Смерть американского политика Джона Маккейна вызвала резонансную реакцию во всем мире — сообразно политическому весу покойного, который значительно превышал формальную должность американского сенатора. Однако, эта реакция была далеко не однозначной. Не опускаясь до неуместной радости по поводу чужой смерти, множество людей в разных странах планеты предпочли воздержаться от проявлений публичной скорби по бывшему кандидату в президенты США. Поскольку имя Маккейна всегда прочно ассоциировалось с агрессивной, конфронтационной имперской повесткой в американской политике — а сам покойный являлся воинственным ястребом, всегда предпочитавшим мирному диалогу старую добрую войну.

Увы, но Украина явила в этом смысле характерное исключение. Политический истеблишмент нашей страны воспринял смерть престарелого сенатора как личное горе для себя и своей страны. Высокопоставленные чиновники и сетевые лидеры мнений на ставке порохоботов наперебой соревнуются друг с другом в соболезнованиях по поводу смерти «американского героя», попутно записывая его в герои Украины. А полные пафоса эпитафии Джону Маккейну одинаково громко звучат в украинском сегменте Фейсбука и в подконтрольных правительству СМИ — как бы демонстрируя, что украинское гражданское общество ничем не отличается в своей идеологической сути от обитателей Банковой: сколько бы ни критиковали Порошенко его представители-еврооптимисты.

«Он всю свою жизнь посвящал тому, чтобы защитить Украину и украинцев», — высказался о Маккейне украинский президент. «Он был тем, кто глубоко и по-настоящему понимал суть советского коммунизма и российского империализма и не уставал предупреждать мир о глобальной угрозе от этих явлений. Настоящий американец», — написал вице-премьер-министр Украины Вячеслав Кириленко, назвав покойного сенатора несокрушимым борцом и искренним другом Украины. «Сенатор Маккейн много лет поддерживал Украину, боролся за наше членство в НАТО. США потеряли очень достойного национального лидера. Украина потеряла друга», — вторила ему депутат Светлана Залищук.

«Парад скорби патриотов майдана по Маккейну. Каждая козявка в публичной скорби по далекому и незнакомому человеку. Если бы они хотя бы единожды за четыре года войны так скорбили по убитым войной на Донбассе, у нас уже давно был бы мир. Но, нет. Один заокеанский хозяин для нерабов майдана куда ценнее тысяч соотечественников», — иронично написал об этом блогер Александр Скубченко.

Впрочем, надо сказать, что эта единодушная реакция украинского политического истеблишмента была совершенно предсказуемой.  «Сегодня мы будем наблюдать нескончаемый поток приторных некрологов в адрес человека, который начал карьеру с попыток разрушить Вьетнам, и закончил ее активным соучастием в разрушении Украины. И откровенные нацисты, и представители либеральной общественности поучаствуют в открытом конкурсе на самые прочувственные слова о покойном, густо приправив их милитаристской риторикой. Траур, может, и не объявят — но улицу назовут, и памятник однозначно организуют», — спрогнозировал я сразу после смерти Маккейна.

Все эти предсказания быстро сбылись, и даже с лихвой. Сайт «Обозреватель» выступил с инициативой увековечить память американского сенатора, установив в украинской столице его памятник. Один из лидеров Меджлиса Ахмед Чийгоз предложил назвать в честь Маккейна одну из центральных столичных площадей, и его тут же поддержало советник министра внутренних дел Украины Зорян Шкиряк.

«Часть названий улиц и проспектов столицы до сих пор так и не декоммунизированы. Я абсолютно убежден и категорически поддерживаю предложение, что одной из таких магистралей Киева необходимо присвоить имя сенатора Джона Маккейна. Итак, считаю, что переименование улицы, площади или проспекта столицы в честь настоящего героя Украины Джона Маккейна будет правильным, честным и справедливым», — написал он у себя в блоге. И можно не сомневаться, что националистическое большинство Киеврады восприняло эту инициативу как руководство к действию.  

Страсти по Маккейну не должны удивлять — потому что этот человек сыграл знаковую, символическую роль в политическом перевороте, который привел к власти нынешние украинские элиты. Маккейн был в числе первых статусных американских политиков, который посещал Евромайдан накануне его победы, и проводил время в общении с представителями будущей власти, устраивая ей своеобразные смотрины. Он устраивал доверительные встречи с Яценюком, Кличко, Порошенко и Тягнибоком, демонстрируя им поддержку американских элит — которая, без сомнения, должна была подстегнуть лидеров майдана к более решительным действиям. Тем более, что официальный Госдепартамент в лице Виктории Нуланд действительно работал с этим пулом политиков, формируя из них новую власть. А позже, уже после начала боевых действий, Маккейн продолжал поддерживать воинственный пыл националистических радикалов, призывая Белый Дом скорее поставить Банковой летальное оружие — и даже сопровождал Порошенко во время одного из выездов в зону АТО.

Украинским элитам есть за что благодарить этого человека — чего не скажешь об украинском народе, который стал разменной монетой в геополитических играх имперских ястребов. Одержимый антикоммунистическими комплексами Маккейн поддерживал все реакционные силы нашего времени, если только их можно было использовать в борьбе против главного врага его жизни — а этим врагом, по инерции от давно почившего СССР, неизменно оставалась Москва, вместе с группой «коммунистических» государств.  Именно поэтому он фотографировался с сирийскими исламистами и посещал собрания праворадикальных кубинских оппозиционеров — одновременно требуя судить еще живого тогда Фиделя. Современная политика мыслилась им продолжением своей давней битвы — когда летчик Маккейн бомбил на штурмовике гражданскую инфраструктуру Ханоя, а советская зенитная ракета неожиданно прервала этот полет, что закончилось для будущего политика пятилетним пленом во вьетнамской тюрьме.

Американские гражданские активисты всегда критиковали сенатора за участие в агрессивной несправедливой войне. Но украинские патриоты скорее видят в его милитаризме пример доблести и решительности в борьбе с коммунистическим злом. «Думаю, что в Украине сторонников американского вмешательства во Вьетнаме больше, чем в самих США. И чего те американцы массово протестовали и не менее массово бежали в Канаду от призыва?», — иронично написал об этом один украинский историк. И это при том, что в Украине не знают: украинские националисты активно помогали Джону бомбить Вьетнам в составе эскадрильи «Літаючі козаки», основанные детьми бежавших на Запад оуновцев.

Современную Украину можно назвать страной Маккейнией. В то время, как передовые люди всего мира последовательно критиковали праворадикальные политические взгляды покойного сенатора и кандидата в американские президенты, Украина стала страной, которая реализовала его взгляды на уровне государственной политики. Хотя, по большому счету, эти взгляды всегда сводились к требованию вечной войны с извечным врагом — во имя враждебных нам интересов чужой страны.