Значение электроэнергетики для советского проекта исчерпывающе определяется классической формулой В.И. Ленина: «Коммунизм — это есть советская власть плюс электрификация всей страны». Для воплощения этого лозунга был разработан знаменитый план ГОЭЛРО, один из пунктов которого подразумевал строительство гидроэлектростанции на Днепре в районе порогов.

Такая ГЭС позволяла бы решить сразу две основные задачи: обеспечение электроэнергией «Приднепровского района, Криворожского района и северной части Таврической губернии» и обеспечение беспрепятственного судоходства по Днепру после затопления порогов.

Постановлением Комитета государственных сооружений от 5 марта 1921 г. «составление как основного проекта станции, так и проекта временных построек» поручалось видному русскому инженеру Ивану Александрову. Выходец из семьи врачей, выпускник Московского инженерного училища путей сообщения, он еще до революции занимался проектированием железных дорог и мостов, а также мелиоративных сооружений.

Спустя год с небольшим, заслушав доклад Александрова, секция энергетики Госплана постановила выделить на проектирование необходимые суммы, принять меры к отведению земель под зону затопления и учредить специальную комиссию, которая должна была выработать два варианта проекта: «одноплотинный и двухплотинный». Однако постановление это так и не было реализовано. Совнарком урезал финансирование Днепростроя на 1922 г. с требуемых 90 тысяч «довоенных рублей» до 20 тысяч.

«Харьков темпам не изменил». Как создавался американский гигант сталинской индустриализации
«Харьков темпам не изменил». Как создавался американский гигант сталинской индустриализации
© РИА Новости, | Перейти в фотобанк

В докладной записке Александров указывает, что если ситуацию не пересмотреть, то «погибнет одно из самых ценных дел в России». В другом документе, объясняя размер требуемой на проектные работы суммы, главный инженер Днепростроя поясняет, что «стоимость их определена по аналогии со стоимостью подобных же работ, производившихся в довоенное время, и выражена в довоенных рублях».

В номере 278 (2015) газеты «Известия ЦИК СССР и ВЦИК» от 5 декабря 1923 г. Александров опубликовал статью «Электрификация и шлюзование днепровских порогов» с подробным экономическим обоснованием проекта, значение которого «должно быть ясно усвоено как в центре, так и на местах».

«Чтобы иметь ток в 1930 году, — отмечал Александров, — надо начать постройку Днепровской централи с осени 1924 года, а закончить проектировку и изыскания в течение 1923/24 бюджетного года».

Однако выполнить это пожелание не удалось, и вот уже Совнарком УССР предлагает начать строительство с января 1925 г., предполагая завершить его за семь лет: «Правительство Украинской ССР считает необходимым внести в бюджет 1924/25 г. 8 миллионов на начало строительства, а 2,6 миллиона на заграничные заказы по строительству».

Президиум Госплана на это обращение был вынужден ответить отказом. Во-первых, окончательный проект Днепровской гидроэлектрической станции еще не утвержден, а без него выделять деньги на строительство нецелесообразно, а во-вторых, «включение просимых кредитов в сумме свыше 10 млн рублей в смету 1924/25 г. невозможно ввиду финансовых затруднений, вызываемых неурожаем».

Тем не менее газета столичного харьковского обкома компартии Украины «Коммунист» в номере от 18 сентября 1924 г. писала о начале строительства в январе будущего года, как о деле решенном:

«Чем начнется работа?— А вот: в январе 1925 года — подъездные пути и склады, в феврале — рабочий городок, в марте — здание управления и жилища для рабочих, необходимые земляные работы, в апреле — тепловая станция, в мае — мастерские, в июне — взрывные работы, а в июле — приступаем и к самой плотине…»

12 сентября. Открытие киевской кузницы инженерных кадров России
12 сентября. Открытие киевской кузницы инженерных кадров России
© общественное достояние

Однако вместо строительства подъездных путей и складов в январе 1925 г. секция электрификации Госплана издала постановление, в одном из пунктов которого значилось: «Признать целесообразным произвести в марте месяце, по готовности проекта, широкую техническую экспертизу такового, с привлечением крупных иностранных специалистов, уже проектировавших и осуществлявших подобные сооружения».

Затем, по получении результатов этой экспертизы, готовый проект должен был пройти уже финансово-экономическую экспертизу в самом Госплане, к проведению которой приглашались все заинтересованные стороны, включая «украинское правительство».

И вот, наконец, в приказе председателя ВСНХ СССР Ф.Э. Дзержинского от 13 июля 1925 г. сообщается о завершении проектных работ и назначаются все необходимые экспертизы.

О том, что отношение к проекту у советского руководства было не столь однозначным, свидетельствуют многочисленные оговорки:

«ВСНХ считает себя вправе войти в соответственные государственные учреждения с предложением ассигновать столь исключительно крупные суммы, какие потребны на Днепровское строительство и связанные с ним мероприятия, лишь в том случае, если будет полностью учтен опыт прошлых строительств и их ошибки, если проект, подвергнувшись всесторонней проверке на основе нового опыта, целиком и полностью выдержит испытание и если таким путем народному хозяйству будут даны все гарантии целесообразности, своевременности и экономичности намечаемых проектом гигантских работ».

Позднее в заметке об окончании строительных работ на Днепрострое, вышедшей в номере «Правды» от 30 марта 1932 г. (№ 89), отмечалось, что «недаром вокруг него так резко разгоралась политическая борьба».

День в Истории. Забилось «электрическое сердце Украины»

3 декабря 1926 г. постановление Госплана СССР о Днепрострое было утверждено Советом Труда и Обороны. Было создано Управление Днепростроя. Председателем технического совета был утвержден И. Г. Александров. Начальником строительства стал А. В. Винтер — выходец из рабочей семьи, за революционную деятельность отчисленный из Киевского политеха, но затем окончивший Политехнический уже в Санкт-Петербурге и руководивший впоследствии несколькими электростанциями.

«Днепровское строительство» было включено в перечень первоочередных проектов, ВСНХ и Госплан при участии СНК УССР должны были к апрелю подготовить проект строительства. Однако только 23 февраля 1927 г. ВСНХ СССР издает приказ по случаю окончания проектных работ за подписью В. Куйбышева, в котором сообщается о том, что «проект постройки был разработан проф. И. Г. Александровым, и высокие достоинства этого проекта были признаны как при обсуждении его в ЦЭСе, так и иностранной экспертизой Купера».

Танковый марафон Михаила Кошкина
Танковый марафон Михаила Кошкина
© Public domain

Полковник Хью Купер был тем самым американским специалистом, которого привлекли для экспертизы проекта и который затем во главе команды американских инженеров осуществлял технический надзор за строительством в роли «супервайзера». Купер на тот момент являлся крупнейшим специалистом по строительству плотин и гидроэлектростанций. За свою работу на Днепрострое американцы удостоились орденов Трудового Красного Знамени.

8 марта 1927 г. Советом Народных Комиссаров СССР был утвержден состав технического совета при правлении государственного Днепровского строительства под председательством профессора И. Г. Александрова. В него вошли такие видные деятели, как Г. Б. Красин (брат знаменитого инженера и наркома внешней торговли), Г. М. Кржижановский, проф. Г. О. Графтио (автор еще дореволюционного проекта каскада ГЭС на Днепре), А. В. Винтер и другие. В апреле-мае этот орган в общем утвердил выполненный Александровым проект плотины и электростанции, однако оставалось еще немало работы по его уточнению.

В это же самое время начались подготовительные работы, которые продолжались до конца осени и включали в себя в том числе и строительство временной электростанции, которая должна была обеспечивать энергией грандиозную стройку. В то время строительство носило еще сезонный характер. На зиму основные строительные работы замирали.

Главной задачей 1928 г. стали строительство и пуск механического завода для обслуживания задействованной в строительстве техники, а также подготовка к возведению плотины — пуск камнедробильного и бетонного заводов.

«Другие работы вроде шлюзовых и мостовых производиться не будут или будут "постольку-поскольку", так как на них денег нет», — откровенно признает  главный инженер строительства Винтер в докладе о плане работ на 1928 г.

Резюмируя относительно скромные объемы работ, Винтер отмечает: «Это не есть свертывание Днепростроя, как об этом некоторые говорят, а только самый жестокий, неумолимый режим, вызванный необходимостью уложиться в средства, отпущенные правительством».

Строительство Днепрогэса было сопряжено с огромными трудностями. Вот как они описываются в постановлении ЦК ВКП(б) о необходимости усилении партийной работы на этом объекте: «Некоторая стихийность организации работ в связи с необходимостью быстрого темпа развертывания строительства при неподготовленности к этому хозяйственных организаций».

Плодами этой «стихийности» были постоянная нехватка строительных материалов, нехватка рабочих рук, сочетавшиеся с нехваткой жилья для все возрастающего числа строителей, низкий уровень механизации труда.

Были проблемы и с организацией труда. В документе отмечаются «нездоровые настроения в широких рабочих массах (рвачество значительных групп рабочих и служащих, отсутствие производственной заинтересованности)», проблемы с трудовой дисциплиной, «высокий процент прогулов», а также «бюрократические извращения в отдельных звеньях хозяйственного руководства».

Первый год Юзовки: как рождалось индустриальное сердце России
Первый год Юзовки: как рождалось индустриальное сердце России
© РИА Новости, РИА Новости | Перейти в фотобанк

Эти проблемы решались традиционными для строек первых пятилеток мобилизационными методами, стимулированием массового энтузиазма. Днепрострой был объявлен зоной сплошного ударного строительства, где практиковались «сверхскоростные темпы работ».

Работы велись в три смены, сверхурочно. Впрочем, и здесь были пределы человеческим возможностям. «Многие ударники не работают еще по-ударному. Нередки случаи, когда некоторых из них находят спящими на производстве», — сообщала газета «Правда» (№ 62, 4 марта 1930 г.) в заметке «Комсомольцы организуют ударные бригады».

Благодаря ударным методам строительства еще в конце сезона 1928 г. удалось начать первые работы по возведению плотины в русле реки.

Весной 1929 г. строители Днепрогэса приступили к укладке рабочих путей, по которым бетон с заводов должен был поступать к плотине. В этом же году началось возведение всех основных сооружений электростанции. В июле из котлованов была откачана вода, очищено дно реки и начаты работы по возведению бетонной плотины. Строительство плотины велось одновременно с обоих берегов Днепра, что было сложнее технически, зато позволяло выиграть время. В 1930 г. было завершено возведение дамбы.

День в Истории. Забилось «электрическое сердце Украины»

Главный инженер Днепростроя А. В. Винтер в интервью корреспонденту ТАСС заявил, что строители «уже в этом году в темпах и качестве работ на Днепрострое сравнились с темпами Америки, оставив далеко позади европейскую технику. В дальнейшем мы должны значительно опередить и американские темпы».

Темпы действительно были впечатляющими. Если первоначально строительство планировали закончить за семь лет, что подтверждали и американские специалисты, то впоследствии сроки сдачи ГЭС корректировались в сторону ускорения.

Следует отметить, что наряду с комплексом Днепрогэса проектировались и возводились предприятия, которые должны были стать основными потребителями его энергии.

9 мая 1930 г. постановлением Совета Труда и Обороны был утвержден их перечень, а предприятия предполагалось объединить в составе Днепровского промышленного комбината. В него должны были входить металлургический, коксо-бензольный, ферросплавный заводы и завод спецсталей. Кроме того, тем же документом утверждалась необходимость соединения строящегося Днепрогэса линиями электропередач с Донбассом.

В том же году компания General Electric поставила пять генераторов, а Newport News Shipbuilding and Drydock Company  — девять турбин.

28 марта 1932 г. строители отрапортовали о завершении работ на плотине. Строительство гидроэлектростанции было завершено к 1 мая 1932 г. К этому времени был введен в постоянную эксплуатацию первый агрегат Днепрогэса, три других были готовы к пуску. Была возведена плотина длиной 760 метров, поднявшая уровень воды на 37 метров — на 4 метра выше самых высоких порогов.

День в Истории. В Луганске пущена первая домна британского флагмана екатерининской индустриализации
День в Истории. В Луганске пущена первая домна британского флагмана екатерининской индустриализации
© lugansk-lg-ua.livejournal.com | Перейти в фотобанк

«Это будет действительно электрическое сердце Украины» — говорится в обращении днепростроевцев к XVI партсъезду.

10 октября 1932 г. был подписан приказ наркома тяжелой промышленности Орджоникидзе за номером 696 о включении «Днепровской гидроэлектрической станции им. В.И. Ленина в число действующих электростанций». В тот же день состоялось торжественное открытие Днепрогэса; к этому времени были пущены пять агрегатов гидроэлектростанции мощностью в 310 тыс. кВт. С пуском еще четырех агрегатов мощность станции составила 558 тыс. кВт. На торжественный митинг прибыли председатель ВЦИК М. Калинин, нарком тяжелой промышленности С. Орджоникидзе, французский писатель-коммунист Анри Барбюс.

О Днепрогэсе сохранились уникальные воспоминания одного из его строителей Бориса Вейде, пришедшего на стройку каменотесом и сделавшего карьеру конторского служащего. Воспоминания недавно были изданы в Запорожье.

Вот как Вейде описывает торжества по случаю пуска ГЭС: «Два дня шли банкеты в ресторанах на правом и левом берегу. На столах — большой выбор блюд, вина из подвалов Массандры. Демократия была полная: рядом с прославленным комбригом сидел рядовой колхозник, с академиком чокался монтажник. В конторах отделов стояли столы с водкой, мясом, хлебом. Кто угодно мог выпить и закусить сколько душа пожелает!..»

Результаты ввода Днепрогэса в эксплуатацию оценивались Госпланом СССР в «Итогах выполнения первого пятилетнего плана развития народного хозяйства Союза ССР» (1933 г.):

«Вступление в работу величайшей в мире гидростанции — Днепрогэс им. Ленина мощностью в 558 тыс. кВт (из них в работе на 1/I 1933 г. 310 тыс. кВт), являющейся образцом сочетания советского инженерного искусства с передовой иностранной техникой и социалистической организацией труда, создает энергетическую базу для развития гигантского комбината электрометаллургических производств (алюминий, ферросплавы, электросталь и т. п.). Днепрогэс снабжает энергией по линиям высоковольтных передач большой индустриальный район и в ближайшее время связывается линией передачи с Донбассом, в результате чего создается гигантское кольцо электростанций общей мощностью до полутора миллиона киловатт.

Днепровская плотина, дающая возможность выработать огромное количество дешевой электроэнергии (стоимость 1 кВтч = 0,7 коп.), в то же время создает непрерывный судоходный путь по всему Днепру; кроме того, сезонные избытки электроэнергии будут использованы для ирригации прилегающих степей. Комбинат электроемких производств создается по единому плану с гидростанцией и в непосредственной близости к ней, что даст наиболее эффективное использование электроэнергии и экономию в капитальных вложениях».