала, крымчане, соседи из воюющей ЛНР. Народу поглазеть на ремесло, возведенное в ранг искусства, а если повезет, то и персонально ударить молотом по металлу, пришло превеликое множество — семьями, несколькими поколениями, с детьми, как в Донецке издавна водится. Благо, и по года к тому располагала.

А нашлись и такие, кто сковал собственную новенькую ячейку общества прямо тут, на фестивале. Речь идет о свадьбе по кузнечному обряду, который вытащили из глубины веков и восстановили, отполировали до блеска донецкие кузнецы. 

Отдельным номером программы стало уникальное силовое шоу Дмитрия Халаджи, одного из самых могучих людей земного шара, между прочим. Этот донбасский парень уже долгие годы бьет всевозможные легендарные рекорды, вплоть до античных. А уж порвать сковородку (руками, да-да), наплести косичек из железных прутьев, забить кулаком в доску дюжину здоровенных гвоздей — это для него обычные дела. 

Но на этот раз у Халаджи, продолжателя традиций русских богатырей (в данном случае, это не красное журналистское словцо, спортсмен серьезно изучает этот вопрос и, если угодно, является экспертом по былинным витязям), выступил в еще одной, исключительно важной роли. Сила тела ведь мало чего стоит без крепости духа. Дмитрий Халаджи предложил, некоторое время тому назад, разумеется, возвести в Парке кованых фигур часовню Святых Космы и Дамиана, покровителей кузнецов.

Кованая часовня, согласитесь, это нечастое явление. На каждом углу точно не встретишь.

Идея понравилась Виктору Бурдуку и он взялся за ее материализацию. В Санкт-Петербурге были разработаны эскизы, которые в Донецке слегка адаптировали к местным реалиям. Затем Гильдия кузнецов Донбасса изготовила часовню по частям, с тем, чтобы ее можно было собрать за один день. Она так и называется — обыденная часовня. «Об един день» — сооружение, собираемое за день. Но, чтобы все это споро произошло, предварительная работа должна быть проведена колоссальная.

Разные бригады создавали двери, купол, крест, и ведь это без права на ошибку, все должно было идеально вписаться в единую композицию. Были отлиты иконы. 

Народ завороженно смотрел, как в донецком Парке кованных фигур, на глазах у всех, возникает удивительное строение. Освятил часовню Космы и Дамиана протоиерей Никита (Панасюк), батюшка-подвижник из фронтового Докучаевска. 

Донецк: Не сметь стрелять в нашего мамонта! Фоторепортаж
Донецк: Не сметь стрелять в нашего мамонта! Фоторепортаж
© Павел Нырков
«Когда сейчас в сквере стоит часовня или храм, для меня это особая радость. Это место, где двое и трое могут во имя Господа собраться и вместе помолиться. Эти символы вселяют надежду, а сейчас нам надежда необходима как никогда», — сказал отец Никита.

А еще он вот что добавил: «Сегодня утром было принято решение, что основным символом почитания будет икона «Умягчение злых сердец». У нас же сейчас ожесточенные сердца. Я живу в Докучаевске, городок маленький. У нас часто бывают обстрелы. В одной части города прилеты, есть пострадавшие, а в другой части говорят: так это же не у нас. Это не мягкое сердце, а окаменелое. Хочется эти сердца растопить. Чем мы можем это сделать? Молитвой, любовью, добром».