Об этом сказал политтехнолог, экс-председатель Совета министров ЛНР Марат Баширов в интервью для Украина.ру

- Марат Фаатович, как Вы оцениваете ход спецоперации на Украине? Ожидали ли Вы с самого начала, что все будет именно так, как сейчас?

— Ориентируясь на сообщения, которые мы системно получаем от Министерства обороны России, кажется, что наши Вооруженные Силы действуют продуманно и успешно. При этом сохраняется путь на решение тех задач, о которых изначально говорил президент Владимир Путин. Речь идет о том, что надо максимально защищать мирное население, не допускать разрушений гражданской инфраструктуры.

«Странные» переговоры о «странном» мире. Вера в свою победу мешает Москве и Киеву договориться
«Странные» переговоры о «странном» мире. Вера в свою победу мешает Москве и Киеву договориться
© POOL / Перейти в фотобанк
Что касается сроков кампании, то надо понимать, что на Украине огромная армия, огромные защитные сооружения, доставшиеся со времен СССР, и они были модернизированы. Так что, мы сражаемся с хорошо подготовленным соперником. Но есть все больше информации, что их боевой дух в последнее время все больше и больше угасает. Тактика Генерального штаба России даёт свой результат.

- Возможно ли в ближайшее время перемирие сторон и прекращение спецоперации с учетом того, что Украина пойдет на главные российские условия — внеблоковый статус, признание Крыма и республик Донбасса?

— Я думаю, что эти ребята (руководство Украины — ред.) ничего не смогут решить. Они полностью управляемые. Условия им ставят, насколько мы знаем, Соединенные Штаты и Великобритания. Руководители этих стран, стран НАТО, неоднократно говорили, что Украина должна сражаться до последнего украинца. Они накачивают Украину оружием. Поэтому в перемирие я не верю.

Хотя переговоры о гуманитарных темах нужны. Это о том, что касается гуманитарных коридоров, обмена пленными, защиты инфраструктуры. Вот с этой точки зрения переговоры нужны. Но договоренности с учетом российских условий, чтобы Украина признала Крым нашей территорией, чтобы признала независимость республик Донбасса, я считаю невозможными.

- Среди главных целей спецоперации указаны демилитаризация и денацификация. Если с демилитаризацией все примерно понятно, то что Вы понимаете под денацификацией? Как на Ваш взгляд ее будет проводить Россия в случае установления полного контроля над Украиной?

— На мой взгляд, с денацификацией все понятно. В законодательство Украины должны быть включены законы, которые запрещают создание политических организаций нацистского толка. Ведь их сила не только в том, что они распространяют свои идеи, но и в том, что они способствуют формированию вооруженных группировок.
Когда у вас есть зарегистрированная политическая организация, вы можете заниматься образовательной деятельности, заниматься изменениями исторической политики и так далее.

Путин как божество и денацификация Украины
Путин как божество и денацификация Украины
© POOL / Перейти в фотобанк
Нацизм — это в первую очередь идеология. Поэтому денафицикация — это о принятии определенных норм законодательства. Там нацизм должен быть точно так же запрещен, как и в России.

Что касается вооруженных формирований — они должны быть расформированы. А те люди, которые совершали военные преступления, должны быть наказаны. Вот, что такое денацификация.

- На днях вице-премьер Польши Ярослав Качиньский выразил готовность разместить на территории страны американское ядерное оружие. Вместе с этим ведутся разговоры о вступлении в НАТО Финляндии и Швеции и увеличении контингента Альянса в Восточной Европе. Как вы думаете, пойдут ли американцы на обострение с Россией в регионе или это блеф и запугивание?

— Сейчас вообще нет никаких правил и гарантий. Если они захотят разместить — они разместят. Но дело не в том, хотят они этого или нет. Дело в том, какие последствия будут ждать Польшу, если она пойдет на такой шаг. А последствия будут такие, что на их страну будут нацелены российские ракеты, которые также будут нести ядерное оружие.

Если эти господа (руководители Польши — ред.) желают зла своим гражданам, то ради Бога. Нам не сложно поставить около их границ свои ракеты. Причем, установлено наше оружие будет на территории Белоруссии. Потому что Минск — это наш союзник, и его тоже надо будет защищать.

Там (на Западе — ред.) вообще очень много людей, которые любят бросаться словами, но слабо осознают их последствия. Такое чувство, что там все немножко сошли с ума.

Только воюйте! Чего НАТО и Евросоюз на самом деле хотят от Украины
Только воюйте! Чего НАТО и Евросоюз на самом деле хотят от Украины
© REUTERS, Clodagh Kilcoyne
Что касается стремления в НАТО Финляндии и Швеции, то я не верю, что их цель будет достигнута. Финляндия никогда не чувствовала угрозы со стороны России, и их вполне устраивает их внеблоковый статус. Зачем им в НАТО, если это принесет издержки для их бюджета?

У Швеции еще сложнее ситуация. Стокгольм участвует в совместных операциях с НАТО, но вместе с тем это страна, у которой свой очень мощный военно-промышленный комплекс. Как только они вступят в НАТО, их будут принуждать покупать чужое оружие и переходить на стандарты НАТО. И это невыгодно ни для военно-промышленного комплекса Швеции, ни для ее экономики.

- Как, на Ваш взгляд, западные санкции отразятся на России? Могут ли их последствия фактором роста недовольства населения текущей ситуацией?

— Как оказалось, никто из западных компаний не ушел из России. Все приостановили свою деятельность, но не ушли окончательно. Поэтому и в российском правительстве сказали, что не будут спешить с законом о национализации, потому что пока нечего национализировать.

Эти компании продолжают платить зарплаты своим сотрудникам в России. Сокращают, конечно, производственную деятельность, но это не уход. Поэтому пока результаты санкций в России никто толком не почувствовал. В Европе почувствовали — там растут цены на энергоносители, на продукты питания.

Вообще, любые санкции носят отложенный эффект. И мы должны понимать, что реальные результаты санкций мы увидим только в будущем. Пока же ожидание негативных эффектов — это просто фобии и страшилки.