В Украине появилась компания с говорящим названием Feodal, которая занимается вопросами земельной приватизации. Причем она уже отчиталась о щедрых вложениях иностранных инвесторов — хотя нам говорят, что иностранцам запрещено скупать украинские черноземы.

Я прочитал эту новость на портале с таким же знаковым названием Latifundist, освещающем события украинского агробизнеса. И подумал о том, что слова «феодал» и «латифундист» очень точно указывают на характер социально-экономических отношений, которые сложились сейчас в украинской глубинке, называя все своими настоящими именами.

Да, украинское село действительно контролируется сейчас новыми магнатами из числа крупных землевладельцев-нуворишей. За минувшие годы они сосредоточили в своих руках лучшие пахотные земли и пастбища для скота. Сначала их брали в аренду, чтобы застолбить перед началом приватизационной кампании. А теперь оформляют эти участки в собственность и собираются передать ее детям — новым виконтам и баронетам, которые обучатся манерам в хороших западных вузах.

Вокруг успешных аграриев формируется вассальная знать — «дружинники» из числа вневедомственной охраны, где сейчас трудоустраивают ветеранов АТО, ручные депутаты различных уровней, коррумпированные правоохранители и судьи, которые служат новым украинским феодалам, покрывая их преступления и помогая убирать конкурентов. И такие же прикормленные юристы и журналисты, готовые выполнить любое пожелание господина. 

Арбузное рабство. Кто работает на бахчах Украины
Арбузное рабство. Кто работает на бахчах Украины

Всех их обслуживает народ, низведенный до положения крепостных. Это не слишком большое преувеличение. Работники украинских аграрных фирм обычно не имеют никаких трудовых прав и не состоят ни в каких профсоюзах. Они могут получить место только на условиях нанимателя, которые не подлежат обсуждению — «делай, как я сказал, или уходи вон». 

Ненормированный рабочий день, нарушения охраны труда, жесткие штрафы на фоне очень скромных зарплат, унизительное обращение со стороны управляющих — все это является нормой для предприятий украинской аграрной периферии. Большинство селян терпят и молчат. В селе царит безработица, и единственной альтернативой работе на латифундистов является трудовая миграция — на столичные стройки или клубничные плантации под Краковом и Варшавой. Где к понаехавшим украинским работникам относятся не лучше, чем дома.

Кроме того, конфликты с магнатами несут для простых людей большую опасность. Ведь любая попытка отстаивать свое достоинство и права чревата для них проблемами.

Строптивцев избивают и травят, забирая имущество и выживая их из села. К примеру, у рядовых фермеров могут запросто отобрать урожай. Подобные истории случаются в Украине каждую осень, когда на полях разворачиваются настоящие битвы. Их результат, как правило, предрешен. Потому что селяне не могут противостоять произволу вооруженных бандитов, у которых всегда имеется влиятельный покровитель.

Искать защиты негде — представители закона гарантированно встанут на сторону феодала, потому что он сам является законом на своей территории. А самые настырные бунтовщики могут неожиданно погибнуть в результате несчастного случая или таинственно исчезнуть, упокоившись в безымянной лесной могиле. Чтобы их печальная судьба явилась уроком для остальных.

Некоторые аграрные бизнесмены используют на своих полях рабский труд, отбирая у работников документы, чтобы удерживать их в нелегальных трудовых лагерях — о чем регулярно сообщает Национальная полиция Украины. И такие истории тоже перешли из категории сенсаций в разряд вполне привычной для общества нормы.

Все как в сериале «Йеллоустон», повествующем о жизни потомственного латифундиста в штате Монтана. Только это сцены из совершенно реальной жизни — вместо Кевина Костнера вы увидите в них малоприятные физиономии преступников и воров, которые стали главными бенефициарами тридцатилетних украинских реформ. И теперь могут позволить себе практически все.

Самодовольная кричащая роскошь соседствует в провинции с такой же кричащей нищетой, когда людям не хватает средств на еду. Ведь данные исследования ООН, которая насчитала в прошлом году около десяти миллионов недоедающих украинцев, отнюдь не является выдумкой социологов.

«Я, будучи работающим мужчиной, имел доступ к мусорному баку в одном из супермаркетов и два года таскал со смены овощи, фрукты, крупы, муку домой за сто километров на электричке… Ковырялся по ночам в мусорных баках, так как мусорокамера контролировалась охранниками торгового центра в котором я работал.

По инструкции они должны продукты приводить в негодность, рубить в ящиках лопатой и поливать раствором хлора. Но, охрана и грузчики сами брали списания из мусорки, там как раз начальство не видело, заливали на камеру продукты водой и делали вид что рубят.

Совладелец торгового центра имеет свои охотничьи угодья в Черниговской области, разводит для отстрела кабанов, оленей, косуль, имеет штатного ихтиолога для контроля здоровья рыбы в его озере, вертолётную площадку на четыре борта, массу недвижимости по всему миру, коллекцию ружей, и входит в список "Форбс"», — рассказал вчера в комментариях моего канала один из подписчиков.

Кстати, об охоте — она является наглядным свидетельством новых феодальных порядков в украинском селе. Местные магнаты охотятся сейчас с размахом ясновельможных князей Радзивиллов. Они бесконтрольно отстреливают десятки, или даже сотни животных, похваляясь их забитыми тушами. Для этой бойни используют разнообразное оружие, которое нередко не имеет никакой регистрации — потому что эти стволы привезли откуда-то с Донбасса в качестве сувениров.

Социальные реалии аграрной периферии все чаще напоминают о темных временах Средневековья — хотя эти тенденции заметны и в украинской столице. 

Бендер и Толкин. Как разводят «гуцульских хоббитов»
Бендер и Толкин. Как разводят «гуцульских хоббитов»
© CC0, Pixabay

В интернете обсуждают фотографии многоэтажного дома на киевской улице Магистральная, который отапливают дровами — потому что застройщик не провел к нему газ. Но это вовсе не единичный случай.

Мой однокашник купил жилье в похожей многоэтажке, расположенной прямо за Институтом ядерных исследований Национальной академии наук Украины, где работает один из первых атомных реакторов в Европе, построенный еще в 1960 году, в тоталитарные советские времена.

Так вот, в этой стимпанк-новостройке тоже действует котельная на дровах — как зримый символ деградации декоммунизированного государства, которое вернуло украинцев прямиком в прошлое.

Такие диковатые новости звучат сейчас почти ежедневно. К примеру, в одном из районов Киева сдается переделанный под комнату балкон, по цене 4 тысячи гривен в месяц, включая оплату за коммуналку. Конечно, он выглядит пародией на жилье — однако, по мнению экспертов, подобные скворечники получат со временем огромную популярность.

Потому что в них будут жить голодные бедняки, приехавшие из сел, где правят феодалы-латифундисты.