Американская чиновница, которая известна своими правыми взглядами, прошлась по левым убеждениям украинского журналиста. Этот пост собрал тринадцать тысяч лайков и вызвал ожесточенные баталии в комментариях, где обсуждают безрадостное будущее украинской медицины. Андрей Манчук ответил на вопрос о том, что вызвало у Супрун такую обиду.

— Андрей, почему ваши публикации лишили душевного спокойствия Ульяну Супрун, которая до сих пор отчаянно борется с остатками советской системы здравоохранения на Украине?

Андрей Манчук: кто он
Андрей Манчук: кто он
© Facebook/Андрей Манчук

— В этот раз ее задела ироничная критика книги «Мочи Манту», которую я опубликовал в посте на фейсбуке. Как рассказала сама Супрун, эта книга посвящена «разоблачению мифов и предрассудков советской медицины». Однако на самом деле она представляет собой банальную подборку антисоветских мифов и предрассудков.

Зачастую это прямая попытка поставить факты с ног на голову — так, к примеру, Ульяна Джорджевна сетует на повальную боязнь вакцинации, которая распространена сегодня в обществе Украины. Она винит в этих фобиях «советское мракобесие» — но в советское время вакцинация была самым обычным делом, вакцинировали поголовно всех, и это не вызывало никакой паники. СССР всегда был признанным мировым лидером в области вакцинации, в стране проходила широкая просветительская работа — к примеру, есть известный украинский советский плакат двадцатых годов, на котором симпатичные девушки высмеивают крестьянина, не желающего прививаться от оспы. Вероятно, это один из первых исторических примеров агитации против «антипрививочников». 

«Пришел бы каюк»: Степанов высказался о медреформе Супрун
«Пришел бы каюк»: Степанов высказался о медреформе Супрун
© Facebook, Максим Степанов

Такая системная политика советской власти давала свои плоды — вакцины постепенно пришли в самые отдаленные уголки огромной страны, где прежде лечились только заговорами шаманов. Мне рассказывали это в музее Якутска — доктора приезжали в чумы неграмотных охотников и оленеводов, спасая их от болезней, которые прежде выкашивали целые поселения. Люди знали, что вакцины позволили победить множество опасных заболеваний, они доверяли медикам и понимали значение противоэпидемиологической политики государства. Это отражено даже в культуре — вспомните, все советские дети учили наизусть стихи Михалкова:

— На прививку! Первый класс!
— Вы слыхали? Это нас!.. —
Я прививки не боюсь:
Если надо — уколюсь!
Ну, подумаешь, укол!
Укололи и — пошел…

Это только трус боится
На укол идти к врачу.
Лично я при виде шприца
Улыбаюсь и шучу.

А вот на родине Супрун при слове «прививки» долго не улыбались и не шутили. Достаточно вспомнить драматическую историю разработки вакцин против полиомиелита. В 1957-1960 годах американцы испытывали один из таких препаратов в Бельгийском Конго — на территории современных Демократической Республики Конго, Руанды, Бурунди, которые были тогда зависимыми колониями. В эксперимент было вовлечено около миллиона африканских детей — и впоследствии это породило конспирологическую байку, согласно которой в результате этих прививок якобы появился вирус иммунодефицита человека.

Но судьба маленьких конголезцев не очень интересовала белых колонизаторов. Резонанс получила трагедия в самих США — когда одна из фармацевтических компаний выпустила бракованную вакцину с неослабленным вирусом полиомиелита, которую получили около 120 тысяч детей. В результате этого переболели десятки тысяч школьников, некоторые из них умерли или оказались парализованными.

Этот инцидент спровоцировал массовое недоверие к прививкам — однако оно существовало только на Западе и пришло в бывший СССР после 1991 года, вместе с распадом советской медицинской системы. Именно тогда в Украине начали бояться прививок, не доверять медицинским препаратам, использовать знахарские снадобья и «чудодейственные амулеты» — потому что общество погружалось в трясину обскурантизма и мракобесия, а у многих не было денег на полноценное эффективное лечение в условиях тотальной коммерциализации медицины.

«Мочи Манту». Как Ульяна Супрун обиделась на журналиста Андрея Манчука

Другими словами, Ульяна Супрун пытается обвинить «совок» в том, в чем на самом-то деле виноват рынок и его губительные «реформы».

— Почему медицина не избежала политизации и стала мишенью для проводников декоммунизации на Украине?

— Неолиберальные чиновники стараются дискредитировать советскую медицину — в целях тотальной коммерциализации украинской системы здравоохранения. А для этого нужно предельно демонизировать советское прошлое — до такой степени, что это выглядит пародией на известное произведение Оруэлла.

«Миллионы моих сверстников-украинцев, которые вырастали под советской оккупацией, буквально с детских садиков и школ постоянно подвергались действию самых сильных инструментов Кремля… Знали ли советские медики, что Манту можно мочить? Конечно, знали. Почему же они запрещали это детям? Потому что это якобы помогало заставить их не тереть место инъекции. Так детей приучали молча выполнять приказы. Не ставить лишних вопросов. И ни в коем случае не сомневаться в целесообразности распоряжений «сверху». Подобные запреты и правила существовали в каждой сфере советской жизни и сопровождали людей на протяжении всего жизненного пути. Правда считалась преступлением. Ложь ради социалистического будущего была обычным делом», — пишет в своей книге Супрун, изобретая для своих читателей альтернативную реальность советской жизни.

Как раз сегодня она опубликовала пост про «декоммунизацию аптечки», предлагая украинцам избавиться от йода, зеленки, «оккупационной» мази Вишневского, перекиси водорода и даже вьетнамской «Звездочки». А это вызвало ропот у самых преданных поклонников Ульяны Джорджевны — потому что они хотят обрабатывать раны нормальными проверенными препаратами, а не лечить их чудотворным образом Степана Бандеры.

К счастью, Супрун не понимает, что карикатурные обвинения в адрес «совка» и безумный националистический фанатизм дискредитируют ее взгляды лучше любых оппонентов.

— Будете ли вы продолжать полемику с Супрун и ее сторонниками?

— Да, разумеется. Причем я намерен и впредь делать это в корректном тоне, потому что он выгодно оттеняет агрессию со стороны высокопоставленной экс-чиновницы. Эмоциональный пост Ульяны Супрун, направленный против меня и других украинских левых, — это лучшее свидетельство эффективности нашей критики, направленной на разоблачение разрушительных последствий «медицинской реформы». Эта критика бьет в цель. Украинцы видят, что «отреформированная» украинская медицина не в состоянии справиться с вызовами коронавирусной пандемии, делая из этого очевидные выводы. И это явно заставляет Супрун нервничать.

«Мочи Манту». Как Ульяна Супрун обиделась на журналиста Андрея Манчука

Впрочем, важно помнить: Супрун — это не причина, а симптом тяжелого заболевания украинского здравоохранения и всего постмайдановского общества, страдающего от внешней зависимости и огромного влияния ультраправых. Любой другой чиновник проводил бы на ее месте ту же политику, с теми же самыми целями — но без нелепой книги про «совковые мифы» и без скандальной поддержки со стороны ультраправых, которые атаковали критиков Ульяны Супрун. В этом смысле, феномен Ульяны Джорджевны действительно уникален. И о нем еще расскажут другие, серьезные книги, с подробным анализом последствий украинских «реформ». В цифрах, фактах и свидетельствах выживших.

— На ваш взгляд, как «медреформа» Супрун повлияла на критическую ситуацию с заболеваемостью коронавирусом на Украине?

— Об этом говорят сегодня ведущие специалисты в области здравоохранения Украины, которые высказываются о бывшей и.о. министра в гораздо более крепких выражениях. Судите сами — в условиях пандемии, когда не хватает больниц, медицинских коек, кислорода, средств индивидуальной защиты для медиков, доступных лекарственных препаратов, продолжается второй этап так называемой медреформы. То есть сокращаются якобы «ненужные» клиники и диспансеры, увольняются специалисты, некоторым медикам урезали заработную плату. Несмотря на то, что это выглядит настоящим кафкианским абсурдом.

Медики устраивали пикеты и голодовки, но правительство все равно не отказывается от курса на неолиберальную «оптимизацию» украинской медицины. Хотя несостоятельность построенной в последние годы модели с упором на институт «семейных докторов» очевидна сейчас для людей совершенно разных политических взглядов. Собственно, ничего и не строилось — только разрушалось.

— В каких условиях сейчас приходится работать участникам марксистских групп на Украине? Возможно ли возрождение коммунистической идеологии в условиях террора ультраправых на Украине? 

Супрун посоветовала украинцам пореже мыть голову
Супрун посоветовала украинцам пореже мыть голову
© Міністерство охорони здоров'я України

— Чтобы понять, какие это условия, достаточно прочитать комментарии к посту Супрун, где звучат открытые угрозы со стороны украинских националистов. В этой ситуации левые делают то, что могут. В частности разоблачают антисоциальную политику украинской власти, выступают против войны и нацизма, пишут об активизации социальных протестов, в которой участвуют врачи, учителя, шахтеры и ФОПовцы.

Возрождение левого движения остается единственным шансом на выздоровление Украины. Что и подтверждает гневный пост Ульяны Супрун.