Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

- Сергей, сегодня ведущие политики и СМИ Запада, прежде всего, речь идет об англо-саксах, в унисон говорят, что Россия вот-вот нападет на Украину. России выгодна такая война?

— Любые масштабные военные действия на Украине сейчас не выгодны для России со стратегической точки зрения, поскольку страна потеряет темп наращивания экономической мощи, войдя в конфликт со всей силой Запада. Поэтому руководство страны стремится избежать их любыми средствами.

Что делать с Донбассом: Мураев дал совет Зеленскому
Что делать с Донбассом: Мураев дал совет Зеленскому
© пресс-служба президента Украины

Вместе с тем очевидна их неизбежность в ближайшей или в более отдалённой перспективе, если даже это очередная «репетиция» вторжения Украины в ДНР и ЛНР, вторжение может произойти через год или несколько месяцев.

Россия постарается локализовать конфликт по времени и на территории ЛДНР, в крайнем случае, присоединив оставшиеся территории Донецкой и Луганской областей. Однако и этот сценарий может не сложиться, и тогда придётся вести действия на всей территории Центра и Юго-Востока.

Фактически Россия будет вынуждена волею тех, кто втягивает её в войну, приступить к решению украинского вопроса, который всё равно рано или поздно придётся решать. В данном случае украинский вопрос может стать крупной исторической компенсацией за тяжёлые последствия для страны военного конфликта с Западом и Украиной. Украинский вопрос — вопрос о реальном соотношении и существовании российского, точнее, русского, и украинского народа, и российского, и украинского государств.

Сергей Баранов: кто он
Сергей Баранов: кто он
© Facebook* (*деятельность Meta по реализации Facebook запрещена в России как экстремистская), Сергей Баранов

Начиная с 2014 года украинский вопрос может быть решён только военно-политическим путём. Не исключительно военным, и не исключительно политическим, а именно военно-политическим, поскольку кроме введения войск России придётся создавать и разрушать политические и государственные структуры на территории Украины.

- А насколько сегодня украинский вопрос актуален для России?

— Украинский вопрос давно назрел — в силу ужесточающейся дискриминации и насильственной «переделки» русских и русскоязычных, и в силу угрожающей ядерной экспансии НАТО, и по причине разделения Украины на две примерно равные (но равнозначные) части по национальному и языковому признаку: русскую и формирующуюся украинскую нации.

Глубокие трещины давно прошли по границам Юго-Востока и Центра Украины, и по группам и душам людей; они только и ждут ослабления сковывающего давления мононационального украинского государства, чтобы превратиться в провалы и пропасти.

- Навсегда?

— Всё же пока это один народ — русский суперэтнос, но, увы, уже разные нации. Мы пока ещё можем взять свою часть, которая ждёт воссоединения с русским народом и прекращения как страшного сна, затянувшегося на 30 с лишним лет безумного человеконенавистнического русофобского балагана под названием «Украина».

Мураев рассказал о «нападении» России на Украину
Мураев рассказал о «нападении» России на Украину
© Полина Орловская

- Хорошо. В таком случае как надо действовать России?

— Россия должна иметь план (или несколько планов) на случай вхождения на территорию Украины. Сразу скажу, что нынешняя Украина должна прекратить своё существование — навсегда. Сохранение единства прежней Украины с временным правительством из олигархов, — самая большая ошибка России, которую только можно сделать в украинском вопросе. Всё остальное в любом случае лучше.

У нас широко распространены мантры о единстве постсоветского пространства, но они не имеют под собой оснований, если сталкиваются противоположные национальные проекты, какими являются русский и украинский; что, впрочем, не исключает возможности их внешней экономической интеграции при определённых политических условиях, прежде всего, доминирования России.

Но при этом мы не можем лишить украинскую нацию права выбора в пользу собственного национального государства, поступая с ней так, как они поступают с русским народом Украины, — территориальной частью русской нации, проживающей на Украине. Это и бессмысленно пытаться делать: к тому же противник должен иметь возможность для отступления, прижатый к стенке зверь активнее защищается.

К тому же мы не сможем контролировать Запад и Центр Украины, пресекая их националистические тенденции к гегемонии над русскими и Юго-Востоком, как в случае включения их в состав российского или союзного государства, так и сохранения прежней Украины.

- Как, по-вашему, соблюсти все эти факторы?

— Я бы для этого предложил несколько планов разборки Украины. Например, план «А».

Он отвечает на вопрос: как изолировать юго-восток от центра и запада, дав ему возможность развиваться как часть русского государства, одновременно «разобрав» на части Украину в целом как опасный проект «Анти-Россия» на исторической территории России?

Здесь я вижу следующий выход с перечнем действий.

Первое, своё русское государство, полностью или почти полностью очищенное от украинского проекта. Создание федерации регионов юго-востока и может быть, Сумской, Полтавской, Черниговской областей левобережного Центра с названием «Новороссия и Восточная Украина (вариант «и Малая Русь») со столицей в Харькове (варианты — Донецк, Днепропетровск, Запорожье).

Может быть, даже лучше отказаться от включения в Юго-Восточную Федерацию малороссийских областей левобережного Центра Украины, — для того, чтобы не иметь обязательств сохранения украинской этничности перед их населением.
Предварительно в регионах Федерации провозглашаются народные республики.

Учредительными органами республик являются местные съезды или соборы. Референдумы — по ситуации. Бесспорно, все юго-восточные регионы Федерации должны быть русифицированы по образцу ЛДНР, всё делопроизводство и культура переведены только на русский язык и прямо встроены русскую самоидентификацию.

Например, нужно отказаться от культа Шевченко, украинской литературы, «вышиваночной» и «салоедской» Украины. Украинский проект должен испытать ответный шок, чтобы заставить его сторонников отказаться от планов украинизации и дискриминации русского населения.

Это трудно сделать в Полтаве и Чернигове, где это может быть не понято населением. Но можно отдать на «усмотрение» регионов (всё это должно быть, конечно, централизованно спланировано), и сделать это во всех регионах Федерации, кроме левобережного Центра.

Новая Федерация провозглашает себя правопреемницей Украины и УССР. Основные ресурсы и финансы сосредотачиваются в Харькове (вместо Киева). Появляется новый международный субъект. Федерация становится членом Союзного государства России и Белоруссии и Евразийского союза.

Важно, чтобы в нём сразу заработала своя экономика с возможностью международных связей, или через Евразию, или, как раньше через Киев по украинской схеме, — не важно, главное, чтобы Федерация была жизнеспособной.

В дальнейшем эти регионы должны войти как отдельные части в состав единого и неделимого российского государства. Возможно, это будет РФ в нынешнем дизайне, или Союзное государство, но без возможности выхода и распада.

- Какие еще у вас будут предложения?

— Остаточная конфедерация всей Украины. Полная ликвидация Украины как государства временно нецелесообразна: нужны каналы легализации экономики и граждан в международных делах, влияния на Запад и правобережный Центр Украины, единое гуманитарное пространство и коммуникации.

Мураев ответил, за что его подставил британский МИД
Мураев ответил, за что его подставил британский МИД
© REUTERS, Vladislav Musienko

Украина останется рыхлой конфедерацией со столицей в Киеве, то есть сохраняются рычаги влияния России на остальную часть Украины и, прежде всего, Киев и его окрестности левобережного и правобережного Центра, прилегающие к Центральной России, что важно с точки безопасности от присутствия там войск и ракет НАТО. Формально соблюдается её целостность, которая, впрочем, в любой момент может быть нарушена.

В конфедерацию входит федерация «Новороссия» как единое целое, а также, возможно, Закарпатская область (Подкарпатская Русь) как автономный субъект, и остальные регионы. Конфедерация — формальное образование, какой, собственно и была единая Украина, только эта формальность должна быть целенаправленно доведена до крайности.

- Какой будет судьба Киева?

— Она будет новой. Вопрос политического и военного контроля над Киевом (и окрестными регионами) является важным, однако непростым вопросом, поскольку Киев, — основной театр действия и развития националистической Украины, её сборки и экспансии в различных аспектах (экономическом, бытовом, административном, культурном, языковом и, главное, идентификационном аспекте, как украинства).

Всё это замешано на чувстве мнимого превосходства и ожидания доминирования над русскими, через киевскую власть и разграбление советского наследства. Киев важен и как крупнейший русский, и преимущественно русскоязычный культурный, православный религиозный центр, но с потенциально враждебным населением.

Киев неизбежно будет открыт для националистически настроенного украиноязычного населения Центра и Запада страны, является скоплением националистической образованщины и её учреждений культуры, и опять станет токсичным источником майданов.

- Что с ним делать?

— Напомним, что реальная столица русской Федерации и органы её власти будут в Харькове. Киев — же внешний филиал управления остальной частью.

Важно понизить административный статус Киева и убрать из него потоки ресурсов, сделав его маловлиятельным и непривлекательным местом для миграции, и одновременно площадкой постоянного выяснения отношений путём политических и общественных компромиссов конфедерации. При этом Киев должен остаться под российским военным контролем и в нём должен быть относительный порядок и комфорт.

Киев будет развиваться как спокойный экономический и культурный центр для горожан, а не для приезжих. Может быть, свободная экономическая зона или порто франко. Иными словами, Киев должен стать местом встречи и борьбы «русского» и «нерусского» на Украине, и их примирения. Его органы формируются на квотной основе путём делегирования от регионов. Возможно такой план сработает.

- Что будет с финансово-политическими элитами Украины?

— Надо провести их демонтаж. Второй самой большой ошибкой, которая может сделать Россия, это сохранение антисистемной элиты Украины, которая, собственно, в первую очередь и ответственна за превращение её в Анти-Россию, а не Запад.

Для читателя, думаю, не секрет, что Украина полностью захвачена антисистемными финансово-политическими олигархическими группами (ранее объединённых в днепропетровских и донецких, и другие), которые подконтрольны западной глобальной антисистеме на неоколониальной основе.

Антисистема — это специфическая извращённая верхушка, которая живёт за счёт разрушения живого организма народа и системы государства Украины. Отсюда их социальная и экономическая и культурная политика по отношению к населению, которое уже сильно сократилось (говорят, что вдвое с 50 до 25 млн. человек). Многие из них условно маркируются как «пророссийские» (таким был и Порошенко до 2014 года).

Конечно, же России придётся заключить соглашения о гарантии бизнеса части олигархов в обмен на поддержании на плаву значительной экономики и территории, которая, идя ко дну, и будет тянуть туда и Россию и ЕвразЭС. Однако реально править властью и управлять экономикой Украины должны ни в коем случае не они, а совершенно новые люди, моральные и экономические «концы» у которых в России.

Временное правительство должно быть создано без их участия и даже без их бывших партнёров и аффилированных политиков. Постепенно влияние и активы прежних олигархов должны быть сведены к минимуму.

- А если украинский национализм победить не удастся?

— В случае, если победить украинский национализм не удастся, то должен быть план Б — а такой сценарий с вооружённым сопротивлением и моральным террором и шантажом более, чем вероятен, с учётом тенденций и далеко запущенного процесса переделки человеческого материла, и влияния Запада, — федерация «Новороссия» выйдет из Украины, прихватив собой всё, что нужно, в том числе, и Киев, и она окончательно перестанет существовать как государство.
Украинский вопрос будет решён.

Возможно, конечно, националисты воссоздадут Украину-2 на оставшихся территориях центра и запада. Но это уже будет другая история, другой Украины.

- Есть ли у вас какие-то еще замечания, предложения или предостережения по украинскому вопросу?

— Хочу предостеречь от ошибок тех, кто считает всех украинцев русскими и недооценивает потенциал национализма и сепаратизма на украиноязычных территориях Запада и Центра.

Работая и живя на Украине, контактируя с совершенно разными людьми, я убедился в их «неисправимости». Тем более, что многие привыкли считать себя выше русских, а русских — обязанными себе. По сути, изначально это особая восточнославянская этническая группа, которая так до конца не интегрировалась в общерусский проект, в отличие от украинцев юго-востока Украины («украинороссов») и украинских диаспор стран СНГ.

Об этом говорят и научно-исторические и этнологические данные. Эта юго-западная группа всегда жила «в сторонке», несмотря на то, что рядом с Киевом и Русской землёй (Левобережье) и активно участвовала в делах Руси. Часто по ошибке или намеренно, но с императивным пафосом, путают украинороссов, часть русской нации, и украинцев, в том числе, и малороссов, часть украинской нации.

А это совершенно разные люди, с разными стратегиями, хотя очень похожие, как все славяне и жители Восточной Европы, тем более, жители Русского мира и бывшего СССР. Следовательно, с ней можно работать в основном путём сепарации на своих и чужих, и интеграции доступной нам части. Есть, конечно, и средний вариант, которые и «туда» и «сюда», с двумя одинаково родными языками, но это уже детали.

Поэтому не стоит надеяться на их быстрое обрусение и то, что они «опамятуются», отказавшись от собственного национализма, тем более, что война приведёт к его ожесточению и попыткам урвать свой кусок военным и националистическим путём. Нужно отделить их как малопригодный материал для русской государственности, при этом не отказываясь, конечно же, от борьбы за них в будущем как «братский народ» или от включения в интеграционные проекты типа Евразийского союза.