Вассерман о выходе из карантина: Война возможна, но разрушения будут исключительными
Вассерман о выходе из карантина: Война возможна, но разрушения будут исключительными
© РИА Новости, Александр Натрускин
- Константин Петрович, насколько серьезный удар нанесли миру карантинные ограничения, и к каким последствиям могут привести?

— Это огромнейший удар. В одних только Соединенных Штатах дополнительно возникло 36 млн новых безработных. Пошло насмарку все то, что делал Трамп на протяжении четырех лет. Поскольку главный козырь Трампа состоял в том, что он решил вопрос безработицы и при нём было создано 15 млн рабочих мест, сейчас вместо плюс 15 получаем минус 36.

Это только один показатель, а что уже говорить о других государствах: серьезнейший уровень безработицы во Франции, Великобритании, серьезнейший уровень недоверия граждан к своим правительствам, большие претензии к тому, что правительства не смогли нормально обеспечить своих граждан.

Евросоюз вообще превратился в фикцию, поскольку нивелирован главный принцип свободного перемещения людей, капитала, рабочей силы и услуг между странами объединения. Я уже не говорю о транспорте, об авиасообщении, которое несет большие убытки, о туризме, о сфере услуг, ресторанах, малом/среднем бизнесе, сфере быта. Реальные убытки еще предстоит посчитать, но в мировом масштабе они уже измеряются триллионами долларов.

Эпидемия коронавируса — это еще и серьезный удар по природе и экологии. Никто не задумывается об утилизации масок, перчаток и прочих средств защиты. Плюс ко всему, какое количество антибиотиков и дезинфицирующих средств было вылито и оказалось в мировом океане.

То есть реально можно говорить о том, что в связи с коронавирусом мировая экономика понесла триллионные убытки. Думаю, что в ближайшее время люди начнут задавать вопросы «Зачем?», «Почему?» и «Ради чего?». Особенно, когда появятся статистические сравнения между уровнем смертности в прошлом году и уровнем смертности во время пандемии.

- Приведет ли в таком случае этот коронакризис к слому идеологии глобализма и международной системы разделения труда?

— Я как раз боюсь, что сейчас наступит новый виток глобализма. Просто глобалисты будут применять новую тактику. Как сказал в свое время Уинстон Черчилль, «фашисты 21 века будут называть себя антифашистами».

Точно так же глобалисты будут называть себя антиглобалистами. Это будет выражаться в том, что разные антиглобалистские организации и разные протестные движения будут использоваться для укрепления монополий, транснациональных корпораций, преследуя их интересы.

- Вы упомянули о проблемах, с которыми столкнулся Трамп, и о новом витке глобализма. Как в этой связи вы оцениваете его перспективы на предстоящих выборах?

— Я бы не стал сбрасывать его со счетов, хотя сейчас действительно возникли разговоры об усилении позиций Байдена. Я думаю, что если Трамп сейчас вернется к тактике 2016 года, он вполне может победить. Главный его избиратель — белый американец со своими проблемами, который боится разного рода глобальных потрясений. Если Трамп сумеет доказать, что коронавирус — это искусственно созданная паника, раздутая демократами и финансистами, и главной мишенью сделать не Байдена, а тех, кто стоит за ним (тех же «соросов», рокфеллеров, Билла Гейтса, прочих толстосумов и другую клиентелу Демократической партии), позиции Трампа серьёзно усилятся. Более того, в этом случае Трамп может обеспечить эти позиции на десятилетия вперед для всей Республиканской партии.

- Насколько эффективными в этой ситуации показали себя Всемирная организация здравоохранения, Организация объединенных наций и другие наднациональные органы?

— Уже давно было понятно, что ВОЗ — это коррумпированная мафиозная структура. Что касается ООН, то она требует серьёзной перезагрузки. ООН была одним из инструментов, появившихся после Второй мировой войны, чтобы разрешить мировые проблемы и не допустить повторения кризисов, приведших к Второй мировой войне.

Но сейчас мы видим, что система, созданная после Второй мировой войны, трещит по швам. Поэтому она требует новых подходов и новых прочтений. На смену таким организациям, как ООН или ОБСЕ, должны прийти абсолютно новые формы.

- Ждать ли нам повторения конфликтов вроде прошедших мировых войн как следствие этого кризиса?

— Все возможно, но масштабные вооруженные конфликты не всегда являются следствием мировых кризисов. Например, Первая мировая война началась на фоне достаточно благополучного роста мировой экономики, в то время как Второй мировой войне предшествовал серьёзный экономический кризис.

Карантин глазами простых людей, Болград Одесской области. Люди недовольны ограничениями из-за двух случаев коронавируса
Карантин глазами простых людей, Болград Одесской области. Люди недовольны ограничениями из-за двух случаев коронавируса
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Не всегда кризис мировой экономики приводит к мировым войнам. Но взрывоопасность ситуации сегодня выглядит достаточно серьёзной, особенно, учитывая противостояние между Соединенными Штатами и Китаем.

- Если говорить об Украине, то удалось ли ей в борьбе с пандемией соблюсти баланс между здоровьем граждан и состоянием экономики?

— Нет, не удалось. В данной ситуации Украина как раз стала примером того, как правительство бездумно выполняет все рекомендации ВОЗ в ущерб национальным экономическим интересам. Будут ли сделаны какие выводы? Для этого надо, чтобы было кому делать выводы. Я смотрю на правительство Шмыгаля и все меньше и меньше верю в то, что это правительство сделает какие-то выводы.

- Украине часто предрекают развал и экономический крах, но этого не происходит. Может, есть что-то, за счет чего сейчас все же сохраняется надежда на ее будущее?

— Есть несколько сценариев развития ситуации: оптимистический, пессимистический и реалистический. В данной ситуации Украина будет балансировать между нестабильностью, за которой могут скрываться и государственные перевороты, и развал страны, и потеря территорий, и оптимистическим сценарием, при котором прилетят инопланетяне и всех спасут. Думаю, что сценарий развития Украины будет где-то посередине.