Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан 9 сентября заявил, что Париж в ближайшее время хочет организовать встречу в «нормандском формате» (Россия, Украина, Германия и Франция) на высшем уровне.

В то же время позиция России остаётся неизменной: перед встречей Украина должна провести «домашнюю работу». В частности, продолжить разведение войск в Донбассе и закрепить законодательно «формулу Штайнмайера».

Насколько возможна эта встреча, Украине.ру рассказал российский политолог, депутат Госдумы пятого созыва Сергей Марков.

- Сергей Александрович, почему для России важна "формула Штайнмайера"?

 

— Минские соглашения, которых придерживаются как Франция, так и Германия, в общем и целом соответствуют нормальному урегулированию между центральным украинским правительством и сепаратистскими правительствами. Похожая ситуация есть у Приднестровья.

«Формула Штайнмайера» модифицирует Минские соглашения, но полностью остается в их рамках и является скорее таким более конкретным планом, нежели какой-то небольшой уступкой со стороны России. Она немножко облегчает для Киева реализацию Минских соглашений, но находится в их рамках.

- Вы видите отличия в том, как Киев реализует Минские соглашения сейчас, при президенте Владимире Зеленском, и как это происходило при режиме Порошенко?  

— Если Порошенко делал ставку на продолжение гражданской войны, то Зеленский, похоже, делает ставку на завершение гражданской войны и переход к миру.

Но дальше идет выбор: «Минск», «Минск Минус» или «Минск плюс».  

- Что вы имеете в виду?

— Зеленский очень хочет, чтобы был «Минск Минус». То есть он хочет каким-то образом уменьшить особый статус Донбасса.

«Минск» предполагает, что будет как Приднестровье. Формально Донбасс — часть Украины, фактически — независимый со своими вооруженными силами и так далее.

Единственное отличие от приднестровского варианта — официальное отсутствие российских войск.

Зеленский же хочет выпросить «Минск минус» — вот, дескать, у меня националисты и так далее.

Но я считаю крайне маловероятным реализацию сценария, при котором Россия пойдет на уступки и будет переход к варианту «Минск минус».

- Почему вы так в этом уверены?

— Украинские националисты на 90% получают зарплаты от государства. «С14» получает зарплату от Службы безопасности Украины, «Азов» и «Национальные дружины» получают деньги от МВД Авакова.

То есть это все националисты на зарплате, и это аргумент, который позволяет отбросить попытки Зеленского на «Минск минус».

Нам, России, нужно сначала отстоять Минские соглашения, а потом выходить на «Минск плюс». Ведь признание жителями Донбасса себя частью Украины невозможно без коренной трансформации киевского режима.

- И что же такое «Минск плюс»? Какие-то дополнительные условия, которые должен выполнить Киев?

— Самое главное, должна быть снята угроза в отношении жителей Донбасса. Того террора, который репрессивный киевский режим обрушил на жителей харьковской, одесской, запорожской и других областей на Украине. Эта угроза должна быть снята.

Зачем советник Трампа по нацбезопасности Болтон приехал в Киев, а потом посетит Кишинев и Минск
Зачем советник Трампа по нацбезопасности Болтон приехал в Киев, а потом посетит Кишинев и Минск
© REUTERS, Gleb Garanich | Перейти в фотобанк
Нужно расформировать все те подразделения, которые осуществляли террор, и наказать всех тех, кто террор осуществлял. Признать этот террор политической ошибкой и военным преступлением.

То есть все неонацистские подразделения должны быть распущены, в отношении их руководства должно быть проведено расследование, и все виновные в военных преступлениях должны понести наказание.  

Это называется «Минск плюс», и сейчас стороны будут это обсуждать. 

- Какие именно формирования нужно расформировать и кого конкретно посадить?

— Все спецподразделения — СБУ и прочие безжалостные структуры, которые занимались террором, — должны быть распущены.

В отношении их руководства должны быть начаты расследования, и за выполнение преступных приказов, совершение военных преступлений они должны понести наказание.   

- Можете назвать топ-5 украинских военных преступников?

— Глава СБУ Василий Грицак, глава МВД Арсен Аваков, министр обороны Муженко, глава СНБО Александр Турчинов, Пашинский и Парубий — люди, которые наиболее ответственные за террор 2014 года.

В их отношении должно быть проведено расследование, они должны получить реальные очень большие сроки заключения. Пока они не сидит в тюрьме, ни о каком воссоединении Донбасса с Украиной речи быть не может.

- Давайте вернёмся к возможной встрече «нормандской четверки». Где гарантии того, что она не пройдет так же, как и при Порошенко: поговорят, а Киев все равно продолжит обстреливать Донбасс, снова будут гибнуть люди?  

— Россия ведь не хочет просто так давать Зеленскому эту встречу. Ему дают понять: ты давай сначала выполни то, о чем раньше договаривались на этих встречах.

Это разведение войск, прекращение обстрелов Донбасса вооруженными формированиями Украины, в том числе неонацистскими формированиями, состоящими на службе киевского режима.

Восстановление разрушенной инфраструктуры, в первую очередь моста у Станицы Луганской. После этого уже будет встреча «нормандской четверки».

- Ждёте ли вы прорывных решений по Донбассу от встречи «нормандской четвёрки», если она состоится?

— Я жду прорывных действий до «нормандской четверки» и «отмашки» «нормандской четверки» на полное выполнение Минских соглашений. Я считаю, что в сентябре произойдут эти серьезные кардинальные изменения, когда прекратятся полностью обстрелы.

Тогда в октябре состоится встреча «нормандской четверки». Будет «отмашка» Киеву на выполнение Минских соглашений, возможно, до конца года они будут реализованы в полном объеме.

- Нередко в соцсетях можно наткнуться на мнение, что реализация Минских соглашений — это якобы сдача Донбасса Киеву…

— Это совершенно не означает, что Донбасс попадет под власть киевского режима.

Путь к миру в Донбассе. Почему Россия настаивает на «формуле Штайнмайера»
Путь к миру в Донбассе. Почему Россия настаивает на «формуле Штайнмайера»
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк
Даже взятие Украиной под контроль границы может означать, что пограничники будут ставить украинские штампы, но набираться эти пограничники будут полностью из жителей Донбасса, и они будут лояльны руководству республик Донбасса.

Речь идет о том, что Донбассу нужны гарантии того, чтобы больше никакого террора не было. То есть нужна такая ситуация, когда любой из членов правительства ДНР и ЛНР мог бы спокойно, без всяких опасений за свою жизнь и свободу перемещаться по территории Украины.

Отдельно в этой связи хочу сказать о позиции Франции. Париж хотел бы улучшить отношения с Москвой, но столь же очевидно, что Париж требует за улучшение отношений — снятие санкций, визит Макрона в Москву на 9 Мая, который он анонсировал, чтобы за это Россия сдала Донбасс.

Но, думаю, у Путина есть чёткое понимание того, что его хотят обмануть примерно так же, как пытались обмануть при свержении Януковича, который пошёл по пути примирения с Майданом, однако это плохо для него закончилось.

- Украина прошла долгий путь после госпереворота 2014 года. Президентские и парламентские выборы показали, что народу уже не нужны радикальные националисты у власти. Как вы считаете, что ждет страну в ближайшее время и какова в этом будет роль Зеленского?

— В Киеве у власти до сих пор находится хунта, которая проводит политику государственного терроризма.

А Зеленский пока выбирает, кем быть: возглавить хунту, то есть политику государственного террора; либо быть ширмой хунты, то есть немножко приплясывать, отвлекая внимание от людей, проводящих политику государственного террора, например, того же Авакова; либо убрать хунту и вернуться к нормальному правительству.

От Зеленского многое зависит, но, чтобы ликвидировать хунту, недостаточно убрать несколько человек.