И вписал действительно на века всего-то двумя строчками, которые на Донбассе знают и стар, млад, и, кажется, год ищи, а не сыщешь такого человека, который этих строк не знает. Автора, может, и не вспомнят, но слова узнают. Слова эти стали донбасским оберегом, заговором, высоким забором, который враг никогда не перелезет. Ни в этом веке, ни в следующем, никогда. Вот они, эти строчки:

Донбасс никто не ставил на колени,
и никому поставить не дано
.

Согласитесь, кажется, что эти две строчки уже не имеют автора, что это какая-то старинная присказка, оставшаяся нам в наследство от предков. Шахтёрские песни Беспощадного давно уже начали восприниматься как народные. Был такой случай, когда одна из донецких газет обратилась к читателям с просьбой присылать горняцкий фольклор. Как можно догадаться, во многих конвертах оказались тексты Павла Беспощадного.

Мальчик Паша, будущий поэт, родился 29 июня 1895 года по старому стилю в селе Всеславль Смоленской губернии в семье безземельного крестьянина. Дед был крепостным. В семье было восемнадцать детей. Мать Павла звали Юлия Александровна. Учился будущий поэт в церковно-приходской школе. Вместе с семьёй, ещё подростком, переехал в Донбасс. Тогда это была довольно частая практика. Безземельные крестьяне выбирали Донбасс, потому что именно на земле Донбасса можно было найти работу и прокормить семью. На Донбассе всегда и местные, и приезжие работали тяжело и до седьмого пота. И маленький Паша не стал исключением. В 1907-1917 годах (с 12 лет) Павел Иванов работал в шахте — выборщиком породы, лампоносом, саночником, коногоном. Вскоре после переезда от полученной в шахте травмы умер отец. По другой версии, у мальчика не было отца, а был отчим Григорий Борисов. С 1918 по 1921 год будущий поэт участвовал в Гражданской войне. В 1918 году добровольцем пошёл в Красную Армию.

После демобилизации в 1921 году Иванов возвратился в Горловку. Снова начал работать в шахте. Активно занимался самообразованием, знакомился c творчеством Маяковского, Демьяна-Бедного, Светлова, Сосюры, Жарова, Багрицкого, Ушакова. 18 мая 1924 года были опубликованы первые стихи Павла в газете «Кочегарка» (тогда «Всероссийская кочегарка»). Тогда же Павел оставил шахтёрский труд и перешёл работать в отдел писем газеты «Кочегарка». Активно работал над объединением донбасских литераторов в Пролетарский союз писателей «Забой».

Первый сборник стихотворений поэта вышел в 1930 году. Назывался он «Каменная книга». Павел Беспощадный активно принимал участие в деятельности писательской организации Донбасса «Забой», публиковался в журнале «Забой», наряду с такими известными авторами Донбасса, как Борис Горбатов, Михаил Снежин, Григорий Баглюк, Николай Олейников, Порфирий Трейдуб, Феликс Ковалевский и другими. Основные темы поэзии Павла Беспощадного связаны с традициями рабочего фольклора.

В 1932 году переехал в Горловку, куда была переведена редакция газеты «Кочегарка». В 1941 году был эвакуирован в Среднюю Азию (на фронт не попал по состоянию здоровья). Во время пребывания в эвакуации в Таджикистане в городе Душанбе была написана книга «На родине друзей» (1941-1943 годы). Сразу после освобождения Донбасса Павел вернулся, поначалу в Краснодон, потом в Ворошиловград (современный Луганск). В начале 1950-х годов навсегда вернулся в Горловку. Считался патриархом горловского литературного движения.

Я побеседовала с поэтом из Горловки Иваном Нечипоруком о том, как сегодня горловчане относятся к Беспощадному. «Павел Беспощадный для жителей Горловки из разряда тех людей, кто по праву считается лицом города, — рассказал Нечипорук, — вполне возможно, что молодёжь имеет слабое представление о том, что именно он написал, но, тем не менее, знают, кто это. Будучи гражданином Донбасса (жил и в Перевальске, и в Артёмовске, и в Ворошиловграде, и даже в Краснодоне), больше всего любил Горловку. В его дворе был заложен литературный сад. Каждый горловчанин, выпускавший книгу, сажал фруктовое дерево в этом саду».

Иван также рассказал, что сейчас в Горловке помимо улицы Беспощадного существует литературная премия его имени, его имя носит ОШ №73, и долгое время существовало Лито им. Беспощадного. Сейчас для горловчан Павел Григорьевич это не просто поэт — это символ эпохи, знамя Донбасса. «А лично я, преподавая литературу родного края, — поделился Иван, — пытаюсь открыть школьникам ещё и тонкого лирика, которого долгое время прятали за ширмой идеологии и поэтическими прокламациями труда. Он был любящим Донбасс сыном, и Донбасс это оценил».

Женился поэт довольно поздно, в 34 года. Избранницей стала восемнадцатилетняя Елизавета Абрамовна, которая родила Беспощадному в 1943 году сына, а в 1945 и 1947 годах — дочек. Умер поэт 25 мая 1968 года в Горловке. Невероятно то, что Беспощадный не променял Горловку на другие города, поэт не рвался в столицу. Очень многие донбасские литераторы обрели и литературное, и человеческое счастье в столицах, Беспощадный же остался верен небольшому городу в Донецкой области. Стихи Беспощадного очень любила шахтёрская мать Евдокия Королёва, всегда плакала, когда их читали. Беспощадный очень много писал о шахтёрах.

«Павел Григорьевич Беспощадный для меня пример того, как человек сам ограняет свой талант, — поделился со мною заместитель председателя Союза писателей Владислав Русанов, — делая из бесформенного природного алмаза настоящий сверкающий бриллиант. Сочетание глубины мысли, простоты подачи и изящества самого стихотворения позволяет поставить Павла Беспощадного в один ряд с теми поэтами, на примере которых нужно и должно учиться. Очень жаль, что его стихи, за редким исключением, по-прежнему остаются неизвестными широкой читающей публике и, самое главное, школьникам».

Дорогие читатели, мне кажется, лучшее, что мы можем сделать в день рождения великого донбасского поэта, это вспомнить его стихи. У меня есть несколько любимых текстов Беспощадного, в них невероятно много социального оптимизма, свойственного советским людям. В стихотворении «Труд» Беспощадный умело перемешал уголь и мел, уголь и чернила, ремесло поэтическое и шахтёрский труд.

Труд

Труду открыто сердце настежь,
о нём стихов слагаю строки.
В песчинке вижу горы счастья,
в углинке — чугуна потоки.
Так каждый день. Ни на мгновенье
я не даю себе покоя…
Поэзия всегда горенье,
и я люблю её такою.

Ниже один из самых моих любимых текстов. Слово «благоговей», которое, на мой взгляд, является ключевым в этом стихотворении, ну точно из моего детства. Когда ты садишься в автобус и видишь шахтёра с подведёнными чёрным глазами, едущего после смены. И всю дорогу смотришь на него и благоговеешь. Или когда отец возвращался после шахты домой, садился ужинать, а ты напротив ешь и смотришь на него, и любишь-любишь-любишь. И насмотреться не можешь, потому что с младых ногтей знаешь, что однажды он может не вернуться из-под земли.

Горняк-гвардеец (в госпитале)

Пускай глаза мои погаснут;
остынет кровь…
Но будет жить родной Донбасс мой —
моя любовь!
И шум шкивов, и вздох подъёмной,
вагонов бег,
неукротимый, неуёмный
откатчиц смех.
Про эти руки золотые
напишут гимн.
Они средь нас — труда святые, —
молитесь им!
Когда шахтёр идёт навстречу, —
благоговей…
Он света нового предтеча,
он — Прометей.
Он поднял солнце из забоя —
огонь побед.
Он грозный меч в руках героя —
и жизнь, и свет.

Современная Украина активно разгоняет миф, что, дескать, донбассовцы всегда стояли особняком и Украину люто ненавидели. Должно быть, современной Украине так удобней, но посмотрите на текст ниже, разве мог такое написать человек, ненавидевший Украину. Нет, конечно. Всегда легко обвинить другого в ненависти, когда сам напортачил. Беспощадный, абсолютно русскоязычный поэт, он называет Украину благодатью, говорит, что она привела его к источнику песен.

УКРАИНЕ

В перекличке сирен и рулад соловьиных
ты растила меня, ты меня берегла,
ты мне больше, чем мать, благодать — Украина,
ты к источнику песен меня привела.
У горняцких копров, терриконов высоких
зазвенел твой птенец, твой воспитанник — сын,
ты учила слагать меня нежные строки
и железные гимны горячих годин!
Ты на бой повела закалённый Донбасс твой,
чтоб разбил, разметал изувера-врага.
Ты светила в бою нам зарницею ясной…
И металась шрапнель, и зверела пурга.
Но котовцы крошили врагов эскадроны,
таращанцы крушили Эйхгорна полки.
Били царских сатрапов и чёрных баронов
закаленные в схватках бойцы-горняки.
Передышка. Шахтёр едет в Киев столичный,
в Киев — сказочный город, к знакомым, к родным.
Рассказать о Донбассе, о жизни рудничной,
посмотреть на Днепро, поздороваться с ним!
Просидеть до зари на Владимирской горке,
проследить, как стремителен звёзд перелёт,
иль к могиле Тараса лететь на моторке,-
Днепр весной и слепит, и кипит, и поёт…
Сколько песен приветных нашепчет Славута!
Сколько в Каневе я передумаю дум!..
Как вы дороги мне, золотые минуты!
Как ты близок, Донбасса строительный шум!
Украина моя, край любимый, певучий!
Непокорён и горд твой народ-богатырь,
никакие разбойные чёрные тучи
не затмят эту высь, эту даль, эту ширь!

Горько, дорогие читатели, что хоть поэт и надеялся, что Украина будет вечной благодатью, хорошей матерью, кормилицей, но пророчеству не суждено было сбыться. И нет теперь ни выси, ни дали, на ширины, а от той Украины остался только один Донбасс, который себя теперь Украиной не считает.