Михаил Тырин: Наша волонтерская группа #ТеплоСердец помогает раненым бойцам ДНР и гумкомвоям
Михаил Тырин: Наша волонтерская группа #ТеплоСердец помогает раненым бойцам ДНР и гумкомвоям
© Facebook* (*деятельность Meta по реализации Facebook запрещена в России как экстремистская), Mikhail Tyrin
- Ирина, расскажи о своей организации. Чем вы занимаетесь?

— Я являюсь руководителем международного представительства Всероссийского общественного движения «Волонтёры Победы» в Донецкой Народной Республике. В 2015 году президент РФ Владимир Путин поддержал инициативу создания движения в России, а уже в 2018 году министр иностранных дел РФ Сергей Лавров призвал волонтёров за рубежом объединиться для сохранения исторической памяти — так появились мы.

Волонтёры Победы — это не флаги и не громкие лозунги, а личная история каждого, чья память о вкладе его родных и близких в дело Великой Победы больше, чем просто память. Мы проводим всероссийские и международные акции, заботимся о ветеранах, помогаем в благоустройстве памятных мест, восстанавливаем историю семьи, популяризируем современные достижения России с помощью интересных форматов и не даем забыть правдивую историю. Сейчас мы готовимся к празднованию Дня Победы, и даже в сложных условиях мы планируем провести мероприятия по увековечиванию памяти.

— Что сейчас делают волонтёры в условиях военных действий?

Топливо и волонтёры из РФ: эксперт назвал решении первоочередных проблем освобождённых территорий
Топливо и волонтёры из РФ: эксперт назвал решении первоочередных проблем освобождённых территорий
© РИА Новости, Нина Зотина
- Наша реальность такова, что волонтёрам Победы из Донецкой Народной Республики приходится сохранять память не только о Великой Отечественной войне и Второй мировой, ведь мы сейчас живём в условиях самой настоящей войны. В рамки нашей деятельности входит помощь только ветеранам войны, но времена меняют и это. Сейчас мы понимаем, что не можем оставаться в стороне, и оказываем помощь всем нуждающимся в Республике, а также жителям освобождённых территорий, которые пострадали от агрессии Украины. Наша работа стала круглосуточной, лично я в день обрабатываю неимоверное количество обращений, где люди просят о разном: найти родственников, помочь эвакуировать родных из опасных городов и сёл, доставить адресную помощь в прифронтовые район пожилым и тем, у кого просто нет возможности сейчас себя обеспечить.

Мы, конечно, не супергерои, и не всё в наших силах, но мы стараемся помогать тем, чем можем. Мы отдаём всех себя, ведь понимаем, что нужно оставаться людьми и идти навстречу. Кто, если не мы? Поэтому, когда мне говорят, что молодёжь у нас плохая, я готова спорить до последнего. В нашей организации на данный момент состоят ребята от 14 до 30 лет, и это самая неравнодушная молодёжь.

Отдельно хочу рассказать о гуманитарной помощи, которую нам доставляют из Московской области для жителей освобождённых территорий. Благодаря Общественной палате Донецкой Народной Республики гуманитарка попадает к нам в Республику, а уже дальше необходима наша помощь. Мы почти через день разгружаем фуры и фасуем эту помощь. Составляем наборы из продуктов первой необходимости. Я уже не могу сказать, сколько тонн мы обработали, но на освобождённые территории отправили уже более 50 тонн груза. Это огромная работа. И что самое удивительное, грузят и фасуют тяжеленные коробки не только мальчишки, но и девочки.

— Ирина, что рассказывают жители освобождённых территорий?

— Я ездила в село Гранитное Волновахского района. Там мы проводили мероприятие, в ходе которого раздавали гуманитарную помощь, и предложили жителям села написать письма нашим бойцам. Это были очень теплые весточки: «Спасибо, что не бросили нас!», «Пожалуйста, возвращайтесь живыми!», «Ценим ваше мужество и очень уважаем», «Низкий поклон!» Именно вот эти фразы показывают общий настрой граждан уже Донецкой Народной Республики.

В Гранитном со мной произошла очень трогательная история. Ко мне подошла женщина и попросила помочь ей надеть георгиевскую ленту, после чего она мне сказала со слезами на глазах: «Я ждала 8 лет, чтобы надеть её». У меня пробежали по коже мурашки.

Ирина Макаренко: Нас восемь лет убивали только за то, что мы «москали»

Это если говорить о хорошем, мне нравится говорить о хорошем. Однако мы видели эти уставшие глаза, мы видели и слёзы, и страх. Некоторым жителям Волновахи и Мариуполя пришлось месяц сидеть в подвалах. У них не было ни воды, ни еды, ни света, ни тепла. Я уже не говорю, что эти люди потеряли свои дома, а ещё хуже — многие из них потеряли своих родственников. Им больно и страшно, а как иначе? Я бы, наверное, хотела бы сказать, что они продолжают верить в лучшее, но это будет нечестно. Сложно говорить о вере, эти люди просто хотят жить. В свою очередь, мы понимаем, что только в наших руках им помочь, мы их не бросим! Это наши люди!

— Ирина, как ты считаешь, за что народ Донбасса восемь лет подвергался геноциду со стороны украинской власти?

— Нас хотели уничтожить, потому что мы русские и не боялись об этом говорить. Народ Донбасса всегда отличался от тех, кто проживает на Западе. Мы другие, и за это нас не любили. Однако мы всегда хотели жить мирно, мы просто в своё время высказали свою позицию, мы были против НАТО и хотели говорить на русском языке, но мы не шли ни на кого войной. Мы не пропитаны ненавистью, чего не скажешь об украинцах, хотя я бы назвала их совсем иначе. Они начали по нам стрелять и начали нас убивать, но при этом кричали о том, что мы единый народ. Это нормально?

Потому я считаю, что это настоящий геноцид. Они пришли уничтожить нас, потому что мы «москали».

— Как считаешь, почему трагедия Донбасса не была ни видна, ни слышна миру восемь долгих лет?

Мартьянова рассказала о гуманитарной работе Общественной палаты ДНР
Мартьянова рассказала о гуманитарной работе Общественной палаты ДНР
© МЧС ДНР
Потому что западной системе это было невыгодно, мы же, видимо, не люди, нас можно было убивать. Вот прилетела бы «Точка-У» в Киев, тогда бы об этом во всём мире узнали, хотя украинские и польские СМИ умудрились приписать трагедию, которая произошла 14 марта в Донецке, Киеву. Они просто забрали кадры и выставили, что это всё произошло в Киеве, только адрес указать забыли, потому что адреса такого в Киеве не существует…

Западу нужно было нас стереть, чтобы мы уже не могли ничего сказать и тогда бы они спокойно разместили бы свои военные базы ближе к России. Им всё равно на сохранность Украины и жизнь её граждан, им лишь бы России навредить. Жаль только, что люди оттуда этого не понимают.

Однако замечу, что и мы, донбассовцы, виноваты в том, что нас не слышали, потому что многие просто не говорили. Мы народ такой, что нам иногда стыдно просить и говорить о нас же. Мы всё думаем, что кому-то ведь хуже, правда? А мы продержимся, мы выживем, зачем жаловаться. Самое страшное, мы привыкли жить в войне, некоторые из нас уже и не помнят, как это жить в мирное время. Я не помню.

Выросло целое поколение детей, которые не видели мирной жизни. Они не знают, что это такое. Дети росли в подвалах под обстрелами, радуясь тому, что просто живы, а сейчас эти дети защищают нас на передовой с оружием в руках. Разве они это заслужили?