Так, глава украинского МИД Дмитрий Кулеба 30 сентября заявил: «Одним из краеугольных камней украинской внешней политики является поддержка территориальной целостности государств. И мы последовательно поддерживали территориальную целостность Азербайджана, так же как Азербайджан поддерживал нашу территориальную целостность в международно-признанных границах».

Кулеба: Украина всегда поддерживала территориальную целостность Азербайджана
Кулеба: Украина всегда поддерживала территориальную целостность Азербайджана
© Facebook, Dmytro Kuleba
Вполне стандартные и ожидаемые слова как для него, так и для любого его предшественника. Однако совпадают ли они с европейской позицией, с которой с 2014 года Киев старательно сверяет курс? Сравним эти слова с диалогом, который в тот же день состоялся на традиционной правительственной конференции в Берлине между не названным в стенограмме журналистом и замом спикера МИД Германии Андреа Зассе.

"— У меня очень простой вопрос к МИД по Нагорному Карабаху. Как ФРГ рассматривает нагорно-карабахский регион? Является ли он частью Азербайджана по международному праву или нет?

— Прежде всего несколько общих замечаний о конфликте… Мы очень озабочены ожесточенными боями с убитыми и ранеными с обеих сторон, которые разразились в минувшие выходные. По этому вопросу мы находимся в тесном контакте с различными партнерами… Министр иностранных дел Маас высказался о конфликте в минувшие выходные. Хотя вам, возможно, знакомы его слова, я снова процитирую их здесь:

«Я призываю обе стороны конфликта немедленно прекратить все боевые действия и, в частности, обстрелы деревень и городов. Конфликт вокруг Нагорного Карабаха может быть урегулирован только путем переговоров. Минская группа ОБСЕ в составе трех сопредседателей к этому готова. Армения и Азербайджан должны немедленно прекратить акты насилия и встать на путь переговоров по существу».

Эта цитата дает ответ и на ваш вопрос. Минская группа ОБСЕ и стороны конфликта должны прояснить статус Нагорного Карабаха.

— Но это не ответ на мой вопрос. У меня очень конкретный вопрос: считает ли Федеративная Республика Германия Нагорный Карабах частью Азербайджана в соответствии с международным правом, как и должно быть? Соответственно, можно было бы подумать, что нужно потребовать от Армении освободить эти оккупированные территории.

— Я должна повторить свой ответ: мы хотим, чтобы стороны вернулись за стол переговоров и урегулировали этот конфликт с Минской группой ОБСЕ.

— Я не могу этого понять. Если вы говорите, что Крым является частью Украины по международному праву, как насчет Нагорного Карабаха? Является ли Нагорный Карабах частью Азербайджана по международному праву или нет?

— Мой ответ говорит сам за себя".

Конфликт в Нагорном Карабахе. Азербайджан включил Украину в особый список
Конфликт в Нагорном Карабахе. Азербайджан включил Украину в особый список
© РИА Новости, Алексей Куденко | Перейти в фотобанк
Эти слова не надо связывать ни с малой осведомленностью Зассе в данном вопросе, ни с германской спецификой. Как раз известно, что основная специфика Берлина в международных (за пределами ЕС) делах не слишком высовываться, не выступать с позицией отличной от позиции его ведущих европейских партнеров. Традиционно особая координация у Германии с Францией, которая в данном конфликте выступает посредником как один из сопредседателей Минской группы ОБСЕ.

А в появившемся на 1 октября совместном заявлении президентов всех трех стран-сопредседателей (Владимира Путина, Дональда Трампа и Эммануэля Макрона) тоже о территориальной целостности ничего нет. Там осуждение эскалации насилия и призывы к Еревану и Баку прекратить боевые действия и «незамедлительно взять на себя обязательства добросовестно и без выдвижения предварительных условий возобновить переговоры по существу урегулирования при содействии сопредседателей Минской группы ОБСЕ». О том же и в заявлении глав МИД той же тройки от 5 октября, только финальный призыв сформулирован так: «Без промедления взять на себя обязательства по возобновлению процесса урегулирования на основе существующих базовых принципов и соответствующих международных документов, которые хорошо известны обеим сторонам».

Базовые принципы — это Мадридские принципы, документ, который представители Минской группы передали Армении и Азербайджану в испанской столице в ноябре 2007. Он никогда не был обнародован полностью. Впервые его содержании официально изложили лишь через полтора года, 10 июля 2009. Это сделали лидеры России, США и Франции (Дмитрий Медведев, Барак Обама и Николя Саркози) в ходе саммита «Большой восьмерки» в итальянском городе Л'Аквила. В их заявлении говорилось, что «эти принципы предусматривают, в частности:

— возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха под контроль Азербайджана;
— предоставление Нагорному Карабаху временного статуса, гарантирующего его безопасность и самоуправление;
— открытие коридора между Арменией и Нагорным Карабахом;
— определение в будущем окончательного правового статуса Нагорного Карабаха на основе юридически обязывающего волеизъявления;
— обеспечение права всех внутренне перемещённых лиц и беженцев на возвращение в места их прежнего проживания;
— международные гарантии безопасности, включающие операцию по поддержанию мира».

Затем все это повторили те же три лидера на новом саммите «восьмерки 26 июня 2010 года в канадском городе Мускока, но в этом заявлении уже отмечалось, что и Баку, и Ереван с этими принципами согласились. Тем не менее, дальнейшие переговоры ничего не дали, но и новый документ об урегулировании не появился.

Какой из сторон конфликта Украина отправит военную помощь? Аваков объяснил
Какой из сторон конфликта Украина отправит военную помощь? Аваков объяснил
© Twitter, Арсен Аваков/Yulia Babych
Здесь важно подчеркнуть, что все представители Минской группы, говоря о будущем окончательном статусе Нагорного Карабаха, не упоминают, что это должен быть статус непременно в составе Азербайджана. То есть фактически он трактуется как спорная территория, чей статус предстоит прояснить, как и сказала Зассе, только не упомянув, что государственную принадлежность территории должны в конечном итоге определить ее жители (включая нынешних азербайджанских беженцев). И хотя право на отделение не подчеркивается, оно Минской группой не отрицается. Так, еще в августе 2008 американский представитель в этой группе Мэтью Брайза говорил: «Жители Нагорного Карабаха сами решат, пойдёт ли республика под юрисдикцию Азербайджана или получит независимость». Отражением такой позиции является и карта Азербайджана на сайте МИД Франции. Там Нагорный Карабах окрашен другим цветом, чем Азербайджан, однако и не таким цветом, как все страны-соседи Азербайджана.

И в принципе все страны ЕС с этим согласны. Так, в марте 2008 года ни одна из них не проголосовала за предложенную Баку резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН «О положении на оккупированных территориях Азербайджана», где Карабах трактовался как часть Азербайджана как в настоящем, так и в будущем. Украина, кстати, тогда голосовала за ту резолюцию, а все сопредседатели Минской группы — против. А между прочим, у той же Франции с Азербайджаном действует подписанный еще 20 декабря 1993 Франсуа Миттераном и Гейдаром Алиевым договор «О дружбе, согласии и сотрудничестве. Причем «согласие» — перевод условный. Во французском оригинале слово entente, которое читается как «антанта», сразу вызывая в памяти военный союз времен Первой мировой, который этим словом и обозначался. А в статье 2 этого договора записано «уважение к принципу нерушимости границ».

Однако на самом деле в современном мире понятия территориальной целостности трактуются неоднозначно, в зависимости от интересов трактующего. Очень яркий пример здесь резолюция Европарламента от 20 мая 2010 г. о необходимости стратегии ЕС для Южного Кавказа.

Когда речь идет о регионе без привязки к конкретной стране, в документе подчеркивается приверженность территориальной целостности. В пункте G преамбулы говорится, что «ЕС уважает принципы суверенитета и территориальной целостности в своих отношениях с государствами Южного Кавказа», а в пункте 5 основной части «Европарламент считает неприемлемым для каких-либо внешних акторов ставить условия уважения суверенитета и территориальной целостности государств Южного Кавказа».

Но далее идет конкретика. В разделе о Нагорном Карабахе Европарламент

— поддерживает основные принципы, содержащиеся в Мадридском документе, и заявление стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ от 10 июля 2009 года на полях саммита «большой восьмерки» в Л'Аквиле (п.7);

— требует «вывода армянских войск со всех оккупированных территорий Азербайджана, сопровождаемого развертыванием международных сил, чтобы предоставить необходимые гарантии безопасности в переходный период, который обеспечит безопасность населения Нагорного Карабаха и позволит перемещенным лицам вернуться в свои дома» (п.8);

— отмечает, что промежуточный статус Нагорного Карабаха может быть решением проблемы, пока не будет определен окончательный статус, и что он может создать переходную основу для мирного сосуществования и сотрудничества армянского и азербайджанского населения в регионе (п.10);

Далее идет раздел «Конфликты в Грузии. Там Европарламент «вновь заявляет о своей безоговорочной поддержке суверенитета, территориальной целостности и нерушимости международно-признанных границ Грузии и призывает Россию уважать их; призывает власти Грузии приложить дальнейшие усилия для достижения урегулирования внутренних конфликтов Грузии в Абхазии и Южной Осетии (п.13).

Необдуманные заявления. Как Азербайджан прирос Турцией и чем это навредит Украине
Необдуманные заявления. Как Азербайджан прирос Турцией и чем это навредит Украине
© Sputnik | Перейти в фотобанк
То есть территориальная целостность есть у всех, но получается, что, по мнению Европарламента, у Грузии есть международно-признанные границы, а у Азербайджана — нет. И это притом что Абхазию и Южную Осетию признали на момент резолюции Россия и еще несколько стран, а Нагорно-Карабахская республика (НКР) никем не признана. Конфликт в Абхазии и Южной Осетии для Европарламента внутригрузинский, а конфликт в Нагорном Карабахе не назван внутриазербайджанским, и это в данном контексте сделано не столько для того, чтобы так подчеркнуть участие в нем Армении, сколько потому что для Европарламента открыт вопрос статуса региона.

Да, Нагорный Карабах, как и прилегающие территории, именуется оккупированным Арменией. Но решение проблемы видится в замене армянской армии (при этом войска непризнанной НКР очевидно считаются ЕП армянскими войсками Армении) миротворческими силами, которые по идее должны создать атмосферу для решения вопроса о статусе. Но нигде не сказано, что этот статус должен быть статусом в пределах Азербайджана.

Но в чем же разница между Карабахом, с одной стороны, и Абхазией и Южной Осетий — с другой, Европарламент не пытался объяснить. А знакомство с финалом обсуждения карабахской темы на упомянутой правительственной пресс-конференции в Берлине рождает еще больше вопросов. После того как проазербайджанский журналист покритиковал разные стандарты в отношении Карабаха и Крыма (см. выше) в помощь Зассе высказался спикер правительства Штефан Зайберт:

«Я хотел бы сказать еще одну вещь очень кратко, потому что тема Крыма сейчас смешивается с этой, а я считаю, что мы должны их разделять. В ходе распада Советского Союза в 1991 году Украина, включая Крым, стала независимым государством. Тогда же был референдум, на котором большинство избирателей высказались против отделения Крыма (на самом деле в Крыму, как и во всей Украине, 1 декабря 1991 голосовали за подтверждение акта независимости от 24 августа. — П.С.). Это совершенно разные условия. Это совершенно другая ситуация, чем в Нагорном Карабахе. Поэтому ответ коллегии абсолютно правильный».

Алиев назвал обострение ситуации в Карабахе «моментом истины» для Азербайджана
Алиев назвал обострение ситуации в Карабахе «моментом истины» для Азербайджана
© Пресс-служба президента Азербайджана | Перейти в фотобанк
Но чем тогда отличаются от Карабаха Абхазия, Южная Осетия, наконец Приднестровье, которые в 1991 продемонстрировали ясное желание не отделяться от СССР? По логике Зайберта они должны бы подпадать под одну категорию.

Правда, спикер германского правительства закончил ту реплику словами. «Я думаю, мы здесь уже узнали из многих примеров, что всегда имеет смысл рассматривать любой конфликт по отдельности и не проводить сравнения, которые, в конце концов, всегда хромают». Теоретически все правильно. Любой конфликт вокруг статуса некой территории неповторим, но проблема еще и в том, что тезис об этой неповторимости — это прежде всего карта в политической игре. Этот тезис мировые игроки обычно выдвигают не для того, чтобы решить конфликт с наилучшим учетом его особенностей, а лишь для прикрытия своих государственных интересов в каждой конфликтной ситуации. И без трезвой оценки этих реалий невозможно разобраться в любом конфликте, включая, естественно, и донбасский.