«Мягкую силу» США применяли в противостоянии с СССР в годы холодной войны, но и после краха идеологического соперника Вашингтон продолжил использовать этот механизм, пропагандируя идеи демократии, свободы, рыночной экономики, а также продвигая свой образ борца за свободу и справедливость, ведущей военной, экономической и технологической державы. При помощи «мягкой силы» США достигают политические цели неполитическими методами.

Иван Никонов: Российская элита, увы, не до конца понимает нужность «мягкой силы»
Иван Никонов: Российская элита, увы, не до конца понимает нужность «мягкой силы»
© Facebook, Ivan Nikonov

В чём сила, брат?

В публичной дипломатии США можно выделить три направления:

1. Культурное

Эта аполитичная сфера становится политическим инструментом в условиях отсутствия дипломатических связей между странами, например, с Ираном. Программы сотрудничества в области искусства, гастроли театров, выставки музеев, спортивные мероприятия позволяют добиться более лояльного отношения местной публики.

2. Образовательное

Оно включает в себя как академическую форму (преподаватели, студенты, школьники), так и неакадемическую, которая сейчас играет доминирующую роль в этом направлении (чиновники, политики, военные, члены правительств и парламентов, лидеры неправительственных организаций и партий участвуют в программах обмена правительства США). Во время краткосрочного обучения они изучают, как функционируют американские институты и американская демократия, а затем должны внедрить американские ценности в своей стране. Только через образование передаётся основной посыл американской внешней политики — вы завтра станете элитой и будете взаимодействовать с нами, нам бы хотелось, чтобы вы несли дружественную политику в отношении нас.

Политолог Молчанов: США посредством «мягкой силы» вырастили нынешнюю украинскую элиту
Политолог Молчанов: США посредством «мягкой силы» вырастили нынешнюю украинскую элиту
© Facebook, Денис Жарких

В образовательных программах США участвовали, в частности, бывшие премьер-министры Великобритании Маргарет Тэтчер и Тони Блэр, бывший канцлер ФРГ Герхард Шрёдер, генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, Верховный представитель по внешней политике и безопасности ЕС Хавьер Солана, бывший президент Египта Анвар Садат, бывший президент Афганистана Xамид Карзай, бывший президент Грузии и губернатор Одесской области Михаил Саакашвили.

3. Информационное

За международную информационную деятельность США отвечает Бюро международных информационных программ Государственного департамента, ключевая задача которого состоит в обеспечении зарубежной аудитории нужной для американского правительства информацией. Оно занимается не только направлением лекторов в другие страны, созданием американских библиотек, распространением информационных листовок и журналов, но и отбором политических элит в других странах, с которыми власти США должны установить информационный контакт, а также поддерживает деятельность международных телерадио- и интернет-каналов, которые вещают во всех странах мира (Voice of America, Free Asia, Free Europe/Liberty, Marti и другие). 

Цифровая дипломатия как новая веха публичной дипломатии США

Всё течёт, всё меняется. С развитием технологий важное место во внешнеполитическом курсе США заняла цифровая дипломатия, которая позволяет воздействовать на аудиторию через интернет посредством создания специализированных сайтов, установления прямого диалога американского правительства с зарубежными блогерами и передачу технологий активистам.

Больших успехов в этой области добилась Хиллари Клинтон, для которой после проигрыша внутрипартийных праймериз Бараку Обаме было делом чести проявить себя на посту госсекретаря США, и в результате она превратила цифровую дипломатию в самый эффективный инструмент публичной дипломатии.

Цифровая дипломатия США, период активного использования которой пришёлся на 2010-2012 годы, преследовала три цели:

1) социальный активизм — граждане остальных стран должны бороться за свои интересы через соцсети;

2) кибер-диссидентство — активисты и блогеры будут выводить людей на улицы при помощи Twitter и Facebook;

3) цифровой активизм — пассивные пользователи, которые передают информацию дальше.

Для их достижения американские власти разработали множество цифровых проектов:

  •  мобилизация активистов при помощи специализированных сайтов: на этих ресурсах они могут общаться между собой, выполнять какие-то проекты, а потом встретиться на форуме в Вашингтоне;
  • поощрение создания вирусных роликов: пользователи создают ролики на тему защиты демократии, а их распространение брало на себя правительство США, авторы лучших роликов получали стипендии;
  • Facebook: все государственные ведомства, политики и дипломаты США общались с пользователями на своих страницах;
  • Twitter-дипломатия: США никогда напрямую не призывали к революциям, а просто цитировали демонстрантов, ставили хэштеги, по которым пользователи могли найти центр протестов;
  • создание местных соцсетей (Куба, Иран, Китай, Афганистан) для расширения доступа местных жителей, это помогало наладить контакт с диссидентами, которые подсказывали, как можно использовать соцсети для борьбы с правительством страны;
  • передача технологий активистам: представители Twitter, Facebook, Google на семинарах учили зарубежных активистов, как скрыть свой IP, как использовать телефон во время протестных движений (этот проект оказался очень эффективным);
  • распространение антицензурного оборудования, которое позволяет зарубежным активистам заходить на запрещённые в стране сайте, скрывать IP и вести скрытую политическую борьбу;
  • мониторинг зарубежной блогосферы — американские специалисты изучали политическую позицию блогеров других стран и устанавливали контакт с нужными людьми.

В цифровую дипломатию США вошла идея об управлении мировой информацией. Сотрудники отдела по работе с зарубежной аудиторией Госдепартамента, созданного в 2010 году, должны были стать модераторами в соцсетях: они отвечали на вопросы пользователей (как на английском, так и на арабском, китайском, русском и других языках) и направляли дискуссию, вбрасывали свои тезисы, объясняли политику США, причём не скрывали, что работают в американском внешнеполитическом ведомстве. Созданный позже Отдел цифровой дипломатии Госдепартамента занялся обучением американских дипломатов работе в соцсетях и взаимодействию через них с зарубежной аудиторией.

Весьма эффективным инструментом американской цифровой дипломатии служит интерактивное международное вещание. По количеству созданных каналов международного вещания радио и ТВ через интернет США занимают первое место (далее следуют Иран, Франция, Германия, Россия и Китай). Американцы используют идею ребрендинга для каждой стран, то есть один канал в разных странах имеет своё название ("Голос Америки" в Иране — Персидская служба новостей, а в Афганистане — Свободный Афганистан). Успешность этого направления обусловлена, во-первых, возможностью напрямую общаться с зарубежной аудиторией и получать от них отклики, комментарии, в результате это позволяет понять настроение общественности той или иной страны и очень быстро менять продвигаемый месседж, во-вторых, продвижение интерпретации позиции США по ключевым событиям на мировой арене, в-третьих, короткометражные ролики и документальные фильмы продвигают положительный образ страны, для чего существует несколько способов: применяемая Россией и Китаем борьба со стереотипами (сначала показывают устоявшийся негативный стереотип, затем опровергают его и наконец показывают позитивные изменения страны); отказ от демонстрации негативного образа своей страны и продвижение только положительную информацию о себе, что практикуют США; отказ от жёсткой критики других стран в пользу акцента на историческое прошлое той или иной страны, например, проект, рассказывающий о движении диссидентов в СССР; противостояние в англоязычном Twitter, в ходе которого СМИ продвигают политическую интерпретации событий в таком ключе, который соответствует позиции его страны.

Слова словами, а деньги деньгами

Силу слова в век информационных технологий недооценивать нельзя, но всё же деньги имеют гораздо большую силу, чем, естественно, пользуются американские власти в борьбе за умы и сердца людей по всему миру.

Агентство США по международному развитию (USAID) финансирует зарубежные неправительственные организации причём так, что с официальной точки зрения не имеет никакого отношения к реализации программ: предоставляют гранты западным благотворительным фондам (прежде всего Национальный фонд в поддержку демократии, Международный республиканский институт и Национальный демократический институт по международным делам, Фонд Сороса, Фонд «Евразия», Фонд Маккартуров, Freedom House), и они уже сами распределяют деньги среди местных неправительственных организаций и молодёжных движений. Зачастую реципиенты не знают, что работают на американском финансировании. В своих отчётах фонды не раскрывают имена грантополучателей, предоставлена только информация о том, какие гранты выделены и на какие цели.

Теневая власть страны. Кукушата Сороса в гнезде Украины
Теневая власть страны. Кукушата Сороса в гнезде Украины
© REUTERS, Lisi Niesner/File Photo

«Цветные революции» в разных странах свершились не без участия USAID. Оно опосредованно, руками местных НКО, участвовало в проведении выборов, экономических реформ (часто наносивших вред стране), обучало оппозиционных активистов и диссидентов, внедряло в университеты американские программы обучения и многое другое.

Генеральная прокуратура РФ внесла Международный республиканский институт, Национальный демократический институт и Национальный фонд в поддержку демократии в список нежелательных организаций. Однако это, как и принятие закона об иностранных агентах, не мешает, например, последнему действовать на территории страны через мелкие фонды, включая совместные с российскими гражданами. Американские структуры ежегодно выделяют российским активистам гранты, якобы направленные на борьбу с коррупцией, поддержку меньшинств и защиту прав человека, а на самом деле — на подрывную деятельность. Это слишком хорошо, чтобы быть правдой, что США одному из своих главных конкурентов на мировой арене просто так с барского плеча давал деньги американских налогоплательщиков на повышение качества жизни. 

В чьих руках «мягкая сила»

В реализацию программ публичной дипломатии США вовлечено более 70 правительственных ведомств, они получают только правительственные дотации из бюджета, а также множество полуправительственных организаций, которые получают дотации от частных лиц на реализацию правительственных программ.

Правительственные структуры работают на нескольких уровнях:

1. Стратегический — принимают планы о планах, финансировании и т.п.

Президент США инициирует программы в области публичной дипломатии (создание информационного агентства США было личной инициативой Дуайта Эйзенхауэра, Джон Кеннеди создал USAID), при Белом доме работает экспертная Комиссия по публичной дипломатии. Все экспертные оценки в области цифровой дипломатии стекаются в Совет по национальной безопасности, где затем вырабатываются решения, какие программы необходимо реализовывать в той или иной стране. Не последнюю роль играет Конгресс США, он не только предоставляет финансирование на реализацию программ, но и может сам инициировать их, если президент не уделил должного внимания какой-то стране. С публичной дипломатией напрямую связаны два комитета Конгресса: комитет Сената по внешней политике и комитет Палаты представителей по международным делам. В свою очередь, отделы Пентагона по информационным операциям принимают программы в использовании военных интервенций и в странах, где находятся американские военные.

2. Политический — реализуют программы публичной дипломатии.

Все решения, принятые исполнительной властью или Конгрессом поступают в отдел по публичной дипломатии и общественным связям Госдепартамента, а их реализацией занимаются несколько подразделений ведомства. Центр глобального вовлечения, созданный в 2016 году и ставший центром новой американской публичной дипломатии, занимается мониторингом блогосферы и анализирует информационную деятельности лидеров в сфере публичной дипломатии (России, Китая, Ирана, стран Европы и Латинской Америки) и вырабатывает решения о новых направлениях в информационной деятельности США. В области информации программы публичной дипломатии реализует Управление международным вещанием, полностью зависящее от Госдепартамента. Оно курирует все каналы вещания США, контролирует месседж, решает, какие документальные фильмы и ток-шоу показывать за рубежом.

Агентство США по международному развитию (USAID) — по закону имеет статус неправительственной организации, но это полностью правительственная организация, которая получает дотации от Конгресса, а руководитель подчиняется госсекретарю) — реализует решения, принятые президентом, подписанные им законы, документы, принятые Советом по национальной безопасности, связанные с публичной дипломатией.

Вадим Самодуров: Соревноваться с «мягкой силой» Запада России надо без паранойи и истерии
Вадим Самодуров: Соревноваться с «мягкой силой» Запада России надо без паранойи и истерии
© из личного архива Вадима Самодурова

К этому уровню также относится группа полуправительственных организаций, которые финансируются Конгрессом из частных источников. В публичной дипломатии США активно задействованы Национальный фонд в поддержку демократии (создан Рональдом Рейганом в 1983 году), Национальный демократический институт (реализует в других странах программы, связанные с политическими проектами, направленные в частности на проведение выборов) и Международный Республиканский институт (привлекается Агентством США по международному развитию для реализации проектов в области политики и экономики), а также различные фонды, в том числе Фонд Сороса, Фонд Форда, Фонд Макартура, Фонд «Евразия», которые финансируются частными лицами, но заключают с правительством соглашения о реализации тех или иных проектов. Часто эти фонды служат прикрытием правительственной деятельности. 

3. Контролирующий — проверяют результаты и оценивают эффективность программ.

Тот или иной представитель исполнительной власти отчитывается перед комитетом Сената по внешней политике и комитетом Палаты представителей по международным делам об использовании выделенных на программы публичной дипломатии средств. Аудит реализованных программ в этой сфере проводит Счётная палата Конгресса. Межведомственная группа по программам обмена оценивает программы обучения военных, политиков, чиновников, бизнесменов, и анализирует, как привезённые специалисты реализовали политические цели США после возвращения на родину. Для получения объективной оценки проделанной работы правительство США нанимает независимых экспертов из университетов и мозговых центров.

Как же устроен процесс принятия решений в области публичной дипломатии. Первичные бумаги о том, какая программа необходима в той или иной стране, готовят посольства и представительства культурных центров США, USAID, Национального демократического института и Международного Республиканского института. Эти документы поступают на рассмотрение Госдепартамента и Пентагона. Затем с аналитическим заключением госсекретарь идёт в Совет по национальной безопасности, где проводится оценка необходимости предложенных программ с точки зрения национальных интересов США. На следующем этапе бюджетное управление Белого дома устанавливает, насколько программы вписываются в бюджет, выделенный Госдепартаменту и Пентагону. Наконец представитель администрации президента или Госдепартамента идёт в Конгресс, в профильных комитетах которого ведётся обсуждение содержания программ и их финансирования, и конгрессмены решают, дать добро или свернуть проекты.

Успешность стратегии «мягкой силы» США обусловлена широким охватом и адресностью. Вашингтон разрабатывает разнообразные программы, способные отвечать интересам как можно большего количества людей по всему миру, при этом выбираются именно те активисты и чиновники, которые смогут распространить американские ценности по всему миру, то есть стать неформальными послами США, и именно в них Штаты вкладывают деньги и знания. Работа ведётся на столь высоком уровне, что в Госдепартаменте есть должность заместителя госсекретаря по публичной дипломатии. Эксперты Российского совета по международным делам и Центра поддержки и развития общественных инициатив «Креативная дипломатия» в докладе «10 шагов на пути к эффективной публичной дипломатии России», опубликованном в феврале 2020 года, приходят к выводу, что если бы в МИД РФ был департамент публичной дипломатии и работа с иностранной аудиторией велась активнее, то имидж России на международной арене был бы гораздо привлекательнее. При этом США не ограничиваются реализацией публичной дипломатии только на уровне чиновников, а привлекают к реализации множество НКО, в том числе местные в странах, где нужно реализовывать проекты. Более того, в продвижении американских ценностей на сегодняшний день задействованы миллионы и миллиарды жителей планеты, которые смотрят голливудские фильмы, слушают песни исполнителей из США и едят в«Макдоналдсе», тем самим они ещё и финансово обогащают американские компании, пополняют казну Соединённых Штатов.

В своей книге «Великая шахматная доска» советник 39-го президента США Джимми Картера по национальной безопасности Збигнев Бжезинский писал: «Культурное превосходство является недооцененным аспектом американской глобальной мощи. Что бы ни думали некоторые о своих эстетических ценностях, американская массовая культура излучает магнитное притяжение, особенно для молодёжи во всем мире. Её привлекательность, вероятно, берёт своё начало в жизнелюбивом качестве жизни, которое она проповедует, но её притягательность во всём мире неоспорима. Американские телевизионные программы и фильмы занимают почти 3/4 мирового рынка. Американская популярная музыка также занимает господствующее положение, и увлечениям американцев, привычкам в еде и даже одежде всё больше подражают во всём мире. Язык Internet — английский, и подавляющая часть глобальной компьютерной «болтовни» также из Америки и влияет на содержание глобальных разговоров. Наконец, Америка превратилась в Мекку для тех, кто стремится получить современное образование; приблизительно полмиллиона иностранных студентов стекаются в Соединённые Штаты, причём многие из самых способных так и не возвращаются домой. Выпускников американских университетов можно найти почти в каждом правительстве на каждом континенте».