28 декабря в ходе пресс-конференции «Итоги работы правоохранителей: увеличение резонансных дел и разгул преступности» эксперты рассказали о радикализации злоумышленников.

«Нет малейших оснований считать, что плачевная ситуация по ликвидации оргпреступности улучшится. Наоборот, всё говорит об ухудшении ситуации. Украина наблюдает радикализацию преступности. Так, по Киеву бегает толпа мальчиков в колпаках Санта-Клауса и крушит пивные. В Печерском районе столицы воры пытками выбили из женщины место хранения драгоценностей. В Голосеевском — ограбили, очевидно, по наводке, академика аграрного вуза. В Кременчуге полиция проиграла в противостоянии «Национальному корпусу», не задержав никого. Самое страшное — радикализм становится качеством национальной культуры», — сообщил эксперт по вопросам безопасности Сергей Шабовта.

Эксперт-криминолог Анна Маляр добавила, что Европол в своем отчете за 2017 год прогнозирует увеличение радикализации преступности в Европе. Технологически продвинутые злодеи активно используют соцсети в распространении радикальных идей.

Маляр также обратила внимание на то, что на Украину стекаются грузинские преступные группы.

«По Украине сегодня гастролируют воры в законе кавказских государств. Больше всего их из Грузии. Несмотря на то, что Михаилу Саакашвили как-то удалось в своё время «попросить» их из своей страны, они каким-то чудесным образом приехали вместе с ним на Украину. Это совпадение, я ничего не утверждаю», — пояснила она.

Поспособствовала этому, по его словам, ликвидация в 2014 году управлений по борьбе с оргпреступностью (УБОПов). ОПГ — это особая угроза даже самым высокоразвитым обществам, и это предполагает абсолютно иной уровень работы правоохранительной системы с преступными группировками.

В Киеве ограбили приемную местного депутата
В Киеве ограбили приемную местного депутата
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Плюсов в результатах деятельности украинских органов правопорядка мало, сообщают специалисты. Из них два заметных. Первый — новая диспетчерская система полиции, определяющая близость того или иного патруля (или полиции охраны) к месту вызова. Второй — Мариуполю установили высокоточные видеокамеры с дорогостоящим сервером для фиксации правонарушений. Но это пока лишь локальный проект. В Киеве же, например, неоправданно много систем видоенаблюдения сосредоточены в отдельных местах. Однако с помощью камер ещё ни разу, отметил Шабовта, не удалось обнаружить преступника, совершившего резонансное преступление.

«У нас абсолютно отсутствует стратегия противодействию преступности и криминальное прогнозирование. Так, в стратегии развития МВД-2020 нет ни одного реального шага к развитию и понимания состояния преступности на Украине и главное — у нас нет прогнозирования. Потому что ко многим изменениям можно заранее подготовиться. Так, имеет большое значение информация о том, что тогда-то освобождаются криминальные лидеры, осуждённые в прошлом. Падение рождаемости и миграционные процессы также влияют на уровень преступности в государстве. А мы не понимаем, что делать завтра и послезавтра и какие у нас будут вызовы», — резюмировала криминолог.