С начала 2019 года быстрыми темпами продавались облигации внутреннего государственного займа под 20%, при этом оснований для таких высоких процентных ставок не было и нет. Иностранные спекулянты приходили на внутренний рынок ценных бумаг с долларами, скупали гривну и вкладывали эту гривну в облигации, в результате чего валюты на внутреннем рынке становилось все больше и больше.

Собственно, поэтому гривна и укреплялась.

Сразу же после длинных новогодних выходных доллар на межбанковском рынке подорожал до 24 грн/$ и выше, но уже к концу первой рабочей недели января гривна снова начала укрепляться — такие неоднозначные результаты показал украинский валютный рынок в первые дни 2020 года.

О том, есть ли объективные основания для дальнейшего укрепления гривны, обрушится ли национальная валюта и стоит ли ожидать дефолта по ценным бумагам, если нерезиденты выйдут из украинских ценных бумаг, в интервью изданию Украина.ру рассказал экономист Алексей Кущ.

Укрепление гривны: над Украиной навис гибридный дефолт

— Алексей, в начале года курс доллара резко вырос. Но в Национальном банке и правительстве утверждают, что гривна продолжит укрепляться по отношению к доллару и в 2020 году. Чего ждать от курса гривны?

Украинский экономист пояснил, кто заработал на укреплении гривны в 2019 году
Украинский экономист пояснил, кто заработал на укреплении гривны в 2019 году
© Facebook, Алексей Кущ
— Сейчас говорить о том, что курсовая тенденция поменялась, еще рано. Пока в основном задает тон наличный рынок валюты, потому что было мало операционных дней на межбанковском валютном рынке. Поэтому то, что сейчас происходит, — это колебания, связанные с динамикой спроса/предложения на наличном рынке.

Сейчас межбанковский рынок только начнет постепенно разогреваться, и тогда мы увидим те тенденции, которые начинают формироваться в начале года.

В принципе, по всем прогнозам должна быть примерно та же курсовая модель, которая была в 2019 году. Она будет обуславливаться тем, что государству нужно привлекать несколько сотен миллиардов гривен на внутреннем рынке, и единственный инструмент такого привлечения — облигации внутреннего государственного займа.

Кроме нерезидентов покупать эти инструменты никто не будет, то есть интерес бизнеса, населения, банков (кроме государственных) к этим инструментам ограничен. Государственные банки тоже не смогут выполнить этот план размещения этих облигаций, поэтому будет нацеленность на нерезидентов.

А для этого будут сохраняться достаточно высокие процентные ставки ОВГЗ — я думаю, скорее всего, они будут выше 10%.

Единственное, при всей схожести и бюджетных параметров, и параметров долговой пирамиды, этот год будет несколько отличаться от предыдущего.

— Почему?

— С одной стороны, Национальный банк начал политику монетарного смещения. Пусть она еще не столь явная, не столь ярко выраженная, но учетная ставка НБУ снижается и, соответственно, пропорционально снижению учетной ставки будет падать и интерес нерезидентов к ОВГЗ.

То есть эта пирамида не будет разворачиваться в таких масштабах, как это было в 2019 году.

Кроме того, прошлый год мы прошли на хорошем экономическом импульсе, который был в том числе обеспечен и умеренным инфляционном импульсом. Пусть это не совсем красиво звучит, но умеренная инфляция всегда являлась достаточно неплохим активатором экономического роста на Украине.

У нас сырьевая экономика, соответственно, инфляционный импульс в виде дефлятора ВВП всегда давал неплохие показатели роста.

Сейчас мы видим замедление потребительской инфляции фактически до 4%, в промышленности цены уже давно ушли в минус, промышленное производство упало в ноябре на 7,5%, индекс аграрного производства тоже замедлился до 2 с небольшим процента. То есть, в 2019 году был неплохой экономический задел, но во время второго полугодия этот экономический импульс был практически полностью «съеден».

В Нацбанке подсчитали убытки металлургов от укрепления гривны
В Нацбанке подсчитали убытки металлургов от укрепления гривны
© РИА Новости, Валерий Мельников | Перейти в фотобанк
Соответственно, уже в этом году не будет инфляционного импульса роста, не будет этого экономического задела, а значит, экономика будет находиться в состоянии финансовой гипоксии, бюджет будет находиться в состоянии финансовой гипоксии — денег не будет ни у кого, то есть будет жесткий дефицит гривны, начиная от бюджета, и заканчивая субъектами бизнеса.

В 2019 году наблюдалась атипичная ситуация, когда при небольшой, но все-таки инфляции гривны происходило укрепление ее курса, хотя обычно гривна девальвирует на показатель инфляции, и это нормально и экономически обоснованно.

А в этом году ситуация может быть тоже атипичной, но уже в другом формате: инфляция может снизиться практически до нуля (мы можем даже в какие-то сезонные периоды попадать в дефляцию), а при этом курс гривны, начиная со второго полугодия, может девальвировать.

— В связи с ростом пирамиды ОВГЗ на Украине вспоминаются события недавней истории. В мае 1993 года Россия начала выпускать государственные краткосрочные облигации с высокой доходностью. На полученные деньги правительство затыкало дыры в бюджете. К середине 1997 года стало ясно, что денег от новых выпусков ГКО хватает только на выплаты процентов по старым. В это же время в Азии разразился финансовый кризис. Инвесторы начали забирать деньги с развивающихся рынков, в том числе из России.

И в августе 1998 года Россия объявила дефолт по краткосрочным облигациям. После этого в стране разразился кризис: рубль к концу года обесценился в три раза, резко упал уровень жизни населения, банковская система была парализована на несколько месяцев. Можно ли ожидать объявления дефолта по облигациям и на Украине?

— Параллели просматриваются, но с определёнными оговорками. Есть схожие моменты с тем, что происходило в России в 1998 году. Примерно то же самое происходило и на Украине, но у нас это закончилось не дефолтом, а реструктуризацией. Кстати, достаточно интересной и уникальной в истории мировых финансов.

В 2020 году Украину ждет дефолт и финансовая катастрофа. Заплатят землей – Мураев
В 2020 году Украину ждет дефолт и финансовая катастрофа. Заплатят землей – Мураев
© Facebook, Евгений Мураев
Есть определенные аналогии и с летом 2008 года, когда гривна укрепилась, а затем произошел резкий обвал.

Но, как говорят французы, все аналогии хромают. Нет прямого «слепка», чтобы можно было сказать, что это полное повторение этой ситуации. Всё-таки проблема дефолта по ОВГЗ перед Украиной не стоит. Потому что эту проблему будут решать с помощью печатного станка.

ОВГЗ выпускается в основном в гривне, поэтому, если вдруг не будет хватать денег не выплату этих долгов, а привлечение новых долгов будет заморожено (например, начнется какая-то фаза финансового кризиса или нерезидентов перестанут интересовать процентные ставки), просто включат печатный станок. И за эти долги расплатится население обвалом курса национальной валюты, то есть этот удар распределят на простых украинцев.

Поэтому в ближайшее время угрозы дефолта нет.

А есть угроза гибридного бюджетного дефолта, когда будут замораживаться незащищенные статьи бюджета, как это было в конце 2019 года. И весь 2020 год мы можем пройти фактически под знаком такой заморозки, когда будут выплачиваться только зарплаты, пенсии, но незащищенные статьи будут резко сокращены, например, в части инфраструктурного развития и так далее.

Этот риск есть, потому что правительство связано с показателями бюджетного дефицита с международными финансовыми организациями, и если оно начнет расширять дефицит бюджета, оно сразу вылетит из всех программ сотрудничества, начиная от МВФ и заканчивая Всемирным банком, ЕБРР и так далее.

По большому счету мы сейчас наблюдаем выплату долгов за счет уничтожения внутренней экономики. У Украины было несколько вариантов: дефолт, новая реструктуризация, но выбрали самый токсичный — конвертацию внешнего долга во внутренний.

С одной стороны, трансформация внешнего долга в гривневый долг выглядит вроде бы очень хорошо, если рассматривать ее в отрыве от украинских реалий. Но при этом забывают говорить о сумасшедших ставках доходности по ОВГЗ, которые доходили до 20%.

При этом забывают говорить, что это крайне короткий долг, только сейчас ОВГЗ стали выпускать на четыре года максимум, а до этого выпускали на три, шесть месяцев, до года и так далее. Если посмотреть параметры этой трансформации, то получается, что она была крайне токсичной. Она привела к атипичной ревальвации гривны, которая не имела экономических оснований, к падению промышленного производства, к падению платежеспособности населения.

И если она продлится еще весь 2020 год, Украина может полностью утратить весь свой промышленный потенциал.

— Что ожидает Украину, если нерезиденты массово выйдут из украинских ценных бумаг? Многие эксперты говорят, что резкий выход невозможен. Вы разделяете это мнение?

— Пока явных предпосылок выхода нет, наблюдается небольшое замедление притока. Но, хотя мы живем в условиях поведенческой экономики, поведенческие модели очень сложно отслеживать.

Ищенко рассказал, почему гривна растет относительно доллара, и что с ней будет дальше
Ищенко рассказал, почему гривна растет относительно доллара, и что с ней будет дальше
© РИА Новости, Игорь Маслов | Перейти в фотобанк
Как правило, на фондовом рынке две базовые эмоции — жадность и паника. Сейчас мы видим жадность — они насыщаются, как слетевшаяся на зеленое поле саранча. А когда наступит паника и эта саранча поднимется и полетит на другое поле, сказать сложно, потому что на это влияет много факторов.

Это может быть какой-то внутренний политический фактор, может быть глобальный финансовый — первые признаки мирового финансового кризиса сразу же приведут к массовому оттоку спекулятивных инвестиций с развивающихся рынков. Естественно, когда они начнут массово выходить, это приведет к обрушению пирамиды, к обрушению курса и так далее.

У некоторых наших экспертов очень короткая память. Многие действительно сейчас говорят, что нерезиденты не смогут быстро выйти, потому что узкий рынок, никто не купит у них эти бумаги, очень ограниченный валютный рынок и т.д и т.п. Точно такие же фразы были в 1998 году.

Знаете, когда начинается паника, то бумаги, которые покупались с доходностью 14%, в 1998 году, когда выходили,  продавались с доходностью 800%. То есть при панике будут продавать за условные копейки, лишь бы забрать хоть что-то. Поэтому недооценка этого панического фактора очень опасна.