- Сергей, Всебелорусское народное собрание — это серьезное мероприятие? Огласит на нем Лукашенко суть конституционной реформы?

— Само по себе Всебелорусское народное собрание у нас никогда не рассматривалось в качестве дееспособного инструмента демократии потому, что у данного института нет обратной связи. Нельзя, конечно, исключать, что на этот раз в регламенте ВНС появятся новшества и приглашенные смогут полноценно обсудить предлагаемое государством видение. Но как бы то ни было, главное, что создает интригу — именно на этой площадке будет озвучена конституционная реформа; ее глубина и сроки реализации.

Евгений Константинов: Лукашенко фактически создает полицейское государство
Евгений Константинов: Лукашенко фактически создает полицейское государство
© Facebook, Евгений Константинов

- Белорусский президент больше не говорит ни о транзите власти, ни о диалоге с оппозицией, а вот о многовекторности снова говорить начал. Что это?

— Александр Лукашенко вообще известен как политик, который избегает конкретики в своих высказываниях. Только опытные коллеги, знающие его не один год, могут распознать, что кроется за этой риторикой. Понятно, что консервативная белорусская власть не заинтересована в широких преобразованиях политической системы, где ей придется переобучаться работать по-новому, конкурировать с молодыми современными политическими элитами. Но эволюции не избежать и транзит власти, по сути, уже идет. Возможно не так быстро и масштабно, как хотелось бы новому прогрессивному поколению.

Но власть ведь тоже понимает, что «заболтать» гражданское общество не удастся. Можно выиграть несколько месяцев, максимум полгода, но в результате придется столкнутся с еще более глубокой стадией кризиса и тогда никакие реформы уже не помогут, так как народ просто не поверит в искренность верхов. Рассчитывать на резкие, фундаментальные изменения вряд ли стоит. Но здесь важна сама тенденция. Надо приучить правящий класс к мысли, что состояние перманентного реформирования, это нормальный естественный процесс, ибо все вокруг меняется. К слову, к резким переменам не готовы и сами белорусы.

Что касается пресловутой многовекторности, то тут есть два момента, требующих пояснения. Во-первых, в отличие от ситуации полугодовой давности, отношение Запада к Минску изменилось коренным образом и не в лучшую сторону. Глава Беларуси стал категорически токсичен для западного политического истеблишмента, и чтобы восстановить прежний уровень отношений, который без того нельзя было назвать конструктивным, Лукашенко пришлось бы продемонстрировать широкие гарантии своей расположенности к диалогу, что вряд ли возможно.

С другой стороны, белорусское руководство вынуждено продолжать эксплуатировать риторику многовекторности потому, что в противном случае придется выходить на подписание дорожных карт по Союзному государству, к чему Лукашенко также не готов. Так что игра словами еще какое-то время продолжится. Да и Запад, опасающийся полного ухода Беларуси в сферу России, оставляет для Минска диалоговый коридор, хоть и очень узкий. Практического наполнения этот коридор не имеет, но белорусско-российскую интеграцию сдерживает.

- У пророссийских сил Белоруссии серьезный потенциал?

— Просоюзные гражданские силы сейчас самый мощный политический тренд в стране, который стремительно набирает вес, перехватывая инициативу даже у прозападной группы. Преобладающая часть выступающих за реформы белорусов являются сторонниками Русского мира, у которых на момент выборов не было своей партии и своего кандидата. Они ведь шли в протест не за бчб символику. Ее им подсунули позже. Эти люди просто хотели реформ.

Теперь, когда появился «Союз», все стало на свои места. К нам каждый день переходят активисты из разных оппозиционных штабов и выясняется, что они тоже за русский язык и русскую культуру, что их деды воевали против фашизма. И, поверьте, это не единичные случаи. Сейчас очень важно осознать, что белорусское общество не делится на тех, кто за власть, и тех, кто против, как это подают тихановцы. Мы будем бороться за каждого белоруса.

 — Уличная активность пошла на спад? Если да, то ее способна реанимировать смерть Романа Бондаренко?

— Протесты пойдут на спад только тогда, когда люди увидят, что власть начала реальные реформы и ощутят на себе их результат. Смерть Романа Бондаренко - это еще одна печальная история, которая взывает к скорейшему восстановлению стабильности в стране. Вопрос общественной безопасности, к сожалению, остается в постоянной повестке.

- Лукашенко заявил, что Минск хотел бы купить в Казахстане и Туркмении нефть и газ, но Россия не разрешит их транспортировку по своей территории. Насколько обоснованы претензии Лукашенко?

Всеволод Шимов: Россия и Запад не хотят ввязываться в конфликт из-за Белоруссии
Всеволод Шимов: Россия и Запад не хотят ввязываться в конфликт из-за Белоруссии
© vk.com, Всеволод Шимов

— Эксперименты Минска с поставками нероссийской нефти, которые идут целый год, показали на практике, что альтернативы российскому сырью нет. Все иные варианты нерентабельны по причине логистики. Что касается, Казахстана, то ссылки на позицию России не корректны. В действительности, казахи просто не хотят продавать нам свою нефть без пошлины. Вот и весь вопрос.

Аналогично и с туркменским газом — не надо быть большим экспертом, чтобы понять, что российский газ идущий по трубе через территорию Беларуси априори будет дешевле, нежели туркменский из Средней Азии. Белорусскому руководству пора признать, что времена изменились и сегодня условия для всех одинаковые. Иной расклад возможет только если рассматривать Беларусь как субъект Союзного государства, которое, увы, еще не сформировано.