Она покинула Украину после того, как Служба безопасности Украины открыла против нее уже второе по счету уголовное дело. За визит на форум в Брянске, посвященный партизанам-подпольщикам Великой Отечественной, Ольгу обвинили в «сепаратизме», приклеили ярлык «кремлевский агент». После того, как она узнала о том, что против нее готовятся провокации, в том числе нападения ультраправых радикалов, ей пришлось выехать за пределы страны. Тем более, что появился повод: Ольга Саган получила приглашение на Международную конференцию в Минске, посвященную столетию окончания Первой Мировой войны. Мы пообщались с Ольгой на актуальную для современной Украины тему.

— В 2014 году после победы Майдана вы уже уезжали из Украины — вам угрожали, вашу машину повредили и облили краской, на вас нападали хулиганы. Однако вскоре вы, несмотря на все это, вернулись на Украину. Почему вы решились на возвращение?

— Ну, во-первых, Волынь — это моя родная земля, на которой живут мои предки — как минимум четыре поколения. Во-вторых, берясь за какую-то работу,  возглавляя какие-то организации, мы должны понимать, что мы подтягиваем за собой людей, за которых в какой-то мере отвечаем.

Антисемитизм в кабинетах власти: Открытое письмо еврейской общины Луцка
Антисемитизм в кабинетах власти: Открытое письмо еврейской общины Луцка
© РИА Новости, Валерий Мельников | Перейти в фотобанк

Сейчас очень модно у нас сравнивать то, что сейчас происходит с Великой Отечественной войной, проводить параллели. Хотя ситуация и сильно различается, но и сейчас для того, чтобы что-то сделать, нужно оказаться на передовой, на острие этих событий, на месте, на этой земле. Хотя бы для того, чтобы понимать, что происходит.  

Потому что в быту каждый день, сталкиваясь с этими проблемами, все более четко осознаешь насколько отдаленно видение руководства страны от того, что на самом деле происходит.

— Четыре года вы работали, но именно сейчас власть взялась за вас всерьез. Как вы считаете, с чем это было связано, на чем терпение властей «оборвалось»?

— Противодействие властей усилилось с прошлого года, когда я и мои единомышленники начали более активно работать и по урегулированию церковных противостояний, и оказывали гуманитарную помощь детским домам. Все это было объявлено антиукраинской деятельностью.

Когда мы начали выступать за то, чтобы мы прекратили войну, провозглашать лозунги за мир, нас начали обвинять в том, что мы ведем антиукраинскую деятельность. И в сентябре прошлого года меня впервые задержали сотрудники украинских спецслужб. Это было во Львове. Было несколько допросов, возбудили уголовное дело, которое на сегодняшний день ничем не закончилось.

— Вы говорили, что украинские власти не понимают, что происходит в стране на местах. Расскажите, что вы видите на Волыни и в других регионах Украины, где вы бываете.

— Я вижу, что простой человек не защищен. У нас можно по какому-нибудь доносу как в 1937 году любого записать во враги народа всего лишь за инакомыслие. В Белоруссии мне говорят: «у вас на Украине свобода слова». Я отвечаю: «уважаемые, как вы глубоко ошибаетесь». Никакой свободы в Украине нет, а особенно свободы слова.

Общая тенденция такова, что молодежь себя в стране не видит. Если раньше уезжали в Италию, Португалию, в Польшу просто на заработки, то сейчас идет к тому, что люди уезжают насовсем, с семьями на постоянное место жительства.

Власти поставили задачу освободить территорию. На Западной Украине «заробитчан» (людей, отправляющихся на заработки в другие страны — ред.) очень много, и есть серьезная тенденция к увеличению. Насколько мне известно, уже 1 млн украинцев получили «карту поляка». Это первый шаг к получению гражданства Польши и, естественно, жить они на Украине не собираются.

Потому что в нынешней Украине быть уверенным в завтрашнем дне невозможно. Утром просыпаешься и не знаешь, что с тобой будет завтра. Это психологически очень тяжело, поэтому люди на грани взрыва, люди агрессивны. СМИ им все время подбрасывают виноватых — Россию, «сепаратистов» и так далее.

Между тем виноваты мы сами, потому что мы допустили этих политиков к власти, мы терпим их пятый год, мы не понимаем, что дальше с этим делать. И в это время чиновники начинают беспредельничать.

— Можете привести конкретные примеры такого беспредела?

— То, что творится у нас в Луцке по нарушению строительных норм при застройке, просто неописуемо. Дома строятся в тех зонах, где это делать категорически нельзя, без соблюдения ДБН-ов (государственных строительных норм — ред.) и многих законов.

Бизнес на костях: Как останками советских воинов «украсили» украинскую школу
Бизнес на костях: Как останками советских воинов «украсили» украинскую школу
© РИА Новости, Дмитрий Коробейников | Перейти в фотобанк

Например, у нас в историческом центре города есть памятник археологии, датированный 15-м веком. Возле него были найдены остатки еврейского гетто. Об этом все знают, но 29 мая на этом месте начались строительные работы по постройке нового офиса. Количество подобных случаев у нас зашкаливает. И такая же ситуация в каждой области Украины, в том числе и в Киеве.

И противники этого начинают объединяться. Мы общаемся друг с другом, консультируемся, например, о том, как оформлять документы, чтобы суды выигрывать. Причем многие из тех людей, с которыми мы сейчас делаем одно дело, в 2015 году при встрече наверняка набросились бы на меня с кулаками.

Для властей это очень опасно, поэтому они делают все, чтобы нас запугивать, стравливать между собой, уничтожать поодиночке.