- Алексей, на днях в Белоруссии задержали оппозиционного кандидата Виктора Бабарико и его сына, главу избирательного штаба своего отца Эдуарда. Их обвиняют в экономических преступлениях. Означает ли это, что накануне президентских выборов власть зачищает лидеров оппозиции?

— Здесь вопрос, скорее, не в зачистке лидеров оппозиции, а в том, что эти политики пытаются организовать несанкционированные протесты и в итоге вывести людей на площадь, пытаются репетировать, раскачивать майданную ситуацию.

Политолог Дзермант: После слов белорусского блогера Тихановского о Майдане его перестанут считать нормальным человеком
Политолог Дзермант: После слов белорусского блогера Тихановского о Майдане его перестанут считать нормальным человеком
© Facebook, Алексей Дзермант
Это первый сюжет. Второй, конечно, если мы говорим о некоторых кандидатах, связанных с финансовыми махинациями, то сейчас, судя по заявлениям силовиков, накопился груз доказательной базы, получены ответы на запросы в сопредельные государства, куда эти деньги выводились.

Соответственно появилась доказательная база для того, чтобы начинать привлекать к ответственности. Эти два фактора объясняют то, что происходит.

Прежде всего это недопущение радикалов к тому, чтобы они попытались организовать Майдан. Второе — это то, что появилась реальная доказательная база финансовых махинаций некоторых кандидатов в президенты.

- Все-таки если смотреть со стороны на эту ситуацию, то возникают вопросы. Почему это дело о финансовых махинациях инициировали только сейчас, перед выборами?

— Прежде всего и потому, что махинаторы и банкиры стали оперировать достаточно крупными суммами денег, которые использовались для предвыборной кампании, совершенно непонятного происхождения. Это и вызвало вопросы — откуда, что и как, по каким схемам эти деньги появились, как они используются, от кого они?

В какой-то степени политическая кампания активизировала работу правоохранителей, но прежде всего появились вопросы финансирования этой кампании со стороны ряда кандидатов, а затем уже стало очевидно, что деньги имеют криминальное происхождение.

- Два потенциальных кандидата в президенты Белоруссии — глава движения «За свободу» Юрий Губаревич и музыкант Александр Таболич — отказались продолжать участие в предвыборной гонке после задержания Бабарико. Почему они приняли такое решение? Оппозиционеры опасаются за свои жизни или тоже замешаны в криминале?

— Во-первых, Тоболич просто не собрал необходимые 100 тысяч подписей, его особенно никто не знает. Также Губаревич решил использовать этот красивый уход, не сумев собрать в свою поддержку необходимое количество подписей. А уйти с этой арены нужно красиво, вот он и воспользовался этим поводом.

- Накануне Александр Лукашенко заявил, что в республике удалось предотвратить «цветную революцию». При этом «маски сорваны не только с кукол, но и кукловодов, которые сидят за пределами Беларуси». Председатель Комитета госконтроля Иван Тертель после задержания Бабарико назвал «кукловодами» представителей «Газпрома». Это заявление вызвало негативную реакцию в Кремле. Можно ли считать дело Белгазпромбанка антироссийской акцией белорусских властей?

— Насколько можно судить по телефонному разговору с Путиным и встречей с Лавровым, это совершенно не так, и вряд ли тут стоит подозревать антироссийский подтекст.

Другое дело, что в схемах вывода денег через Белгазпромбанк были задействованы ряд менеджеров «Газпрома». В этом смысле они могли действовать совершенно автономно, как часть международной сети по выводу денег, кстати, из России.

Поэтому я не исключаю версию, что вся эта история в какой-то степени может быть согласована и с российскими правоохранителями, которые тоже решили разобраться с каналами вывода денег.

То, что это вряд ли отразится на межгосударственных отношениях и на отношениях лидеров, можно судить по тем встречам и тем разговорам, которые произошли на днях, по тому, что Лукашенко едет на Парад. Не видно, чтобы это бросило серьезную тень на межгосударственные отношения.

Думаю, что в России тоже заинтересованы в том, чтобы эту сеть раскрутить и посмотреть, кто и как выводил деньги, в том числе и из России.

- Возвращаясь к задержаниям участников акций протестов в поддержку оппозиционных кандидатов, как бы вы в целом оценили нынешнюю предвыборную кампанию в Белоруссии? Выросла ли реальная оппозиция в республике, которая может составить конкуренцию действующему президенту?

— Пока сложно судить о каком-то серьезном росте, потому что в настоящее время оппозиционеры стремятся показать прежде всего картинку. То есть выводят в центр Минска людей, выстраивают их в цепь, чтобы их количество казалось большим. Устраивают карусель, то есть одни и те же люди становятся в начало и конец.

«Помогу, лет через пять». Арест соперника Лукашенко и протесты в Минске
«Помогу, лет через пять». Арест соперника Лукашенко и протесты в Минске
© REUTERS, Vasily Fedosenko
На самом деле достаточно сложно оценить, насколько эти картинки соответствуют реальности. Есть вопросы к подаче в СМИ этих акций, мне кажется, это все излишне преувеличивают.

Кроме того, не нужно забывать, что подобные вещи не раз происходили в истории Белоруссии. Были попытки организовать протесты в разных формах с точки зрения политтехнологий, поэтому здесь ничего нового нет.

Был достаточно продолжительный период тишины, пять-семь лет, когда подобные акции не замечались и не освещались в СМИ, сейчас острый политический момент.

Да, кампания остра, ее используют в том числе для раскачки ситуации. Да, есть попытки информационных вбросов, преувеличение популярности этих сил, но мне кажется, что в целом на результате выборов эта ситуация вряд ли отразится.

Я не вижу признаков революционной ситуации, чтобы эти силы стали резко популярными, что народ их массово поддерживает. Не думаю, что это так.

- На ваш взгляд, насколько велика реальная поддержка Александра Лукашенко в обществе, и повлиял ли на нее коронавирусный карантин, а вернее его отсутствие?

— Наверняка повлиял, безусловно, ситуация кризисная, она влияет на любую страну, тем более есть определенные экономические последствия.

Но степень влияния мы, наверно, увидим только на выборах. С другой стороны, если сравнивать нашу ситуацию с соседними странами, где был период жесткого карантина, где росло очень серьезное недовольство, думаю, что в Белоруссии ситуация выглядит более или менее спокойной.

Мы идем к серьезному снижению заболеваемости. Но я также полагаю, что основной ядерный электорат Лукашенко, который, по моим оценкам, составляет 45-50%, хотя и варьируется из года в год, но сохраняется таким же в целом по Белоруссии. В Минске наверняка будет меньше.

Ядерный электорат сохраняется, сохранится он и сейчас. Вопрос именно в борьбе за поддержку тех, кто сомневается, или тех, кто поверил оппозиционным кандидатам, поверил, что они вдруг принесут что-то новое, как-то позитивно изменят жизнь белорусов.

Сейчас идет борьба за эти 20-30%, но в целом у власти достаточный электоральный потенциал.

- Увидим ли мы когда-либо в обозримом будущем транзит власти в Белоруссии, есть ли для этого основания?

— Разговоры в оппозиционной форме идут, причем в контексте возможного транзита с различными вариациями, увеличением роли парламента, местной власти и так далее.

Но пока реальных шагов мы не видели. Я думаю, что в случае победы Лукашенко, которая весьма вероятна, мы увидим активизацию этих разговоров в следующую пятилетку. И, возможно, в конце нее мы увидим реальные очертания конфигурации транзита.

На сегодняшний день реальных прочных оснований говорить о том, что президент готов к тому или иному сценарию, нет.