В интервью изданию «РБК-Украина» один из ключевых представителей националистического движения охарактеризовал ситуацию, сложившуюся в стране, а также поделился своими планами на президентские и парламентские выборы. Некоторые тезисы Андрея Билецкого в беседе с редакцией издания Ukraina.ru прокомментировал руководитель фонда «Украинская политика» Константин Бондаренко.

«Мы прекрасно и уверенно чувствуем под ногами почву на юго-востоке Украины. И я уверен, что сейчас у нас там проценты рейтинговой поддержки отнюдь не меньше, чем на западе Украины. У нас огромное количество реального членства и активистов в таких городах, как Запорожье, Херсон, Мариуполь и Николаев, поэтому принимать навязанные политтехнологами регионалистские правила политической игры мы не намерены»

На сегодняшний день пока сложно назвать «Национальный корпус» полноценной сформировавшейся политической силой, хотя у них есть харизматичный лидер, но у него нет ни серьёзной команды, ни серьёзной программы.

Погром грянул: националисты начали громить «инородцев» на рынках в Киеве
Погром грянул: националисты начали громить «инородцев» на рынках в Киеве
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

У «Национального корпуса» точно будет конкуренция со «Свободой», поэтому они договаривались о совместных действиях, и с (запрещённой в РФ организацией — ред.) «Правым сектором». Если будет блок радикальных партий, то, могу предположить, что тройка радикальных партий сможет пройти в следующий парламент без проблем. Если нет, тогда действительно придётся сильно конкурировать между собой и, толкаясь локтями, расчищать себе дорогу. Из этих трёх сил наиболее крепкие позиции и основу имеет «Свобода», поскольку у них есть история, традиция, электорат, представительство в органах власти, по этой причине с ней сложно конкурировать.

«В среднем (уровень поддержки — ред.) 2-2,5% у «Национального корпуса» без партнёров. <…>. Средний возраст людей, которые нас поддерживают, достаточно молодой. Первая страта — это 18-25, 30 лет. Конечно, многие скажут, что это же ерунда, у нас основной электорат пенсионеры, молодёжь на выборы не загонишь. А я уверен, что молодёжь на выборы придёт. И я уверен, будущее имеют лишь структуры, которые захватили ум, душу молодёжи. А уж в этом плане мы конкурентов не имеем»

В принципе 2,5% — это показатель на уровне социологической погрешности, поэтому я вполне могу доверять подобной информации. Эта возрастная категория — наиболее радикальная и революционная часть общества. Украинская молодёжь всегда радикальна и всегда симпатизирует тем группам, которые радикально настроены. Во многих регионах, особенно на западе и в центре Украины, они достаточно активны, но сказать, что «Национальный корпус» готов пройти в Верховную Раду, я сейчас не могу, потому что большинство социологических опросов, которые я видел, не подтверждают эту информацию. Хотя всегда в марафонской дистанции всегда можно сделать рывок в последнюю очередь, возможно, будут какие-то финансовые вливания, ситуация, при которой эта партия вдруг сможет о себе заявить.

«Моя линия общения с Аваковым фактически сведена к нулю в последний, наверное, год. То есть, я, может быть, вижусь с этим человеком не реже, чем с тем же Порошенко. Раз в 3-4 месяца или даже больше. Да, «Азов» был создан в структуре МВД. Он не одного дня, никогда, ни одной минуты до сих пор не патрулировал улицы, не выставлялся на блокпосты и тому подобное. по вопросам своего батальона, потом полка и не только его — да, я общаюсь периодически с Аваковым, и решаю эти вопросы. Если же вы спрашиваете про политическую составляющую, то я не симпатизирую ни Авакову, ни Порошенко, ни Гройсману, никому вообще из нынешней власти, как и нынешним политическим партиям».

Бондаренко: «Национальный корпус» может увеличить свой электорат за счет нападений на цыган

Пока очевидной взаимосвязи между «Национальным корпусом» и Аваковым, это всё на уровне слухов и подозрений. Ни Аваков, ни Билецкий в этом не признаются. Даже если у них есть какие-то связи, то они будут держать это в тайне, потому что факт прямой поддержки, денежных транзакциях или того, что Аваков часто их крышует, никто не сможет доказать.

Радикальные организации практически всегда взаимодействуют с силовыми структурами, поскольку есть целый ряд ситуаций, когда силовые структуры могут прибегать к услугам радикальных организаций и политических сил, а радикалам необходимы постоянные защита и покровительство или закрывание глаз со стороны властей на те или иные действия, например, разгон разных демонстраций, преследование инакомыслящих.

«Кочевых цыган, насколько я понимаю, из 48 тысяч вряд ли больше 10, но они превращают жизнь Киева в ад. Вот такое у меня воспитание, вот такая у меня идеология: я должен защищать своих сограждан. Если этого не делают те самые органы, о которых вы говорите, значит это будем делать мы, это нормально. Потому что они не функционируют. Важна функция, в первую очередь. Кто-то должен выполнять эту работу. Элементарный порядок, элементарная безопасность, элементарная справедливость по отношению к людям»

Разгон цыган силовым методом — это очень популярное действие, которое получило поддержку значительной части населения. Многие простые граждане считают, что так и должно быть. Точно так же простые граждане в Германии в 1930-е годы считали, что ночь хрустальных витрин (Погромы магазинов, принадлежавших евреям, и синагог, устроенные Штурмовыми отрядами и гражданскими лицами 9-10 ноября 1938 года. Поводом послужила гибель немецкого дипломата Эрнста фом Рата в Париже в результате стрельбы польского еврея Гершеля Гриншпана) была очень правильным действием, которое выходило за рамки закона, но вело к установлению справедливости. В случае с цыганами на Украине многие считают, что закон на стороне цыган, но при этом справедливость на стороне «Национального корпуса». Это очень опасная тенденция, которую могут использовать в своих политических целях различные группы.

За счёт подобных акциях «Национальный корпус» может нарастить свой электорат. До выборов ещё долго, у этой партии есть возможность для роста и развития активности, особенно если будут демонстрировать какие-то действия. В этой ситуации они демонстрируют, что склонны к конкретным поступкам, пока остальные говорят. Я не думаю, что будет очень большой рост — в пределах 5-8%.

«Я считаю, что вопросы антисемитизма, ксенофобии как таковой на Украине крайне надуманы. Здесь огромное количество националистов, а вот каких-то реальных шагов, проявлений той самой пресловутой ксенофобии вы не увидите. Во Франции и Германии сейчас по всем индексам антисемитизма больше. Да, наверное, не среди этнических французов или немцев, а среди французов-мусульман и немцев-мусульман. Но антисемитизма больше, чем на Украине»

Эти явления есть и в России, и в Европе, и в США, и на Украине. Это всё существует. Ещё до Майдана Киевский международный институт социологии проводил исследование, которое показывало достаточно высокий уровень ксенофобии в обществе. Тогда респондентов спрашивали, согласны ли они, чтобы представители других рас или национальностей жили рядом или стали членами их семьи, большинство высказалось категорически против. Так что действительно латентная ксенофобия существует, особенно на уровне небольших населённых пунктов, городков, сёл, причём в большей степени в Западной и Центральной Украине, чем в Восточной. Всё это существует, но другое дело, приобретает ли это некий политический характер и становится ли программой. Можно согласиться, что нет ни одной политической силы, которая бы исповедовала ксенофобскую доктрину, но при этом действия многих политических групп носит ксенофобский характер.