- Владимир Константинович, на ваш взгляд, какие проблемы оказались наиболее актуальными для Украины за последние месяцы: нелады с экономикой, тупик в переговорах по Донбассу, активизация националистов или падение рейтингов партии Зеленского?

— Недавно я посмотрел экономические итоги Украины до совсем недавнего 2014-го года, когда Украина сделал шаг к Европе, к свободе и так далее. Не буду оценивать эти шаги, они дались Украине кровью, да и не только Украине. Ну, хорошо, теперь есть безвиз, и совершенно спокойно они могут поехать в Польшу и дальше, и работать там дворниками, сантехниками, а может, кому-то повезет, и инженером.

Но все-таки экономика — самое главное. Я посмотрел, до какой степени упало производство, как упала доля наукоемких производств и технологий, что у них с безработицей, с зарплатами, пенсиями и перспективами на будущее. Где та Европа и та свобода, стала ли она ближе?

- А есть ли европейские перспективы у Белоруссии?

— Американский аналитик Григорий Иоффе написал, что чистенькую аккуратную Белоруссию с ее показателями бери и принимай в Евросоюз. Но там есть маленький пустяк: Лукашенко и своеобразная система планирования жизни и ее администрирование, которое не устраивает глобалистов. Поэтому ни в какой Евросоюз никакую Белоруссию не примут, а разорить разорят.

- Можно ли говорить, что Лукашенко сейчас удалось одержать тактическую победу, сохранить власть?

Нелегко быть президентом. Главные политические события лета на Украине и в Белоруссии
Нелегко быть президентом. Главные политические события лета на Украине и в Белоруссии
© REUTERS, Vasily Fedosenko
- Ему удалось сохранить власть, просто так его не сковырнешь. Эти технологии (технологии «цветных революций» — Ред.) рассчитаны на бесхребетных хомячков и на людей, которые уже почти полностью растворены этой кислотой непротивления, общим ботанизмом. Такие люди, как Лукашенко, Каддафи и многих других, можно называть устаревшими, и в известном смысле это так, но к ним эти современные политтехнологические методы не подходят.

- На ваш взгляд, какое будущее у Украины и Белоруссии?

— Я не пророк, но все-таки хочется верить, что разное. Я твердо знаю, что антироссийского компонента в белорусском движении нет.  Если мы политически грамотно проведем конец этого и следующий год, то Украина и Белоруссия будут иметь совершенно разный вид. Профукать полимеры можно где угодно, не только на Украине и в Белоруссии, но если мы не собираемся их профукать, правильно подойдем к этим вопросам и получим на той стороне понимание.

 На той стороне, я имею в виду Белоруссию, перед выборами был дефицит понимания. Я не очень понимаю почему, но там было сделано колоссальное число ошибок. И если бы политика нашего президента Владимира Путина не состояла на 90% из хладнокровия, мы бы сейчас другой результат имели в Белоруссии. И мы можем добиться здравого решения, чтобы это не пришло к крови. Хочется верить, что и не придет, но легко никому не будет.

- Как вы считаете, Украина потеряна для России навсегда?

— Конечно, нет. Все зависит от взгляда. Если говорить о годах и десятилетиях, то да. Возьмите историю. Вильнюс, который сейчас громко протестует против Батьки Лукашенко и звонко поднимает свой не очень весомый голос, когда-то был городом Вильно, там согласно переписи проживали русские, евреи и «другое население». Литовцам тогда даже названия не было, может быть, поэтому они такие злые сейчас. Но это были царские времена, не советские. Здравые силы в этих республиках всегда налаживали отношения с Россией.

Главные противники Лукашенко — это три прибалтийские республики. Для себя я вывел такую формулу, может быть, я великодержавник, но я понимаю, как Белоруссии сохранить независимость, если она рядом с Россией, но не понимаю, как она сохранит независимость, если она рядом с Европой, Польшей и ее тремя шавками, которые, когда поляки будут терзать живую белорусскую плоть, в стороне не останутся.