Один из руководителей пророссийской общественной организации "Союз" Сергей Лущ рассказал об этом в интервью изданию Украина.ру

- Сергей, Минск выходит на акции протеста против Лукашенко. А что происходит в регионах?

— В регионах по определению протест не такой массовый, как обычно в столице. К тому же оппозиция использует тактику децентрализованного протеста. Они активизируют то один регион, то другой, чтобы власть не знала, где будет нанесен следующий удар и не могла сконцентрировать там свои силы.

«Не идейные «змагары»: Шимов описал участников белорусских протестов
«Не идейные «змагары»: Шимов описал участников белорусских протестов
© vk.com, Всеволод Шимов

Важно отметить, что студенты сейчас по большей части находятся на учебе именно в Минске. В общем, вопрос заключается в том, какие этапные задачи западная оппозиция ставит. Конкретно сегодня для них важно показать массовость в Минске, где собраны крупные предприятия, которые они надеются вовлечь в забастовку.

- Можно ли говорить, что воскресная акция оппозиции в Минске удалась?

— На протест в минувшее воскресенье вышло, конечно, немало народа. Особенно если учесть, что правоохранительные органы чинят препятствие акциям, например, не давая колоннам соединиться и изолируя координаторов на раннем этапе.

Если объективно смотреть на вещи, то надо признать, что для Беларуси протесты действительно массовые. Я критически отношусь к попыткам сравнивать количество протестующих с общей численностью населения Минска, тем более по отношению к общему населению страны.

Понятно, что такой прием очень выгоден, — выходит, как будто и немного. Но тогда возникает вопрос: а много — это сколько? Люди выходят на улицу, и главное, что должно волновать власть, почему они вышли, а не сколько их.

Надо заметить, среди протестующих большое число наших сторонников, которые выступают за перемены. Еще месяц назад у них не было иного ориентира, кроме того, что им предоставила западная оппозиция, на начальном этапе выборной кампании тщательно скрывавшая свою идеологическую приверженность.

Теперь же, когда мы заявились, реформаторски настроенные представители Русского мира потоком идут к нам — в легальную конструктивную оппозицию.

- Что с обещанными оппозицией забастовками?

— Забастовки начались. Хотя про общенациональную стачку, конечно, говорить не приходится. Но рассматривая проблему в перспективе, а именно так и надо делать, власть все-таки может столкнуться с остановкой большого числа производств.

Ведь экономическое положение Беларуси не улучшается, и вкупе с ограничениями в связи с ковидом можно предполагать проблемы с выплатой зарплат, сокращениями. А это все поводы для стачкомов.

Напомню, что сегодня мы столкнулись уже со второй попыткой раскачать трудовые коллективы. В ходе первой власти закрыли, как им, видимо, показалось, вопрос, уволив лидеров стачкомов.

Но ведь это не решение проблемы. Прежде всего следует ответить, почему вообще бастуют предприятия, где работники получают относительно высокие зарплаты? Это обращение в первую очередь к профсоюзным комитетам.

Трудовые коллективы не видят реальной работы профкомов. Между рядовым составом тружеников и администрацией нет обратной связи.

Аналогичная история наблюдается в студенческой среде. Вузами управляют администраторы, назначаемые сверху. Коммуникации со студенческими активами не выстроены. А формальные методы работы с молодежью никогда не имели успеха.

- Какой-то конструктив властью предлагается?

— Белорусская власть очень консервативна. Долгие годы чиновники управляли страной, не считаясь с тенденциями в обществе, да и не особо интересуясь настроениями простых белорусов, и это как будто срабатывало.

Белорусскому руководству трудно признать наличие большого числа несогласных. Власть просто отказывается в это верить, скорее относя происходящее к инсинуациям неких иностранных агентов.

Проплаченное ядро, конечно, присутствует, но без соответствующего запроса со стороны гражданского общества раскачать ситуацию невозможно.

Чиновник не только боится выйти в массы, он элементарно не знает, на каком языке говорить с протестующими. Если бы у власти имелись конструктивные предложения, то страна не оказалась бы в кризисе. Зато ответы есть у нас. И теперь важно, чтобы власть начала реальный диалог с конструктивными гражданскими силами, имеющими новаторские решения.

Первые шаги в этом направлении уже сделаны. Мы направили свое видение новой конституции, нас приглашают на государственные телевизионные каналы, уже не препятствуют в нашей общественной деятельности.

Мы с хорошим настроем подходим к регистрации партии «Союз». Вот только времени катастрофически мало. Подгоняет не только политический кризис, но и нездоровые экономические тенденции.

- С идеологической точки зрения кто те люди, которые выходят на акции протеста? Все ли они белорусские националисты?

— Разумеется, среди протестующих находятся белорусы самых разных убеждений. В том числе есть и сторонники белорусско-российской интеграции. Еще весной этого года так называемых змагаров поддерживали единицы.

Как правило, на их самые топовые митинги выходили несколько тысяч сочувствующих. Так почему вдруг за полгода должно что-то измениться? Убеждения массово не меняются в такой короткий срок.

В моем понимании данный протест не имеет идеологической подоплеки. Люди просто хотят лучше жить и чувствовать себя хозяевами в своей стране. Мы будем бороться за каждого протестующего. Сегодня открываются возможности легальной политической борьбы, и это единственно приемлемый путь, если мы хотим сохранить страну.

- Существует ли в белорусском обществе серьезный идеологический раскол?

— Попытки поделить белорусов на тех, кто «за» и «против», действительно есть. Такое ограниченное видение образовалось потому, что долгие годы власть утверждала мысль, что все белорусы поддерживают проводимый государством курс, и только небольшая часть недовольных составляет оппозицию.

Иных версий правящая группа вообще не рассматривала, хотя они были. Для западной оппозиции тоже есть резон делить белорусов только на своих и провластных. Так создается эффект аналогичный тому, который практиковала власть, только с точностью до наоборот.

Теперь, по их мнению, все, кто против Лукашенко, автоматически поддерживают оппозицию, что, конечно, совершенно не соответствует реальности. Мы предложили третий путь. Возможно, со временем появятся иные идеологические площадки. Это и есть демократия.

Всеволод Шимов: Лукашенко хочет остаться у власти, ничего не меняя в стране
Всеволод Шимов: Лукашенко хочет остаться у власти, ничего не меняя в стране
© vk.com, Всеволод Шимов

- Подведем итоги нашей беседы. Все-таки, по вашему мнению, ультиматум Тихановской реализован или нет?

— Наша партия изначально не расценивала демарш Тихановской в качестве ультиматума в полном смысле слова. Сегодня все, что делает оппозиция, служит ей информационным поводом, способствует нагнетанию обстановки, держит в страхе власть. Но это не повод успокаиваться. Протест не становится менее опасным.

Ведь потенциальная протестная масса никуда не делась. Сегодня она вышла в одном составе. Завтра рабочим не дали зарплату, на улице хорошая погода, и вот совершенно иной результат… Полное успокоение может быть только тогда, когда власть устранит проблему в самом зародыше, а это возможно только через коренные реформы политической системы. Пока же мы видим по большей мере только попытки латать дыры.

- Сергей, когда стало известно о появлении вашего оргкомитета по созданию пророссийской партии "Союз", российский политолог Богдан Безпалько выразил вам недоверие, назвав "бывшим праворадикалом" и "неоязычником". Что вы могли бы ответить на это?

— Понятно, что не все приняли нашу инициативу. Русский мир большой, и в его рамках действует много идеологических ответвлений. Позиция Безпалько не очень порядочная. Он должен был выйти на нас со своими предложениями. Мы бы их обсудили и, уверен, нашли бы компромиссный вариант.

А заочная критика единственной в Беларуси серьезной пророссийской инициативы не идет на пользу общему делу. Да и самому Безпалько, который, как получается, льет воду на чужую мельницу. Какой же он после этого сторонник Русского мира?

Вообще-то мы были готовы к тому, что после заявления о создании партии польется грязь и провокации. Но мы занимаемся реальной политикой. У нас имеется четкий план развития партии. Сначала регистрация, потом участие в парламентских выборах. А там будет видно.

Вышел ряд публикаций, которые акцентируют внимание на будущем трансфере власти, где меня собственно и позиционируют в качестве преемника.

Обстановка в стране настолько шаткая, что вынашивать сегодня президентские амбиции даже контрпродуктивно. Да говоря откровенно, должность президента на данный момент не очень-то и привлекательная…