Мезальянс бородатого старца и красной девицы возник не сразу. И это, с одной стороны, можно объяснить разницей в возрасте. Потому что Мороз Иванович, как прообраз Деда Мороза, известен только с 1840 года, когда был опубликован сборник «Сказки дедушки Иринея» Владимира Одоевского. В сборник была включена сказка «Мороз Иванович», в которой впервые давалась литературная трактовка образа фольклорного и обрядового Мороза, прежде выступавшего лишь в качестве языческого хозяина стужи и зимнего холода.

«На жену смотреть не сможешь»: Голая правда Барбары Брыльской
«На жену смотреть не сможешь»: Голая правда Барбары Брыльской
© РИА Новости, В. Алисов | Перейти в фотобанк
Достаточно долгое время Мороз Иванович и ёлка с Новым годом существовали по раздельности. Их объединение произошло во второй половине XIX века, когда в городской среде России отмечаются первые попытки создать самобытного «рождественского деда», который дарил бы подарки русским детям, как Святой Николай у их западных сверстников.

А в это самое время Снегурочка является публике персонажем народной сказки о сделанной из снега девочке Снегурке (Снежевиночке), которая ожила. Этот сюжет был обработан и опубликован в 1869 году А.Н. Афанасьевым во втором томе его труда «Поэтические воззрения славян на природу»: «Снегурка названа так потому, что родилась из снега». В сказке старик и старуха лепят куклу из снега и она оживает, а летом девушка идёт с подругами в лес и тает.

В 1873 году Александр Островский пишет пьесу "Снегурочка". В ней Снегурочка предстаёт как дочь Деда Мороза и Весны-Красны, погибающая во время летнего ритуала почитания бога солнца Ярилы. Первоначально пьеса не имела успеха у публики. Однако в 1882 году Н.А.Римский-Корсаков поставил по пьесе одноименную оперу, которая имела огромный успех.

В 1886 году впервые отмечается «Морозко», и к началу XX века уже складывается знакомый образ Деда Мороза.

Дальнейшее развитие образ Снегурочки получил в работах педагогов конца XIX — начала XX века, которые готовили сценарии для детских рождественских елок.

После революции Дед Мороз, вместе со всеми рождественскими традициями, подвергся гонениям. Его окончательное изгнание произошло в канун 1929 года. А через семь лет Дед Мороз вернулся. Это произошло после того, как 28 декабря 1935 года член Президиума ЦИК СССР П.П.Постышев опубликовал в газете «Правда» статью, где предложил организовать для детей празднование Нового Года с новогодней ёлкой. Официальное торжественное возвращение Деда Мороза произошло очень скоро: в первом в СССР Харьковском Дворце пионеров 30 декабря 1935 прошла первая «реабилитации» официальная новогодняя ёлка. А в январе 1937 года Дед Мороз уже со Снегурочкой приветствовали гостей на празднике в московском Доме Союзов.

Отец Дмитрий: «И Дед Мороз, наверное, придёт на праздничные игры с автоматом»
Отец Дмитрий: «И Дед Мороз, наверное, придёт на праздничные игры с автоматом»
© Анна Ревякина

Светлана Борисовна Адоньева, российский фольклорист, антрополог, доктор филологических наук, профессор кафедры истории русской литературы СПбГУ, ведущий научный сотрудник Российского института истории искусств, подтверждает, что канонический образ Деда Мороза с внучкой Снегурочкой как обязательных персонажей новогоднего праздника сформировался уже только в советское время.

Вне зависимости от современных суеверий Снегурочка, по верованиям предков, является дочерью Мороза и его супруги Снежной Царицы, а не внучкой, как мы привыкли думать. Сама же Снежная Царица, якобы, является дочкой Мары и Кощея, что вообще вносит в новогодние сценарии совершенную путаницу: где же тогда проходит граница добра и зла? Конечно, можно решить, что в тот самый момент, когда карета превращается в тыкву, но это совсем другая сказка!

Судьба текста и авторов гимна Советского Союза: от Коца в Донбассе до Михалкова в Москве
Судьба текста и авторов гимна Советского Союза: от Коца в Донбассе до Михалкова в Москве
© РИА Новости, Владимир Вяткин | Перейти в фотобанк
Любопытно, что на ранних советских изображениях Снегурочка чаще изображена маленькой девочкой, в виде девушки её стали представлять позднее. В послевоенный период Снегурочка — почти обязательная спутница Деда Мороза во всех праздничных торжествах и поздравлениях. Под Новый год часто Снегурочками работали студентки театральных вузов и актрисы. В самодеятельных постановках на роль Снегурочек выбирали старших девочек, девушек и женщин, обычно светловолосых.

Старик который ходит в цветной шубе, с посохом в руке, в валенках и ездит на тройке лошадей, вряд ли сможет в эпоху постмодерна обаять цветущую — хоть и бледную — молодую особу. Возможно, все дело в мешке с подарками? Но все подарки, обычно, раздаются детям. И Снегурочка помогает Деду Морозу это делать. Поэтому, причина неотлучного присутствия девушки должна быть в другом.

Одно время в новогодних церемониях появлялся мальчик в красной шубе и шапке с цифрами Нового Года. Он представлялся молодой сменой Старого Года, своеобразным антагонистом. Таким образом, учитывая фертильный возраст Снегурочки, можно предположить, что мальчик был ей совсем не чужим. И акт ниспровержения Старого Года Новым вполне вписывается в фрейдистскую "эдипов комплекс".

Как оскароносный уроженец Кременчуга запустил в СССР голую женщину, затмившую золото Америки
Как оскароносный уроженец Кременчуга запустил в СССР голую женщину, затмившую золото Америки
© «Золото Маккенны»
Зигмунд Фрейд, изучавший древнегреческую мифологию, в том числе миф о царе Эдипе, предположил, что каждый мальчик в возрасте от трёх до пяти лет чувствует эротическую тягу к своей матери и ревнует её к отцу, соперничая с ним из-за неё. Конечно, это довольно смелое предположение об узах, связывающих то ли внучку, то ли дочку с то ли дедом, то ли отцом. Тем более, что маленький Новый Год вскоре потерял популярность и исчез из праздничных сценариев. Так был ли мальчик?..

Стоит отметить, что Снегурочка — помощница Деда Мороза, которая постоянно рядом с ним, существует только в нашей культуре. В остальных культурах есть приблизительно похожие образы, но ни один Дед Мороз мира не может похвастаться такой спутницей. Что в наши дни не такая уж большая редкость…

В итоге надо вспомнить, что предложенный вышеупомянутой С.Б. Адоньевой прагматический подход к стереотипным формам поведения и речи дал возможность понимать фольклор и ритуал не только как культурное наследие народа, но и как орудие контроля общества над поведением и внутренним миром своих членов. А это значит, что устроители новогодних праздников снова будут нами манипулировать в интересах своих сценариев. И это, надо признать, очень хорошо. Потому что кто же против повеселиться от души? Совершенно не задумываясь о проблемах уходящего года, мечтая о приятностях наступающего и не вникая — кто кому кем приходится в дуэте Деда Мороза и Снегурочки. Желая только всем: нового счастья!