Коронавирус. Справка
Коронавирус. Справка
© REUTERS, RNPS | Перейти в фотобанк
- Владимир Владимирович, насколько миру в целом удалось справиться с коронавирусом с точки зрения баланса между здоровьем граждан и функционированием экономики?

— В этом плане сколько людей, столько и мнений. Мы знаем мнения о том, что меры были чрезмерными, причем такие настроения существуют во всех странах. Также есть мнения, что меры были слишком запоздалыми, недостаточными, и что еще рано прекращать карантин.

Я думаю, что истина где-то посередине, и что эту ситуацию надо по-своему измерять. Я уж точно считаю, эффективность этих мер, а также необходимость их продления или прекращения, должны оценивать специалисты по эпидемиям и пандемиям, а не политологи или политики.

- Насколько эффективной показала себя Всемирная организация здравоохранения?

— Опять-таки мы видим резкую критику в их адрес и фактически финансовые санкции со стороны США. Но при отсутствии других организаций, которые занимались бы решением этих проблем на международном уровне, эта критика тоже чрезмерна.

У них есть свои функции, и они действовали в рамках этих функций. «Почему, мол, ВОЗ ничего не знал, когда началась эта эпидемия в Китае?» А почему ВОЗ должен был об этом знать что-то?

Когда Трамп критикует ВОЗ за то, что они не били тревогу на первых порах, то нужно понимать, что, когда ВОЗ все-таки забила тревогу и предупреждала Трампа о страшных последствиях этой пандемии, Трамп и компания в США продолжали говорить, что это обычный грипп, и лишь потом отреагировали.

Это еще вопрос, кто больше виноват, гражданские власти в той или иной стране, которые вовремя не прислушивались к мнению ВОЗ и других специалистов, или ВОЗ. Всем хотелось бы, чтобы они предупреждали о таких болячках на начальных этапах или до того, как все это началось. Но пока имеем то, что имеем.

- Стоит ли ожидать после пандемии демонтажа сегодняшней системы международного разделения труда и идеологии глобализма? Что может прийти им на смену?

— Я думал о том, как это может демонтировать международную систему разделения труда, но мне это с трудом представляется. По-моему, пока что эта система доказала свою жизнеспособность. А что касается глобализма, то в принципе да, сейчас это главная тема дебатов, которая началась по сути с заявления Трампа о том, что глобализм умер.

Сейчас подавляющее большинство стран начали закрывать границы, вводить протекционистские меры, и по глобализму нанесен очень мощный удар. Но мы при этом должны понимать, что для очень многих транснациональных корпораций, бизнесов и политиков глобализация — это манна небесная и продолжает ей быть.

Поэтому когда эта паника спадет и карантинные меры начнут ослабляться, то мы увидим значительные идеологические и медийные усилия, для того чтобы снова убедить народы мира в том, что глобализация является просто-таки необходима и является благом.

- Ждать ли нам вооруженных конфликтов вследствие выхода стран из кризиса и пандемии?

— Ждать. Конечно, будут и войны, и конфликты. Я, конечно, не совсем понимаю, как они могут быть вызваны выходом стран из кризиса. Конфликты были, есть, продолжаются, но, как мы видим по Украине и Донбассу, они даже притормозились на время пандемии. Все они будут продолжены после завершения пандемии, просто одно с другим никак не связано.

- Какие выводы из этой ситуации должна сделать для себя Украина, и сделает ли она их?

— На Украине уже начались послабления, в Киеве мы видим бешеные пробки. Почему-то одна часть мер ослабляется, а другая остается прежней, что вызывает некоторую диспропорцию и неудобства для граждан.

Но Украина по-прежнему остается страной с наименьшими показателями по количеству тестируемых. Поэтому мы с вами не можем даже примерно представить уровень пандемии там и не можем знать, насколько эффективно там все решено и решено ли.

Ослабленный карантин. Киев просыпается, но многое непонятно
Ослабленный карантин. Киев просыпается, но многое непонятно
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Я думаю, что если все останется на таком уровне, как сейчас, когда тестирование по сути на нуле, а больницы будут находиться в таком же плачевном состоянии, то все может быть гораздо хуже. Еще же никто не знает, что будет с медицинской реформой.

Зеленский спустя год после своего избрания вдруг случайно узнал, что данная реформа губит медицину. Но что будет взамен, он тоже ничего не сказал. Он сказал: «будем решать, будем смотреть, будем оценивать». Что мешало ему год оценивать?

Соответственно все будет зависеть от того, куда повернет эта реформа, и займется ли кто-нибудь серьезным решением этих медицинских проблем. Как бы это не стало проблемой не только для Украины, сколько для ее ближайших соседей, включая Россию.

- Какие вызовы сейчас стоят перед Россией, связанные с Украиной и без нее?

— Россия тоже столкнулась с проблемами, связанными с этим вирусом и пандемией. Это проблемы и экономического, и демографического характера. Но, конечно, они не сопоставимы с тем уровнем угрозы, который существует сейчас на Украине.

Для России и всех соседей Украины есть серьёзные риски, связанные с тем, что действительно может вновь потечь бесконтрольный поток мигрантов, которые непонятно в каком состоянии здоровья находятся в связи с полным отсутствием на Украине системы тестирования.

К этой головной боли тоже нужно готовиться, опять-таки не перегибая палку. Я больше всего боюсь, что наши чиновники вдруг решат воспользоваться этой ситуацией и снова начнут закрываться от мигрантов с Украины.

Тут надо понимать, что для России решение иммиграционного и демографического кризиса прямо зависит от того, насколько велик будет поток и новых российских граждан из Украины, и сезонных рабочих. Тут нужно подготовиться так, чтобы и поток не сокращать, и установить систему контроля за вновь прибывшими.