Андрей Золотарёв: В истории КС Зеленский оказался в положении хуже губернаторского
Андрей Золотарёв: В истории КС Зеленский оказался в положении хуже губернаторского
© Facebook, Золотарев Андрей
Он рассказал об этом в интервью изданию Украина.ру.

В конце октября Конституционный суд Украины после рассмотрения заявления депутатов Рады признал часть норм закона «О предотвращении коррупции» не соответствующими Конституции. В частности, речь идет об уголовной ответственности для чиновников, предоставивших недостоверные сведения в декларации. Послы стран G7 раскритиковали решение КС и заявили, что Украина рискует утратить доверие Европы. В Киеве обвинили в произошедшем «внешние силы».

Зеленский внес на рассмотрение Рады законопроект об увольнении судей и признании их решения «ничтожным» и не имеющим правовых последствий. В Совете Европы назвали призыв уволить судей неконституционным.

- Владимир, почему Зеленский так стремится отменить это решение Конституционного суда?

— Стремится не столько он, сколько бенефициары украинской политики. Это решение напрямую задевает интересы так называемых агентов внешнего управления Украиной, или, как говорят у нас в народе, «вашингтонского обкома».

У нас существовала система борьбы с коррупцией, но в свое время мы пошли не интенсивным путем борьбы с коррупцией, а экстенсивным, когда начали создаваться многочисленные антикоррупционные органы. У нас их уже штук восемь, и разные политические группы, включая Госдеп США, считают их своими инструментами влияния на украинскую политику.

За более чем четыре года своего существования они не показали борьбы с коррупцией. Но это и не было их целью. По официальным данным, в бюджет вернули лишь 40 тысяч «коррупционных гривен». Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) у нас возглавляет Артем Сытник. Суд признал его коррупционером, поскольку он совершил коррупционное деяние. Но посол США, послы ЕС и послы «Большой семерки» требуют оставить его на своем посту.

Конституционный суд в ближайшее время собирался рассматривать конституционность закона о продаже земли. Поэтому это очень сильно волнует посольство США. Они заинтересованы в том, чтобы КС не признал антиконституционность этого закона. Именно с этим связана такая резкая реакция президента Зеленского, который во всем слушается наших внешних управителей.

- Какие у него на это шансы?

— Насколько я понимаю, до сих пор в Верховной Раде нет необходимых 226 голосов для того, чтобы проголосовать за проект Зеленского, который абсолютно антиконституционен.

Ни Верховная Рада, ни президент не могут отменять решения Конституционного суда. Ни ВР, ни президент по Конституции не имеют права увольнять судей КС. Поэтому, насколько я понимаю, до сих пор нет голосов.

Но сегодня состоится заседание правящей фракции «Слуга народа», которая имеет формальное большинство в ВР. Там будет присутствовать и Зеленский. Он попытается убедить депутатов проголосовать за этот конституционный закон. Насколько это удастся, мы увидим уже завтра, когда собираются вынести этот закон на голосование.

- Правильно ли мы понимаем, что на Украине, по сути, предпринята революционная попытка выйти из-под внешнего управления, но при этом Зеленский отстаивает интересы внешних и внутренних агентов влияния?

— Я очень сомневаюсь, что мотивами КС было стремление восстановить конституционную законность и независимость Украины. В следующем году мы будем отмечать 30-летие провозглашения акта о независимости. Но за это время Украина еще никогда не была так зависима, как сейчас. Речь идет не только о давлении на КС.  

Например, посол ЕС на Украине Маати Масикас позволяет себе в ультимативной форме заявлять о том, что Украине необходимо забыть так называемый закон о локализации, который предусматривает поддержку украинского машиностроения.

У нас нет независимой судебной системы, в том числе и КС. Мы видим, что оказывается давление не только со стороны Офиса президента и разных олигархов. Ультраправые прямо врываются на заседания суда и рассказывают, какое решение нужно принять.

При этом КС до сих пор не рассмотрел конституционность закона о люстрации, который уже Европейский суд определил как нарушающий права человека. У нас КС признал конституционным так называемый закон о декоммунизации, причем решение он написал в виде идеологической агитки в стиле Института национальной памяти.

Очевидно, что и в данном случае были свои интересы, чтобы лишить полномочий так называемых антикоррупционных органов. Я сомневаюсь, что КС имел в виду именно восстановление независимости. Но получилось, что в этом решении КС пошел против агентов внешнего управления. Поэтому сейчас очень важно для украинцев не позволить поставить судей под контроль как компрадорского крупного капитала внутри страны, так и внешнего управления.

Если это произойдет, мы фактически полностью останемся без Конституции. В этом случае КС будет принимать решения по указке из Офиса президента. Поэтому очень важно, чтобы законопроект Зеленского не был принят.

- А какие силы стоят за КС? Вы ведь сами сказали, что это не борьба за суверенитет, а борьба за интересы.

— Это решение КС выгодно тем или иным людям. Но за все время, пока у нас существует НАБУ, которое предыдущим решением КС признано неконституционным, ни один человек из топ-коррупционеров, против которых были опубликованы материалы об их коррупционности (бывшие руководители «Укроборонпрома» Свинарчуки или бывший министр инфраструктуры Омелян), не был привлечен к ответу. Дела против них закрыты.

По сути, для них полномочия НАБУ не представляли большой опасности. По сути, посольство США использовало полномочия этих антикоррупционных органов как способ держать на крючке украинских политиков.

Иногда КС даже при всем желании не может назвать черное белым. Если нет в Конституции у президента полномочий назначать главу НАБУ, то их нет. КС не может сказать, что их нет. То же самое и здесь. Поэтому, очевидно, было принято такое решение.

Конечно, в Украине есть силы, которые поддерживают КС в этой ситуации именно для того, чтобы не дать суду стать полностью под контроль Офиса президента и внешнего управления. Чтобы нельзя было назвать черное белым.