Об этом Бортник, директор Украинского института политики, рассказал в интервью изданию Украина.ру

Кабинет министров Украины принял решение ввести полный локдаун с 8 по 24 января из-за ухудшения эпидемиологической обстановки по коронавирусу. Две недели будут закрыты непродовольственные магазины и развлекательные центры. Под запрет попадут массовые мероприятия, а школьники проведут это время на каникулах.

- Руслан, на ваш взгляд, правильное ли решение приняли украинские власти?

— Это политико-экономическое решение, которое не проистекает напрямую из эпидемической медицинской ситуации. Поскольку никто не понимает, какой будет ситуация 8 января.

Руслан Бортник: кто он
Руслан Бортник: кто он
© Руслан Бортник
Никто этого точно не знает, и заявлять о введении локдауна 8 января, мягко говоря, преждевременно. Во-вторых, ситуация по большому счету продолжает ухудшаться, потому что количество госпитализированных, а именно оно является критическим для медицинской системы, увеличивается, несмотря на фиксацию меньшего числа заболевших.

Смертность остается высокой, поэтому кризис сохраняется. В то же время все понимают, что декабрь — один из ключевых месяцев для продаж, и ввести ограничения на работу торговых точек в декабре означает нанести серьезный урон бизнесу и спровоцировать протестный потенциал ФОПов, малого и среднего бизнеса.

Поэтому власть пыталась избежать такого сценария.

Более того, изначальная версия была ввести локдаун 2 января, но потом вспомнили, что 7-го православное Рождество, притом что католическое Рождество 25 декабря в локдаун не попадало. Чтобы избежать политического кризиса, обвинений в дискриминации граждан, отодвинули это решение на 8 января.

Поэтому это попытка сохранить электоральную поддержку, не допустить обвала продаж в бизнесе, а потом уже опираясь на медицинскую необходимость.

Кость Бондаренко: Локдаун в Украине — это попытка ложкой вычерпать воду из тонущего корабля
Кость Бондаренко: Локдаун в Украине — это попытка ложкой вычерпать воду из тонущего корабля
© РИА Новости, Нина Зотина
Уже сегодня очевидно, что есть необходимость ввести более жесткие меры реагирования, но политика и экономика не позволяют власти это сделать. Поэтому возникло такое отложенное решение, чтобы показать, что что-то в этой сфере делается, что власть не бросила население в период эпидемии. С другой стороны, оно должно минимизировать негативные политические и экономические последствия от введения любых ограничений.

Кроме того, этот локдаун номинально называется локдауном. Де-факто это дополнительные карантинные ограничения, транспорт не останавливается, часть бизнеса продолжает работать. Это совсем не те жесткие ограничения, которые были весной.

Возможность вводить жесткие весенние ограничения власть уже исчерпала в силу того, что население их больше не поддерживает.

- Какие негативные последствия могут быть у этого решения?

— По расчетам Национального банка, две-три недели локдауна будут стоить 0,2% ВВП. В локдаун легче войти, но тяжелее выйти. В целом урон для ВВП может быть до 1%, если локдаун продлится весь январь.

Чтобы выйти из этого локдауна, необходима будет хорошая статистика. Боюсь, что ее может не быть и новые ограничения затянутся намного дальше, нежели до 24 января.

- Была информация о перестрелке в ночь на 4 декабря на российско-украинской границе. Как это может сказаться на отношениях двух стран?

— Не комментирую, так как не владею ситуацией, какая-то игра спецслужб. Мы не знаем, что произошло, и не знаем, что это за инцидент, уголовная у него характеристика или политическая. Поэтому не знаем, как повлияет.

- На этой неделе глава МИД Украины Дмитрий Кулеба побывал в Турции. По итогам визита он заявил, что Анкара должна быть лидером в урегулировании крымского кризиса. Кроме того, обе страны укрепляют сотрудничество в военной сфере, Киев интересуют турецкие беспилотники, хорошо зарекомендовавшие в себя в Нагорном Карабахе. Есть ли будущее у союзнических отношений Украины и Турции, или Эрдоган ведет свою игру?

— Украина пытается активно разморозить, условно говоря, черноморский и крымский театр противостояния с Россией и втянуть в него третьи страны: Турцию, Британию. Для геополитических целей в этом направлении создана «Крымская платформа», обсуждается создание военной базы в Причерноморье и более активное экономическое участие других стран в развитии этого региона. То есть Украина пытается интернационализировать ситуацию вокруг Крыма для давления на Российскую Федерацию.

Крым вместо Донбасса: зачем власти Украины создают «Крымскую платформу»
Крым вместо Донбасса: зачем власти Украины создают «Крымскую платформу»
© РИА Новости, Владислав Сергиенко / Перейти в фотобанк
Надо понимать, что Британия и Турция заинтересованы в участии в такого рода форматах, потому что они тоже рассматривают это как инструмент давления на Россию и восстановления своего влияния в регионе, за который геополитические государства сражаются последнюю тысячу лет. Поэтому это может быть эффективная попытка, Турция и Британия и другие страны с удовольствием будут участвовать в любых форматах, которые укрепят их влияние в этом регионе.

Конечно, это будет выглядеть как поддержка украинских инициатив.

- Действительно ли усиление Турции на Кавказе на фоне вчерашнего визита на военный парад в Баку угрожает интересам России?

— Стратегически пока нет, тактически это неприятно. Стратегически все будет зависеть от взаимоотношений Турции и России. Стратегически у Турции есть исторические и геополитические претензии и на все Причерноморье, южную часть не только Украины, но и России, и на Кавказ.

Поэтому стратегически это может быть серьезной проблемой между Россией и Турцией, особенно с учетом того, что есть много других критических точек, Сирия, Ливия…