В ночь на 4 июля в Киеве на экс-главу украинского Департамента противодействия наркопреступности Илью Киву было совершено покушение. Его машину обстреляли и бросили в нее гранату. На месте преступления злоумышленники оставили автомат Калашникова.

Несколькими днями ранее в украинской столице мотоциклисты расстреляли из огнестрельного оружия водителя внедорожника. 22 июня мужчина-инвалид, торговавший на рынке, расстрелял женщину, которая попыталась украсть товар с его прилавка. Она была ранена в живот, голову и ноги. 10 июня начался суд над киевлянином, который с балкона собственной квартиры стрелял из пистолета в прохожих и полицейских.

Территорий меньше — преступлений больше

В целом число преступлений, совершенных в Киеве, да и не только в столице, с использованием огнестрельного оружия, в последнее время возросло в несколько раз. Об этом 1 июля в СМИ заявил начальник главного управления полиции в Киеве Андрей Крищенко.

«У нас в несколько раз возросло количество преступлений, совершенных с использованием оружия. Это разбои, убийства… Но, надо признать, не всегда используется боевое — автоматы, пистолеты. Многие случаи использования оружия с резиновыми пулями, обрезы и тому подобное», — приводит слова Крищенко агентство.

По данным Генеральной прокуратуры, в 2013 году на Украине зафиксировано 13 тысяч особо тяжких преступлений, в 2015-м — уже 21,5 тысячи. По сравнению с 2013 годом количество умышленных убийств подскочило на 40%.

Преступлений с применением огнестрельного оружия стало в 2015 году вдвое больше, чем в 2013 — до 1526, причем лишь 130 из них совершены с применением гладкоствольного охотничьего оружия.

При этом в 2013 году в статистике учитывались данные по Крыму и тем территориям Донецкой и Луганской области, которые в данный момент не контролируются украинским государством. Это позволяет утверждать об еще большем росте уровня преступности на душу населения.

Печальная статистика

По данным Украинской стрелковой ассоциации по состоянию на июнь 2015 году количество нелегального оружия на руках у населениясоставляла 6 млн. единиц.

Председатель Ассоциации владельцев оружия Григорий Учайкин в сентябре 2015 года утверждал, что на руках украинцев находилось не менее 4,5 млн. единиц оружия. Он ссылался на данные международной организации Small Arms Survey, базирующаяся в Швейцарии. Она работает под эгидой ООН и мониторит ситуацию со всем стрелковым оружием во всех странах мира.

«По состоянию на 2007 год на Украине Small Arms Survey зафиксировали 3,1 млн единиц нелегального оружия. На сегодняшний день мы можем смело добавить сюда еще 1,5 млн единиц, которые были украдены и в высших милицейских учреждениях — во Львове и в Харькове, Тернополе. Потом, во время Майдана очень много украли оружия на Западной Украине, а потом и на востоке страны», — заявлял Учайкин.

Выходит, что в среднем на 100 жителей Украины приходится от 11 до 14 стволов. Причем нелегального оружия в 6-8 раз больше, чем легального.  Еще в 2011 году нелегального оружия было в 3,5 раза больше, чем легального — рост примерно в два раза.

При этом действия полиции по изъятию нелегальных арсеналов не приносят ощутимого результата. Объявленный Нацполицией с 1 июля месячник по добровольной сдаче оружия вряд ли что-то изменит — уверены специалисты.

«Во время самых удачных за последнее время месячников по сдаче оружия было сдано 7 тысяч единиц. За месяц. Давайте с вами посчитаем: пусть увеличим этот показатель до 20 тыс. единиц. Пусть даже 250 тысяч в год. Это сколько же нам лет нужно, чтобы изъять 4,5 млн единиц?», — задается вопросом Учайкин.

По данным украинского МВД за 2015 год, более 70% всего изымаемого на Украине оружия попадает на «континентальную» Украину из зоны «АТО». Поэтому, если данные Small Arms Survey за 2007 год соответствуют действительности, то оружия может быть намного больше.

Отобрать «ствол»

Чтобы понять, почему на Украине не сдают оружие, стоит обратиться к международному опыту. О том,  как разоружение населения происходило в бывшей Югославии после военного конфликта, изданию Ukraina.ru рассказал украинский военный эксперт, содиректор программ внешней политики и международной безопасности центра Разумкова Алексей Мельник. Он принимал участие в миротворческих операциях ООН в бывшей Югославии в 1996-97 годах.

Мельник отмечает, что после вывода  войск одной из конфликтующих сторон под контролем миротворцев проходит разоружение нерегулярных вооруженных формирований. Для успеха такого разоружения необходимо мощное военное присутствие миротворцев или регулярной армии.

«Нерегулярные военные формирования обычно малочисленны. Поэтому присутствие доминирующих официальных вооруженных сил делает разоружение добровольцев возможным и эффективным», — отметил он.

После этого остается разоружить население, на руках у которого из-за военных действий скапливается огромное количество вооружений и боеприпасов.

«Тут используются различные программы, начиная от оглашения месячников добровольной сдачи оружия, каких-то программ выкупа при условии избежания уголовной ответственности, до принудительных полицейских мероприятий по изъятию этого оружия», — рассказал Мельник.

Но опять же, для успеха таких операций нужна власть, чья сила подкреплена мощным военным контингентом или полицейскими  силами. Чтобы человек, который тем или иным способом заполучил оружие, понимал, что ответственности за неподчинение не избежать.

Бессилие власти

Украинская власть слаба. Как и слабы правоохранительные органы. Полиции не боятся, считая, что ее удел — дорожные происшествия и бытовые конфликты.

«Бросается в глаза то, что общий уровень раскрываемости преступлений уменьшился более чем на 20%. А эта цифра уже ярко показывает уровень снижения эффективности работы правоохранительной системы страны», — отмечает экс-прокурор прокуратуры Донецкой области Олег Сюсяйло.

Говоря о возросшем количестве убийств, он отметил пугающе низкий процент раскрываемости таких преступлений.

«Раскрываемость убийств составила всего 12,7%. Это наглядно указывает на «эффективность» реформы МВД», — подчеркивает Сюсяйло.

Неэффективность работы Нацполиции признала и ее глава Хатия Деканоидзе.  «Как глава Национальной полиции я даю вам месяц, чтобы вы реально показали свою работу», — требовала она от подчиненных в конце января. Не показали.

От самозащиты к нападению

Кто же он, среднестатистический владелец незарегистрированного огнестрельного оружия, отказывающийся его сдать? Здесь есть две основные группы.

Во-первых, это представители различных вооруженных радикальных группировок, в большом количестве появившихся на Украине после Майдана. Кроме того — это демобилизованный добровольцы и бойцы ВСУ, под тем или иным предлогом не сдавшие оружие.

На фоне конфликтов этой группы с властью (земля атошникам, выплаты, льготы, лечение реабилитация и т.д.) оружие становится способом решения проблем побывавших на фронте. «Поскольку люди стали значительно беднее, то соблазн завладеть чужим имуществом, отобрать его, очень велик. Это очень часто заканчивается брутальными случаями», — констатировал руководитель секретариата Совета предпринимателей при Кабмине Андрей Забловский.

Во-вторых, это граждане, которые разуверились в силах правопорядка, и предпочитают решать вопрос своей безопасности и безопасности своих семей, самостоятельно. В том числе при помощи оружия.

Страна быстро и верно скатывается к статусу территории, где «сила у того, у кого правда». А она, как известна, у каждого своя.