Основной причиной задержания Александра Ефремова, как справедливо полагают наблюдатели, явились не новые обстоятельства в его уголовном деле, а назначение на должность генерального прокурора Украины — Юрия Луценко. Других причин для задержания этого политика, совершенно не скрывавшегося от правосудия, просто не было.

Назначен крайним

Спустя два года после евромайдана, требовавшего наказать представителей предыдущей «злочинной влады», на скамье подсудимых из бывшей верхушки регионалов так никто и не был. В основном все оказались в бегах — кто в России, а кто в Европе.

Для власти, пришедшей на волне народных протестов, это было недопустимо и на должность показательной жертвы был назначен единственный, на тот момент остававшийся в Украине политик высшего звена «Партии регионов» — Александр Ефремов.

До последнего задержания на Ефремова уже было заведено два уголовных дела. Ему «шили» участие в принятии «диктаторских законов» от 16 января 2014 года. Экс-регионал успел даже два месяца провести в СИЗО, но потом с электронным браслетом был переведен под домашний арест.

К концу 2015 года, когда дело уж совсем начало трещать по швам, с него сняли браслет и вернули заграничный паспорт. Еще в течение полугода дело плавно угасало. Оснований для многолетней посадки у следствия не было никаких.

Однако уже в начале 2016-го началось активное давление на Порошенко с требованием заменить «карьерного» генпрокурора Виктора Шокина, на «непредвзятого профессионала», как заявил в своей речи тогда еще премьер-министр Арсений Яценюк. Таким «непредвзятым профессионалом» и стал не имеющий юридического образования и опыта работы в прокуратуре Юрий Луценко.

Политзаключенный Ефремов: Два года за решеткой

Не имея возможности дотянуться до покинувших страну Януковича, Азарова, Арбузова или Клюева, новый генпрокурор потребовал немедленного задержания находившегося в Киеве Ефремова. За предыдущие полгода Ефремов неоднократно покидал страну и возвращался, неизменно откликаясь на вызовы прокуратуры для регулярной дачи показаний.

Судебный фарс

Тем не менее, по команде Луценко, согласованной с Банковой, Ефремов был задержан в аэропорту, якобы при попытке к бегству. Основной парадокс обвинения заключается в том, что вновь задержанному по делу «о диктаторских законах» Ефремову спустя полгода предъявили уже совершенно другие обвинения: содействие в захвате Луганской областной государственной администрации, Луганского отделения СБУ весной 2014 года, действия по изменению границ и территориальной целостности государства, создание террористической организации ЛНР и государственная измена.

Это уже ставший традиционным на Украине «набор сепаратиста». Беда тут лишь в одном, что как по «диктаторским законам», так и по госизмене, генпрокуратуре Ефремову предъявить нечего. После полугода, проведенного в киевском СИЗО, по желанию Юрия Луценко Ефремов был переведен в Старобельское СИЗО (Луганская область), а судебные слушания переданы в Старобельский суд.

Политзаключенный Ефремов: Два года за решеткой

Как заявил генпрокурор, Ефремова должны судить поближе к месту его преступления, хотя, как сказали изданию Украина.ру адвокаты экс-регионала — Андрей Смирнов и Виталий Солодко, никаких юридических оснований передавать дело в суд Луганской области нет и не было.

Зато было желание не проводить больше судебные заседания в столице, чтобы убрать и Ефремова и суд над ним подальше от глаз представителей СМИ и всяких иностранных правозащитников. Особенность работы суда в зоне АТО заключается в том, что гарантировать безопасность суда, находящегося практически в зоне военных действий, вряд ли кто возьмется, да и отправить на заседание группу воинственных волонтеров не составит ни малейшего труда.

Когда преступник «свой»: почему Ефремов сидит, а Насиров - нет
Когда преступник «свой»: почему Ефремов сидит, а Насиров - нет
© РИА Новости, Алексей Филиппов | Перейти в фотобанк

К тому же, в отличие от столичных, провинциальные судьи более сговорчивы и боязливы, особенно когда процесс политический и его ходом управляют непосредственно с Банковой. За прошедшие два года суд 11 раз выносил решения о продлении пребывания Ефремова под стражей, хотя, как утверждают вышеупомянутые адвокаты, даже решения об избрании меры пресечения в адрес их подзащитного судом вынесено не было, что, однако нисколько не смущает служителей Фемиды, добросовестно выполняющих любое пожелание прокурорского обвинения.

За полтора года слушаний, по словам Смирнова и Солодко, было допрошено 78 свидетелей обвинения, не давших ни одного прямого обвинительного показания, в то же время 5 свидетелей обвинения под присягой дали показания, что на них давили прокуроры, принуждая к даче ложных обвинительных показаний.

Среди допрошенных свидетелей подавляющее большинство, как оказалось, знали о событиях в Луганске из СМИ или рассказов малоизвестных друзей и знакомых, сами же хоть мало-мальски чего-то важного не видели и не слышали.

В то же время, среди допрошенных были люди, которые по долгу своей службы должны были знать и понимать, что происходит в регионе, и какую роль в событиях играют те или иные персоны. Так, три представителя СБУ в Луганской области, в том числе и генерал Петрулевич, главным действующим лицом произошедших событий в один голос называют начальника УМВД в Луганской области генерала Гуславского.

Именно по его указанию непосредственно перед захватом государственных зданий восставшими весной 2014 года была снята милицейская охрана со здания Луганской ОГА, по его указанию выпущены те, кто захватил здание СБУ, и организаторы митингов «Русской весны». Эту же информацию в своих показания подтвердил и спикер парламента Андрей Парубий.

Политзаключенный Ефремов: Два года за решеткой

Однако Гуславскому повезло. Его никто не стал обвинять в сепаратизме, так как он является креатурой Юрия Луценко еще со времен его нахождения в кресле министра МВД Украины, и потому в деле Ефремова он проходит исключительно как свидетель.

Накал страстей, все движется к финалу…

Представители обвинения заявляют, что процесс движется к завершению и им осталось пригласить для дачи показаний всего лишь несколько человек, однако рассчитывать, что их показания кардинально изменят картину, не приходится.

Прокуроры уже заявили, что начинают отказываться от использования в деле целых томов материалов, в большинстве своем собранных на безграничных просторах интернета или уже опровергнутых показаниями других свидетелей.

Невооруженным глазом видно, что дело вновь разваливается, но это вряд ли что-то значит для неподкупного и независимого украинского правосудия. На Банковой, особенно в преддверии выборов как президента, так и парламента, вряд ли готовы признать, что из «злочинной влады», против которой восстал евромайдан, посадить за решетку не удалось никого.

В предвыборной горячке, вероятнее всего, невзирая на доказательную базу, суд вынесет обвинительный приговор, который потом будет оспорен в апелляции и Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), но это будет уже потом, вероятнее всего, после президентских выборов. А пока появится возможность рапортовать на предвыборных митингах о справедливом наказании «злочинной влады» и «перемоге над врагами майдана».