В Белоруссии идет персональная котрреволюция. Богдан Безпалько уверен — украинского сценария не будет
В Белоруссии идет персональная котрреволюция. Богдан Безпалько уверен — украинского сценария не будет
© РИА Новости, Нина Зотина
Он рассказал об этом в интервью изданию Украина.ру

- Андрей Иванович, глава Службы внешней разведки Сергей Нарышкин, который ранее заявлял о 20 млн долларов, выделенных на революцию в Белоруссии, встретился с президентом Лукашенко в Минске. На ваш взгляд, есть ли у России конкретный план на случай, если протесты, не дай Бог, перерастут в кровопролитие?

— Нет никакого плана. Надо сказать, что оружие находится только у одной стороны — у частей МВД. Поэтому если начнется кровопролитие, то это нанесет огромный удар по имиджу России и похоронит Союзное государство. Гражданский конфликт и политический кризис нельзя разрешить силой. И, видимо, приезд господина Нарышкина в Минск посвящён именно этому.

Что касается этих 20 миллионов, о которых месяц назад говорил глава СВР, то у меня нет никаких сомнений в верности этих данных. Но как специалист по Белоруссии я скажу, что этих денег ни в НКО, ни в белорусской эмиграции не увидели. Скорее всего, их просто разворовали.

Возвращаясь к главному вашему вопросу, повторюсь, что плана такого нет. Независимая страна со своими гражданами должна сама решать этот вопрос.

Но, к сожалению, ни оппозиция (к которой относится Тихановская), ни оппоненты (которые выходят на улицы) не желают участвовать в диалоге с Лукашенко и не собираются участвовать в конституционной реформе, потому что она проводится самим Лукашенко. По мнению противников белорусского режима, все это имитация и диалога, и реформ (поездка Лукашенко в СИЗО) с целью обмануть Россию.

- Присутствуют ли сейчас в республике боевики из Украины?

— Их там нет. Это ложь, я объясню почему. Это вбросы белорусского КГБ. Это делается для того, чтобы Россия вмешалась. Это делается так же, как Армения пытается втянуть Россию в конфликт в Нагорном Карабахе. Уже говорили, что были якобы боевики, никого не нашли, да их появление и в принципе невозможно.

Во-первых, граница охраняется. Во-вторых, белорусские силовики их просто так не пропустят. Потому что нужно не только людей, но и оружие перевезти. В-третьих, даже самые ярые белорусские националисты никогда не допустят на свою территорию украинских националистов. Это вопрос политический, потому что они считают, что могут решать проблемы своими руками в своей стране.

И на протестах украинских боевиков нет. Я говорю это с полным основанием. Мы контролируем эти вопросы и занимаемся силовыми структурами, структурами разведки. Там это все очень строго.

- Тихановская заявила, что бастующие белорусы гарантированно получат всю возможную поддержку от фонда BySol, если подвергнутся экономическим репрессиям или потеряют работу. Есть ли у нее эти деньги?

— Это тоже ложь. Вернее, деньги есть, денег немало, их собрала белорусская эмиграция, там есть очень богатые люди. Но все разговоры о фондах являются абсолютной ложью. Потому что сделать какие-то транзакции в белорусские банки невозможно.

Там еще есть такой лгунишка Беляков, который заявлял, что участники протестов получают от 50 до 500 долларов. Но учитывая, что в самый разгар протестов на улицы Минска выходило до 300 тысяч человек (а эти деньги пришлось бы платить наличными), вы можете себе представить, сколько фур с деньгами потребовалось бы завезти. Эти люди просто лгут.

И Тихановская лжет, потому что перевести деньги невозможно. Об этом ведутся разговоры уже три месяца. Безналичные расчеты невозможны, транзакции невозможны. Столько налички не привезешь. Это просто попытка в рамках ее ультиматума призвать людей к забастовкам. Сразу скажу, что забастовок не будет. Какие-то всплески будут, но ничего глобального.

- А как вообще живут белорусские рабочие? Там действительно крутые соцгарантии, о которых говорит Лукашенко?

— Нет, конечно. Лукашенко всего боится. То на протесты выходили алкоголики, наркоманы и безработные, потом милиция объявила, что выходят боевики. То есть белорусского народа там якобы нет.

Олег Неменский: Лукашенко будет до конца сопротивляться созданию Союзного государства
Олег Неменский: Лукашенко будет до конца сопротивляться созданию Союзного государства
© РИА Новости, Нина Зотина
Рабочий класс живет в Белоруссии сложно. Во-первых, он значительно сократился. Там идут процессы деиндустриализации. А почему они идут? Ведь, казалось бы, есть Союзное государство. Да потому, что никто при Лукашенко инвестировать в Белоруссию не будет, дураков нет.

Технологий новых тоже нет, и заводы просто потихонечку вырабатываются. То, что досталось от Советского Союза, они постепенно съели, как олигархические структуры съели промышленное производство в Донбассе и по всей Украине. Никто олигархам деньги давать не будет, и они проедают то, что захватили.

У нас в России некоторые люди считают, что Лукашенко сохранил белорусскую экономику. Он сохранил доступ к российскому рынку, российским деньгам, российской нефти и российскому газу. На самом деле экономика ему не нужна. Он живет финансовыми операциями.

Люди, конечно, живут там тяжело, небольшие зарплаты. Работают два-три дня в неделю, потому что продукция не продается, а складируется на складах. Поэтому забастовки в плане экономического урона — очень сомнительная вещь. Они больше наносят урон политический, мол, заводы остановились.

Есть валютные цеха: «Беларуськалий» в Солигорске и два НПЗ, которые занимаются переработкой российской нефти. Там забастовки — катастрофа для Лукашенко. Но стачечный комитет в Солигорске просто не выходит из камер. Они получают 15 суток, а когда срок задержания подходит к концу, снова получают 15 суток. Так там борются с забастовками.

- На ваш взгляд, сколько еще продержится белорусская экономика, прежде чем закончится политический кризис?

— Нет, протянет долго. Мы уже дали 1,5 млрд долларов, чтобы Лукашенко заплатил за газ. То есть за газ Белоруссия не платит, за него платит Россия. Да, это кредит, но кредиты Лукашенко не возвращает. Он их продлевает и отодвигает расчеты.  

Другие расчеты по кредитам мы тоже взяли на себя. Потому что банковская система рушится, она очень слабая. Но она рушится не по причине протестов, а из-за самого Лукашенко. Когда стало ясно, что он идет к катастрофе на выборах, народ побежал снимать деньги с валютных депозитов и выкупать наличность из обменников.

Помимо всего прочего важную роль сыграло то, что был захвачен и разграблен российский банк («Белгазпромбанк»). С тех пор банковская система Белоруссии оказалась в изоляции. Транзакции прекратились, и банки стали просто умирать.

Сама по себе беда в том, что белорусская экономика несамодостаточна. Она ориентирована исключительно на финансово-ресурсную поддержку России. Это мы поддерживаем эту якобы экономику, покупаем МАЗы и белорусские холодильники. Когда распадался Советский Союз, там все было новенькое построено. Но там все так и осталось на уровне СССР, пусть даже хорошее.

Поэтому вне зависимости от того, есть там протесты или нет, белорусская экономика все равно умирает. Она умирает объективно.

- Ожидать ли массовой миграции с территории Белоруссии на территорию России, если кризис затянется?

Эльвира Мирсалимова: Белоруссия и Россия должны создать единую армию с единым командованием
Эльвира Мирсалимова: Белоруссия и Россия должны создать единую армию с единым командованием
© предоставлено Эльвирой Мирсалимовой
- Нет, мы этого не почувствуем. Но 700 тысяч белорусских гастарбайтеров и так работают в России, а 500 тысяч работают в Польше. Каждый третий работоспособный белорус трудится за рубежом. Если там действительно начнется экономическая катастрофа, они пойдут к нам работать. Это дело обыкновенное.

Плюс мы должны понимать, что наши дотации за 20 лет по состоянию на 1 января 2020 года составили 133 млрд долларов, ну и плюс 1,5 млрд добавили. Представляете уровень? Такой поддержки даже наши регионы не знали.

- Давайте все же представим, что в Белоруссии все будет хорошо, и мы будем двигаться в сторону интеграции. Как решить проблему идентичности Союзного государства? Мы один народ или мы два братских народа?

— Это все сослагательное наклонение. Не получится ничего сделать. Хотя у нас был момент, когда можно было бы создать из двух братских народов одно государство, мы опоздали. Потом Лукашенко перевел это все в формат интеграции, когда мы 20 лет должны были спасать его и его экономику.