В понедельник министр энергетики и угольной промышленности Украины Игорь Насалик рассказал, что Украина использует на своих атомных электростанциях сборки производства российской компании ТВЭЛ и американской Westinghouse в равных пропорциях.

«На сегодняшний день украинский НАЭК "Энергоатом" использует 50 на 50 топливо Westinghouse и российского ТВЭЛ. Более того, если бы завтра РФ отказалась поставлять твэлы, мы уже полностью можем быть обеспечены "вестингаузовской" продукцией, включая 440-е блоки на Ровенской станции», — сказал он в эфире украинского ТВ.

Специально для издания Ukraina.ru сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич разобрал на составляющие громкое заявление Насалика. Марунич также рассказал о том, какие печальные последствия ждут украинскую атомную отрасль в случает отказа от российского топлива. 

Цепная реакция: Чем грозит Украине отказ от российского ядерного топлива

— Хочу подчеркнуть: в настоящее время как минимум в два украинских энергоблока вообще не могут быть загружены американские топливные элементы. Это те самые ВВЭР-440 на Ровенской АЭС, о которых говорил Насалик. Топлива Westinghouse для них просто не существует в природе. Кроме того, не факт, что Westinghouse сможет оперативно нарастить производство в случае необходимости.

— Что будет, если Киев решит отказаться от российского ядерного топлива?

— Во-первых, есть долгосрочный контракт с ТВЭЛ, и он заканчивается не в следующем году. У меня есть информация, что россияне готовы подавать иски против «Энергоатома» в случае дальнейшего расширения присутствия Westinghouse на Украине.

Еще один вопрос — где будет храниться отработанное ядерное топливо. Россия не будет его забирать на утилизацию. Придется спешно достраивать ХОЯТ (хранилище отработанных ядерных отходов — ред.), который пока только в зародышевом состоянии.

Ядерная свалка под Киевом: европейцы бьют в набат
Ядерная свалка под Киевом: европейцы бьют в набат
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Если наращивать долю не российского производителя, то может случиться так, что хранилище на Южноукраинской АЭС уже будет заполнено —а оно уже сейчас прилично заполнено — и выгружать отработанное топливо будет некуда. Там выдерживаются топливные элементы сборки Westinghouse, которые эксплуатировались все прошлые годы. Если россияне забирают свое топливо на переработку, то топливо Westinghouse американцы не забирают принципиально и не перерабатывают. 

— Наверное, поэтому в 2017 году доля российского ядерного топлива в закупках «Энергоатома» составила почти 70%?

— Да, но это в деньгах, а не в количестве топливных элементов (топлива из РФ закупили на $386,7 млн, из Швеции на $162 млн — ред.).

— А какой топливный элемент стоит дороже — российский или американский?

— Как ни странно, это закрытая информация. Есть неофициальные данные о том, что топливо Westinghouse стоит дороже. Это логично, поскольку это копия советской ядерной сборки, на разработку и адаптацию которой уходят средства — проектная документация и так далее. Сами американцы заявляют, что у них в топливе больше обогащенного урана,  и поэтому они производят больше тепловой энергии, которая потом преобразуется в электричество. Проверить это я не могу, поскольку «Энергоатом» скрывает данные по американской топливной сборке.

Ведь если все узнают, что топливо Westinghouse дороже, то получится большой скандал и возникнет вопрос: зачем его покупать? А так просчитать экономику использования этого топлива я не могу, поскольку не имею возможности засунуть в реактор две различные энергосборки и вычислить сколько они денег дают «Энергоатому».

— Чем же тогда вызвано такое неоднозначное заявление главы Минэнерго Украины?  

— Хотелось бы напомнить, что изначально задача «Энергоатома» была не заместить российское топливо, а обеспечить диверсификацию поставок. Однако сейчас это превратилось в нечто невообразимое. Политологи пишут колонки о том, когда и как Украина откажется от российского ядерного топлива — от газа же, мол, отказались.

— Сколько украинских энергоблоков сейчас используют американские топливные сборки?

— Во-первых, этот вопрос вам нужно задать «Энергоатому», а во-вторых вам там на него никто не ответит — это закрытая информация. Две станции их используют. Первая — Южноукраинская АЭС, она ведет эксплуатацию топлива Westinghouse сборки TWC-WR года с 2013-го. На ней примерно с 2008 года загружались топливные элементы TWC, которые были доработаны до версии TWC-WR после неприятной истории 2012 года(тогда «Энергоатом» остановил два блока Южно-Украинской АЭС из-за проблем с американскими топливными элементами — ред.). И Запорожская АЭС, где в три блока в разных пропорциях уже загружено топливо Westinghouse. Две станции из четырех. Но можно ли на основании этого утверждать о том, что в энергоблоках всех украинских станций используется на 50% российское и на 50% американское топливо? Скорее нет, чем да.

— С чем связаны трудности  при использовании американского топлива в советских реакторах?

— Чтобы загрузить любое топливо в реактор, нужно рассчитать параметры активной зоны реактора.  Это достаточно серьезные вычисления, которые стоят довольно много денег. Этим занимаются в Харькове, в местном филиале Государственного научно-технического центра по ядерной и радиационной безопасности (ГНТЦ ЯРБ).

Туда поставлено оборудование и программное обеспечение Westinghouse для того, чтобы они рассчитали параметры для смешанной активной зоны в тех реакторах, куда американское топливо загружено. Они также должны проводить еще множество технических мероприятий, в том числе аудит отработанного топлива после выгрузки.

— Очевидно, все эти расчеты стоят денег. Кто их платит?

— Первоначально платил Westinghouse, а сейчас уже, насколько я знаю, не платит. Эти параметры украино-американских контрактов тоже закрытые, но, по моим данным, издержки несет «Энергоатом».

— Многих волнует и вопрос безопасности. Ведь с самого начала эксплуатации топлива Westinghouse на советских реакторах была проблемной — это и АЭС Темелин в Чехии, и украинская практика — тот случай 2012 года, о котором вы говорили. «Энергоатом» постоянно публикует сообщения об  остановке энергоблоков на Запорожской АЭС, где используется американское топливо. Там же в сентябре 2017-го прошли учения при участии США по ликвидацию последствий аварии на АЭС. Складывается впечатление, что украинские власти прекрасно понимают опасность своих игр с мирным атомом.

— «Энергоатом» нигде об этом официально не говорит.  Они обязаны отчитываться перед МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии — ред.), если произошел какой-то инцидент. Так вот, официально на станциях, где эксплуатируется топливо Westinghouse, ничего такого не происходило. Однако хотя Государственная инспекция ядерного регулирования Украины утверждает, что серьезных недостатков у американских TWC-WR не выявлено, она в то же время не дает разрешения на промышленное использование топлива Westinghouse. До сих пор идет опытно-промышленная эксплуатация.

Чернобыль или Фукусима: «Энергоатом» зовет Toshiba повышать мощность украинских АЭС
Чернобыль или Фукусима: «Энергоатом» зовет Toshiba повышать мощность украинских АЭС
© РИА Новости, Фалин | Перейти в фотобанк

Проблемы предыдущих моделей топливных сборок (TWC) официально признавались. Из-за их эксплуатации в смешанной зоне реактора происходило искривление то ли российского, то ли американского топливного элемента. Искривление решетки реактора в пределах 2 см. В случае нештатной ситуации поглощающий стержень, который должен упасть туда, просто не упадет. Это чревато неуправляемым выделением тепла, а потом и ядерной реакцией. Такие реакторы не должны взрываться, как чернобыльский, но там случилось нечто похожее: стержни не долетели до безопасной зоны и не смогли загасить уже начавшуюся ядерную реакцию.

Westinghouse должен был доработать TWC, и результатом этой доработки стал элемент TWC-WR. С этим топливом, согласно официальным данным, проблем не было.

Из неофициальных данных можно отметить публикацию 2016 года в Forbes (о том, что в реакторе энергоблока № 3 Южно-Украинской АЭС произошла разгерметизация кассет с ядерным топливом производства Westinghouse — ред.). В то же время официальных подтверждений этого от украинской стороны мы не услышали.