Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

— Олег, начнем с вашего предложения об изменениях в закон об иноагентах. Что такое эта «пятая колонна», что с ней делать, кто эти люди?

— Честно говоря, даже думать о них особо не хочется. Я знаю, что очень многие негативные чувства испытывают, злятся, обсуждают, проклинают их и т. д. У меня отношение, с одной стороны, брезгливое к этому всему, а с другой стороны, где-то мне их немножко и жалко.

Ну как, жалко? Я понимаю, что их всех ждет, прекрасно понимаю, потому что очень много у меня знакомых эмигрантов, которые рассказывают, с чем они столкнулись после того, как эмигрировали. Рассказывают про все ужасы так называемой «райской жизни» на Западе.

Олег Матвейчев: кто он
Олег Матвейчев: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк

Когда я сам путешествовал, а я проехал пятьдесят стран, и во многих странах был по десять раз — во Франции, в Германии — больше, чем многие немцы, бывал там в разных городах. Я всегда брал себе водителя, экскурсовода из эмигрантов наших, которые рассказывали не только про свою конкретную жизнь, но и про всех, о том, что у них в окружении, как им приходится. Я, естественно, задавал всякие вопросы — а как вы за квартиру платите, а сколько это стоит, а это как вы делаете? И я понял одну простую вещь, что лучше нашей страны и комфортнее, и удобнее для жизни просто на свете нет.

И то, что там происходит, как там люди живут — это ужас полный. Можете считать это пропагандой, я отвечаю за свои слова. Если у вас нет какого-то гигантского стабильного заработка, по десять тысяч долларов или евро в месяц, вы столкнетесь с такими неудобствами, с какими у нас человек среднего класса никогда не столкнется.

Понятно, что многие журналисты, которые туда сбежали — это люди обеспеченные, где-то что-то они поднакопили. Но они очень скоро поймут, что тот уровень жизни, к которому они привыкли здесь, уровень всевозможных ресторанов московских, питерских и прочих, хождение по бутикам, поездки на шопинг в Милан хотя бы раз в полгода, все эти ништяки, к которым они привыкли — там по карману человеку, который является только реальным миллионером.

Они поймут быстро, что их доходов хватает на то, чтобы жить на очень низком уровне, на уровне низкого среднего класса — и с огромным количеством неудобств. Да еще и к ним будут относиться как к людям третьего сорта, чего лишены местные аборигены, которые пусть даже живут на таком же уровне, как и они. Поэтому я надеюсь, что часть из них вернутся и расскажут правду, принесут какое-то покаяние. Человек совершил какое-то зло, он предал свою страну, он сейчас какой-то агитацией занимается, до этого предавал Россию. И вот он обернется, то есть у него произойдет перемена ума, как говорили греки — метанойя. Слово «покаяние» с греческого переводится как «перемена ума». Так вот, произойдет эта перемена ума у некоторых, и они приедут сюда, и, по крайней мере, попытаются искупить то, что они натворили до этого раньше, и в десять раз больше, что называется, искупят. Расскажут правду, придут на ток-шоу.

Представим себе условного Галкина через три года — он все равно популярный, известный человек, и он выходит и говорит: «Ребята, простите меня, на коленях, простите меня, слушайте — я там побывал, я пожил в Израиле, я пришел в самый лучший ресторан в городе Тель-Авиве, в котором обедает иногда премьер-министр Нетанияху, там даже портрет его висит. Я пришел туда и понял, что это кафешка уровня Подмосковья, в каком-нибудь городке на окраине, вот такой уровень. Я тогда подумал: может быть, есть другие какие-то рестораны, может быть, у этого такой имидж? И пошел в другой, в третий, и — стоп, даже те, которые имеют мишленовскую звезду — я обнаружил, что они все такие же, и что там сидит куча народа, и что там уровень такой же. А потом я обнаружил, что кругом военные, и каждый день могут закрыть проезд по дороге. Просто ты ехал привычной своей дорогой куда-то по своим делам, а тебе говорят — все, дорога закрыта, военные закрыли. А потом я увидел, что там какие-то бомбы прилетают. А потом я увидел, что там все друг друга обманывают и ненавидят, и прочее».

Используют по прямому назначения: эксперт объяснил, зачем Румынии и Польше Украина
Используют по прямому назначения: эксперт объяснил, зачем Румынии и Польше Украина
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

То, что я сейчас рассказал от имени Галкина, я, на самом деле, сам это испытывал, когда туда приехал посмотреть, как там народ живет. Я там был несколько раз. Так вот, если он это все расскажет народу, то, во-первых, люди будут слушать, интересно же, такой опыт, во-вторых, это как-то искупит его вину.

Поэтому что сейчас заранее осуждать. Любому человеку окончательный диагноз можно поставить только после смерти. Он умер, и тогда можно будет сказать: все, не успел он искупить свои злые дела, или наоборот, успел, или у него окажется завещание, что он все монастырю завещает, или еще он что-то сделал, о чем мы не знали. Может, он тридцать лет детскому дому помогал, а мы не знаем и судим его. Потом на Страшном суде разберутся.

Нам от этих артистов ни вреда, ни пользы. Нам сейчас гражданской войны внутри себя не надо. Кто сейчас разжигает это все — а давайте Галкина не пустим или Урганта не пустим домой! Слушайте, ну вам что, делать нечего? Если вам кого-то надо ненавидеть — направьте свою ненависть… Есть американские кукловоды, люди, которые устраивают фейковые постановочные истории в Буче, якобы резню. Есть еще масса злых людей, которые сейчас, буквально в это время, принимают определенные решения, из-за которых могут пострадать сотни, тысячи, миллионы людей. Эти люди все сидят в Лондоне, в Америке. Давайте на них переключим свою ненависть, свой гнев, а не на этого Галкина несчастного.

Нам вечно подсовывают дохлых кошек. Нам вечно подсовывают дурилку картонную и говорят: вот этого надо ненавидеть. То Наполеона нам подсунули англичане, то Гитлера подсунули. И все время мы боремся с кем-то, а они за океаном сидят и радуются.

Сейчас они радуются, что славяне друг друга убивают. Они подсовывают нам, что надо ненавидеть власть, говорить, что кто-то что-то во власти украл или что-то кто-то не доделал, и начинается.

Сижу, читаю чаты, читаю телеграм-каналы, выходят какие-то люди, начинают: «А почему бомбят Белгород? Почему мы не ответили? Где там наша власть, где генералы»? И у него вся ненависть идет сюда.

То есть к тем, кто бомбил Белгород, у него ненависти нет. Он вопросов не задает, он ими не возмущен. Он возмущен в эту сторону. Ребята, так это и требуется сейчас нынешней украинской власти, чтобы ты сейчас выступал против нашей власти! Именно этого и добиваются.

И вот они сидят и рассуждают. А что вы хотели? Вы, ребята, что думаете, что вы будете чай пить в Москве, в кофейне сидеть, а ребята-герои будут за вас дело делать и ничего нигде не прилетит?

Спецоперация украинская — это маленький эпизод огромной мировой войны, войны с огромным мировым злом. Мы столкнулись со всей англосаксонской силой, со всем НАТО. Против нас ведется война на всех абсолютно фронтах, это маленький эпизод. И вы хотите, чтобы в этой гигантской войне было все хорошо? Чтобы враги сидели и молчали, а мы только все время побеждали. Так не бывает! Более того, нам придется еще очень сильно и много напрячься, и готовьтесь к тому.

— Вспомним слова Йенса Столтенберга о том, что они должны быть готовы к долгосрочной перспективе, что война может затянуться на месяцы и годы. Запад готов к этому, а готова ли Украина, готовы ли мы к такому варианту развития событий?

— Опять же, кто — мы? Кто-то готов, кто-то не готов. Те, которые сейчас говорят: «а давайте жахнем, мы сейчас еще что-то сделаем», — те, конечно, не готовы. Но руководство наше [готово] и Путин — он прекрасно готов. Он будет держать ситуацию до ощущения у украинцев, что они вот-вот победят, до тех пор, пока не утилизируют все возможное натовское оружие, какое только будет. Он будет держать ситуацию до такой степени, чтобы у тех же самых украинцев, благо, они себе пропагандой помогают с Запада, складывалось ощущение, что еще чуть-чуть — и Россия рухнет. Нам надо понимать, что он, Путин, так делает. Он боец, у него очень высокий дан в дзюдо, это человек, который очень четко понимает, что такое баланс, и умеет бороться, он знает, что такое противник, тем более сильный. И что не нужно выбегать, как мальчишка, на него и что-то там пытаться, ударить, потому что тебя за пальчик возьмут и перевернут сразу.

Кто ударит первым: в соцсетях обсудили обострение в Приднестровье
Кто ударит первым: в соцсетях обсудили обострение в Приднестровье
© odessa-life.od.ua

Путин сам хочет создать ощущение, что у него какие-то слабые места есть, что вот-вот — он проиграл, ой-ой, больно мне сейчас, пустите, дяденька, а потом резко — удар в печень. Поэтому не надо его учить бороться! Он очень высококвалифицированный боец. Он будет создавать ощущение у Украины и у всего Запада, что еще чуть-чуть, и Россия проиграла, и он будет вытягивать из них все козыри, все, что они могут, полностью их инкассировать.

Они тратят сейчас уже 9 миллиардов на помощь Украине — уже жалуются немцы, говорят, что «у нас уже нет "Стингеров", мы обескровили свою армию». Хорошо! Потом нечем сражаться будет, когда придет определенный час. Путин не будет показывать зубы, не будет выкладывать все козыри до тех пор, пока это действительно не будет нужно. Но нам это нужно понимать и полностью доверять своему Верховному Главнокомандующему.

Но мы должны понимать, что так все это развивается, а не присоединяться к хору их пропаганды: «а, мы проиграли, мы что-то не сделали, не доделали, а почему мы вот этого не сделали, а почему тут не подстраховались, а вот тут почему не предупредили»? Вот все, кто начинают это вести, эти разговоры, — они гораздо опаснее.

Вот не Галкин сейчас опасен, не Ургант, от них вреда никакого. Уехал Максим, и хрен с ним! Это вообще никакой опасности, он вреда никакого стране сейчас не наносит. Наносит вред какая-то тетка или какой-то якобы патриот, который сейчас начинает орать, что «а вот тут что-то не разбомбили, а что там они дороги не бомбят? А почему мы "Калибром" не жахнем по Киеву? Путин же сказал, по центру принятия решений! Ну вот, они ударили по Белгороду, так давайте шарахнем по Киеву сейчас или по Варшаве! Давайте мы сейчас сделаем»! Вот этот сейчас в тысячу, в миллион раз опаснее, потому что завтра он начнет говорить: «ага, во власти предатели сидят и все неправильно делают, а не пора ли нам к Кремлю идти»?

Они деморализуют наших солдат. Идут наши солдаты в бой, сейчас на них огромная ответственность, а им в спину рассказывают: «слушайте, ребята, вас предали, у вас некомпетентное руководство сидит, они не бомбят станции, подъездные пути не бомбят, по которым подвозят оружие, которое вас убивает. Поэтому — что вы за предателей тут воюете?». И каково воевать нашему герою в этой ситуации, когда ему рассказывают, что, оказывается, его со всех сторон за спиной предали. Разносчики этой гадости, якобы патриоты — сейчас в миллион раз опасней любого Галкина.

— Запад применил санкции, но сам же пострадал от них. Польша и Болгария без газа теперь. Что дальше? Насколько обратный эффект санкций сильно ударит, насколько деморализует Европу, или это только нам кажется?

— Мы знаем, что энергетика Европы зависела в целом на 30%, Восточная Европа — на 40-50%, где-то есть страны и выше — от нашей. Энергетика — это еще не вся экономика. Какую-то часть они заместят сейчас, всеми силами будут искать замещение, какую-то часть на ресурсе экономии восполнят и получат они падение процентов на десять ВВП, некоторые страны по итогу года экономически упадут.

Все эти постковидные оживления экономики — они не состоятся, заглохнут, все отыграют назад. Это не приведет к гигантскому крушению, но, тем не менее, это создаст массу всевозможных неудобств, долгов, это будет вести к дальнейшей деградации экономической ситуации в Европе. Плюс туда наслаивается социальная ситуация.

Украине вообще в этом смысле… Ни бюджета, ничего — нужно постоянно жить на ассигнования, они сейчас еще очередные деньги затребовали. Хуже всех придется им. Европа пока еще выдержит, но — туда придут украинцы. Пять миллионов пришли — придут еще больше, начнется криминал. В Европе начнутся условные преддевяностые годы, потому что девяностые им еще предстоят, а преддевяностые сейчас начнутся. В этом смысле это уже тоже большой удар.

Матвейчев: Европа устроила себе жесточайшие проблемы, введя санкции против России
Матвейчев: Европа устроила себе жесточайшие проблемы, введя санкции против России
© REUTERS, Dado Ruvic/Illustration

Украинцы сейчас вообще не смогут жить на собственный бюджет, на собственные деньги, потому что ни одного дурака там нет, который будет платить налоги, или за квартиру кто-то будет платить? Там ЖКХ нужно дотировать полностью, еще что-то, а с чего дотировать? Бюджета нет. Все деньги ты должен взять откуда-то с Запада, в том числе для того, чтобы кормить людей… Запад дает пока только на оружие. Хоть один бы украинец задумался. Тридцать лет независимости так называемой.

Могли бы, наверное, были бы умные такие американцы, так они бы взяли — и из Украины сделали бы этакую красивую Японию. Накачали бы деньгами, экономика расцветает, и вот — такая вся Украина процветающая, а Россия на нее смотрит и говорит — блин, вот классно, вот демократический путь развития, как хорошо дружить с Америкой! Дружишь с ними, и сразу получаешь такие ништяки — у тебя небоскребы высятся, биржи, бизнес, лучшее все в Киеве представлено, Москва по сравнению с ним отдыхает, в Киеве просто Дубай, в Одессе — Монте-Карло, просто красота!

И вот они делают эту витрину, и в России начинают наши жуки типа тех же упомянутых Галкиных — «ну, давайте, как в Киеве, а что мы тут живем самостийно, а давайте тоже прогнемся под Америку…». И начинают это вести. И все, очень многих бы людей убедили.

Спрашивается, американцы дураки, что ли, что они не сделали такое? Но зачем им это? Они, конечно, не дураки, они пошли совершенно другим путем… Действительно, они могли бы сделать [из Украины] маленькую Японию, хотя бы в нескольких витринных городах. Но им этого не надо. Потому что ты деньги потратишь на каких-то славян дурацких, будут какие-то славяне хорошо жить? А вот лучше сделать из этих людей янычар, сделать ударную силу.

Что нужно сделать для того, чтобы у тебя появился контингент в миллионы человек, которые готовы воевать за твои американские интересы с русскими, со своими бывшими братьями? Нужно две вещи. Первая — это накачать их ненавистью к России, а для этого нужно изменить учебники, изменить историю, рассказать ужасы про Россию всякие, там такая мифология в голове у людей по поводу России. Второе — рассказывать, что Россия страшно живет. У них картинки в голове, они нафотографировали в собственных туалетах — и пишут везде, что это Россия, Москва. И верят в это. Они считают, что в России все страшно. А дальше — дать им оружие. И все.

А если они обижены, что у них Крым, что называется, отобрали… Как его отобрали? Вы его сами потеряли, потому что вы государственность свою разрушили. А во время разрушения государственности все территории самоопределяются.

После этого они, обиженные и злые, будут готовы нападать. Их решили утилизировать — славяне будут убиты, какое-то количество, будет выжженная земля, а денег и оружия дадут ровно столько, сколько понадобится для того, чтобы какой-то ущерб России наносить. Запад видит своим врагом Россию, для них Украина — это только средство.

— Как видите картину ближайшего будущего на Украине и на тех территориях, которые уже освобождены. Что будет в Херсоне и Мелитополе?

— Украинское будущее печально, там будет хаос. Какие-то люди сбегут. Больше всего повезет тем, кто сбежит в Россию тем или иным способом. По одной простой причине — потому что они здесь действительно смогут интегрироваться в общество, не будут людьми третьего сорта, найдут работу, будут жить на своей земле и прозреют. И они будут жить в безопасности в любом случае, потому что мы остаемся ядерной державой, и все будет в порядке.

По экономике — то, что мы получаем деньги за газ, нефть — они все равно в нашу экономику не уходили, по бюджетным правилам. Ну, сократятся у нас сейчас финансовые доходы из-за этого, что какую-то часть газа, нефти мы не продаем. Ну, допустим, сократятся, но они сократятся на счетах банков. В экономику они и до этого не приходили, мы экономику не накачивали этими деньгами.

Почему не накачивали деньгами? Можно людям раздать дармовые деньги, но дашь человеку деньги, он их в Турцию увезет, поедет туда в пятый раз и туркам их подарит. Вот так же было бы, если б дармовые деньги были! Это как попытаться влить в трехлитровую банку ведро воды — выльется наружу, все равно — больше, чем три литра, не влезет. Также и деньги. Если мы все деньги от нефти и газа закачивали сюда, а не лежали бы те [средства], которые арестовали у нас на западных счетах — они бы здесь, в нашей экономике, произвели бы такой эффект. Они бы просто оказались все у турков.

Точно так же Украине дали независимость тридцать лет назад, они эту независимость тут же взяли и продали США и свои мозги тут же продали. Это точно так же, как дать денег человеку такому, и он в Турцию их отвезет и тут же их потеряет или какому-нибудь жулику отдаст.

Вот точно так же — получила Украина свободу, что она сделала с ней? Вместо того, чтобы распорядиться для себя ею, тут же подарила США. А американцы их использовали, превратили украинцев в пушечное мясо.

Здесь у нас не будет пока серьезного падения уровня жизни, а в Европе — будет. Поэтому приедут туда они (украинцы/ — Ред.) на правах беженцев и столкнутся с тем, что там уже те, кто приехал беженцами раньше, особенно ребята с оружием — они все уже ставят под контроль. Приезжающие должны — эти поедут работать, эти поедут проститутками, эти поедут попрошайничать и т. д. То есть их уже будут распределять, держать целые районы. Столкнутся с местными мафиями, а там несколько разных мафий — чеченская, грузинская, албанская… Будут перестрелки, будет борьба со всякими разными африканцами, арабами. То есть будут криминальные войны, как в девяностые годы.

Украинец, который поехал туда, в Европу, — он будет интегрирован в эту историю. Он будет под кем-то ходить. Он не приедет в гостиницу, скажет, вот, я там живу. Где он деньги возьмет? Даже если были какие-то запасы, они у него очень быстро кончится. Будет снимать жилье — быстро его найдут его соотечественники с оружием. Скажут: «Вася, ты откуда приехал, кому платишь?— Как кому, а что, здесь надо платить? Сейчас в полицию пойду. — Пойдешь в полицию — без головы вернешься». Разговор-то короткий. И так оно будет. Те, кто уехал — они такую судьбу получат.

Те, кто останется на Украине — испытают и голод и эту разнузданность банд еще в большей степени, потому что все эти криминальные элементы там будут безобразничать, хозяйничать по полной программе.

Какое-то количество людей пойдут на попытки теракты сделать, диверсионные группы будут готовиться, в Россию засылаться. Будут их отлавливать. Кого-то не отловят, поэтому нам имеет смысл готовиться к тому, что будут у нас теракты, безусловно. Но это абсолютно бессмысленная вещь, в том смысле, что это никак не повлияет на то, что у нас это как-то растолкает наше общество. Это только больше еще обозлит, и больше мы будем искать возможности для того, чтобы это как-то пресечь на корню, нейтрализовывать.

Те, кто в Мелитополе, те, кто в Херсонской области, те, кто сейчас налаживает жизнь на Донбассе, — жизнь не будет сладкой, но она будет спокойной и порядочной. Там не будет банд. Эти все разговоры о партизанах, которые там будут карать всех, о бандеровцах — не получится это. Охота пропала у тех людей, которые там сейчас на все смотрят. Они столкнулись с тем, что русские совершенно не соответствуют той пропаганде, которая велась, что мирная жизнь при России гораздо лучше, чем жизнь при Украине.