Нашими сегодняшними собеседниками стали:

«С обеих сторон подлодки с ядерными ракетами». Что будет, если Россия разместит оружие у границ США

Мануэль Рухелес, журналист, публикующийся на венесуэльском сайте aporrea.org, международном kaosenlared.net и других;

«С обеих сторон подлодки с ядерными ракетами». Что будет, если Россия разместит оружие у границ США

 

 

Жан Аро, журналист французского происхождения, проживающий в Венесуэле последние 52 года. Публикуется в правительственной газете Correo del Orinoco и на французских и бельгийских сайтах;

«С обеих сторон подлодки с ядерными ракетами». Что будет, если Россия разместит оружие у границ США

 

Карлос Рауль Эрнандес, постоянный автор известной оппозиционной газеты El Universal и главный редактор веб-сайта vertigomundial.com

— Считаете ли вы размещение российских ракетных комплексов у вас в стране в принципе возможным, несмотря на статью 13 конституции Венесуэлы, запрещающую иностранные военные базы?

Мануэль Рухелес:

— Да, наша Конституция запрещает иностранные военные объекты. Однако необходимо принять во внимание войну, ведущуюся против нашей страны. Хотя она и не вылилась в полномасштабное вторжение, однако включает экономическую войну, блокаду территории, когда нам не позволяют свободно торговать и импортировать продукты питания и лекарства, диверсии против нашей энергетической системы, попытки вторжения террористических групп и постоянную пропагандистскую кампанию и манипуляцию в СМИ. Такая ситуация предусматривается нашей Конституцией и даёт возможность применять законы чрезвычайного положения или особого положения. Кроме того, у нас имеются двусторонние соглашения с РФ в области обороны, которые позволят размещать  российские военные объекты, которые не обязательно должны рассматриваться как военные базы.

Жан Аро:

— У президента Венесуэлы, министерств иностранных дел и обороны могут быть свои соображения для такого анализа. Могу сказать, что конституция страны предусматривает возможность внесения поправок. Венесуэльский народ может принять такие поправки на трёх избирательных процессах — референдуме об изменениях, выборах в учредительное собрание, утверждении новой конституции. Ситуация с безопасностью страны может потребовать решительных действий, и нельзя исключить ситуацию, когда власти страны могут призвать избирателей на соответствующий референдум.

Карлос Рауль Эрнандес:

— Думаю, что вопрос о российских базах появился в связи с искажением высказываний заместителя министра иностранных дел РФ Сергея Рябкова. Он не говорил о военных базах, поэтому считаю тему баз безосновательной.

— Вы поддержите такой шаг или будете против него?

Мануэль Рухелес:

— У меня совершенно не будет возражений против улучшения оборонительного и наступательного потенциала наших вооружённых сил на основе двустороннего военного сотрудничества с Российской Федерацией, для чего не будет необходимо даже внесение поправок в Конституцию страны. На практике такой шаг послужит укреплению оборонительного и сдерживающего равновесия между братской и мирной Россией и империей, запускающей свои когти по всему миру.

Жан Аро:

— Отвечать на такой вопрос в настоящее время было бы слишком смело и преждевременно. США наращивают военное присутствие на украинско-российской границе, Россия концентрирует войска на своей стороне.
Я вспоминаю кризис 1962 года с советскими ракетами на Кубе и нахожу некоторое сходство с нынешними действиями США на Украине, однако существует огромная разница. Советские ракеты на Кубе были размещены в ответ на развёртывание американских в Турции. А сейчас США угрожает размещением войск близ российской границы, хотя у России нет никакого военного присутствия рядом с США.
Кроме того, основные СМИ часто забывают, что обе стороны располагают подлодками с ядерными ракетами, позволяющими нанести удар по противнику издалека.

Карлос Рауль Эрнандес:

—  Я считаю, что Венесуэле не следует влезать в дела великих держав. Не думаю, что США будут сидеть сложа руки в связи с подобным шагом.

— А какой будет реакция населения, если Каракас и Москва договорятся о размещении российской базы в Венесуэле?

Мануэль Рухелес:
 
— Думаю, что наше население в достаточной степени информировано. Естественно, будет кампания со стороны средств массовой дезинформации, контролируемых крупными корпорациями. Небольшие слои населения, сторонники правой и ультраправой оппозиции будут против, их представители уже сейчас начали высказываться по этому поводу. Но венесуэльский народ знает, кто его враг, кто усложняет ему жизнь, кто перекрывает ему доступ к продуктам питания и лекарствам. И он испытывает благодарность России за солидарность, за поставки вакцин, позволяющих ограничить распространение COVID-19. Считаю, что в случае проведения референдума по вопросу о размещении сдерживающих вооружений, призванных избежать конфронтации, он наберёт необходимое количество голосов.

Жан Аро:

Венесуэльцы страдают от жестоких односторонних мер блокады со стороны США и ЕС, что отражается на их повседневной жизни, на возможности покупать продукты и лекарства. Также они знают, что Россия — союзник, который им помогает.  
В Венесуэле есть разумная и патриотически настроенная оппозиция, а также совсем другая, находящаяся на службе у США. Естественно, что представители последней будут выступать против любого российского присутствия в стране.
Что касается позиции народа в целом, то возможно, что они поддержат решение, достигнутое путём переговоров со страной-союзником.
Венесуэльцы — мирный народ, но не следует забывать, что в последние годы они были свидетелями агрессивных действий США, попыток вторжения и попыток покушения на президента страны.
 
Карлос Рауль Эрнандес:

— Такая договорённость покажется населению скандальной. Кроме того, она вызовет ожесточённые споры на американском континенте и во всём мире.

— Будет ли гипотетическая российская военная база служить интересам Венесуэлы?

Мануэль Рухелес:

— Давайте не забывать, что США вторгаются только в бедные и беззащитные страны. Вспомним, что подчёркивал Сунь-Цзы: если хочешь мира, то нужно готовиться к войне. Мы здесь говорим, что наша революция мирная, но вооружённая. Своевременность такого шага более чем очевидна.

Жан Аро:

— Пока что такая российская база — не более чем гипотеза. Нынешняя напряжённость помогает президенту Джо Байдену отвлекать внимание от сложной внутренней ситуации в США. Также она представляет своего рода диверсию против ЕС, например, против президента Франции Эммануэля Макрона.
Однако в маловероятном случае вооружённого конфликта все параметры анализа изменятся.
В любом случае следует задать вопрос о том, у кого есть огромное количество военных баз по всему миру, кто бомбил Корею, Вьетнам, страны Ближнего Востока и Латинской Америки? Кто является угрозой и кто должен защищаться?

Карлос Рауль Эрнандес:

— Не вижу никакой выгоды для страны. Венесуэла успешно отразила вмешательство Дональда Трампа в её внутренние дела и справилась с американскими экономическими санкциями. Сейчас ей необходимо приложить усилия для улучшения своего экономического положения, а не заниматься созданием конфликтов.

 

Со слов венесуэльских собеседников издания, если у нынешнего кризиса и есть какие-то параллели с Карибским, то весьма относительные.