Игорь Кривецкий — заметная фигура политического закулисья. Сам он признавался, что являлся основным финансистом Майдана 2013-2014 годов со стороны партии «Свобода». Уточняет, правда, что финансировал основную сцену, т.е., подмостки для «голоса майдана» — будущего дважды министра культуры Евгения Нищука. Того самого, который пытался быть еще и министром генетики, уверяя, что у жителей Запорожья и земель к востоку от него генетики нет в принципе. Но этот лженаучный выпад уже почти забылся. А вот то, что революционно настроенный актер звал на борьбу с режимом, напоминает: и на нем, и на его работодателе — кровь протестующих и работников правоохранительных органов, которых столкнули в смертельных противостояниях.

Нищуки духом. В Киеве снесут памятник Суворову, установленный в кадетском училище
Нищуки духом. В Киеве снесут памятник Суворову, установленный в кадетском училище
© commons.wikimedia.org, Константинъ

Что же такого важного решил «отстегнуть» от своих щедрот Народный депутат Украины от ВО "Свобода" в ВР VII созыва под «счастливым» №13 в списке? Это альбом литографий (малотиражных отпечатков) авторства всемирно признанного скульптора Александра Архипенко. Этот альбом был издан тиражом всего 60 экземпляров, он есть в собраниях таких музеев мира, как МОМА (Нью-Йорк, США), в Государственном Эрмитаже находится 12 его рисунков, а в Украине до сего времени он был представлен только отдельными листами упомянутого альбома во львовском Музее имени Андрея Шептицкого. Называется альбом «Тринадцать литографий», но передано было почему-то одиннадцать… Возможно, что даритель — по бизнесовой привычке — оставил себе комиссионные в виде двух листов, возможно — было украдено еще до него. Тем более, что рисунки не лишены притягательности — это преимущественно женские фигуры ню.

По факту события музейщики должны быть довольны: имя Архипенко, пожалуй, является одним из столпов, на которых держится весь пантеон украинского искусства XX века. И если по поводу Малевича весь сыр-бор в самом разгаре: поляки считают его своим по происхождению, украинцы — по рождению, а россияне — по развитию профессионального дискурса (хотя тут белорусы могут вставить свои пять копеек про Витебск) — то с Архипенко все более просто.

Родился в Киеве в 1887 году, в 1905 году был отчислен из Киевского художественного училища за участие в забастовке, в 1906 переехал в Москву для учебы в Московском училище живописи, архитектуры и скульптуры, а в 1908 году — в Париж. В 1908-1914 жил в интернациональной колонии художников «Улье», в 1910 выставлял в Салоне Независимых вместе с Александрой Экстер, Казимиром Малевичем, Пабло Пикассо, Браком, Дереном.

В 1921 году открывает свою школу-студию в Берлине. В 1923-м переезжает в США, в 1929 получает американское гражданство. В 1934-м оформляет павильон Украины на выставке в Чикаго. С 1937-го преподавал в Новом Баухаусе. Умер в Нью-Йорке. Как видно, в сугубо украинском патриотическим дискурсе замечен не был, привнес в художественную практику кубизм в скульптуре и «негативное пространство», что означает всего лишь работу с отсутствующим объемом, но ни в коем случае не отрицательные эмоции. Значит, по всем статьям, вполне подходящая фигура для видоизмененной новой властью идеологической парадигмы.

Как известно, Министр культуры, молодежи и спорта Владимир Бородянский недавно сказал: «У нас намного шире самая обычная история. Надо расширять». А новый директор Института национальной памяти Антон Дробович, защищая свою стратегию во время конкурса на занимаемую должность, утверждал: «Нужно прилагать больше усилий для сохранения памяти об общей истории украинцев и украинских поляков, евреев, армян, татар, греков, болгар и других».  Вероятно, подразумевая под «другими» и американцев украинского происхождения, ибо про русских говорить сейчас еще чревато для карьеры.

Министр культуры Украины Бородянский предложил сажать журналистов в тюрьмы
Министр культуры Украины Бородянский предложил сажать журналистов в тюрьмы
© Андрей Лубенский

А вот укладывается ли в такую парадигму сотрудничество главного художественного музея страны с прожженным кукловодом радикальных группировок — вопрос не эстетики, но этики. История знает примеры похожего толка: музей Гетти, самый состоятельный приобретатель произведений «старых мастеров» и античной скульптуры на престижных аукционах Лондона и Нью-Йорка, был открыт в свое время на деньги нефтяного магната Жана Поля Гетти (1892-1976), который был ко времени смерти самым богатым человеком мира. При этом его дом был окружен крепостной стеной и охранялся целой армией службы безопасности и двадцатью собаками, специально дрессированными для охраны людей. Вряд ли это было бы необходимо, веди он свой бизнес праведно.

Однако возможно, что такой жест доброй воли Игоря Кривецкого — это референс к босоногому детству? Меценат занимался рисованием. Правда, занимался он и кикбоксингом, поэтому, наверное, больше денег выделял на хулиганские выходки своих подопечных. Но сейчас другая эпоха — вон и Виктор Пинчук уже который год выделяет немалые деньги на международную премию Future Generation Art Price (100 000 долларов победителю, не считая расходов на организацию). Другие акулы капитализма местного калибра (то есть, пираньи приватизации) тоже публично выказывают тягу к прекрасному. Игорь Воронов, сколотивший капитал на золотодобыче, является создателем Voronov Art-foundation, благодаря которой украинцы имели возможность неоднократно увидеть подлинные произведения Александра Архипенко, Константина Бранкузи, Эдгара Дега, Альберто и Диего Джакометти, Амедео Модильяни, Пабло Пикассо, Деметра Чипаруса и других великих мастеров мирового искусства. Андрей Адамовский, владелец ТРЦ Арт-молл и Скай-молл, вообще содержит институцию современного искусства М17, где проходят выставки, конференции, круглые столы, лекции, кинопоказы. Но это все, пользуясь терминологией Ильфа и Петрова, «голубые воришки», которые просто воспользовались общественной ситуацией и своим природным даром. Хотя весьма и весьма недаром, о чем свидетельствуют материалы журналистских расследований.

А вот что касается таких персонажей, как Пупс (как кличут пана Кривецкого в узких кругах) — тут одними художественными альбомами не отделаться. Потому что вряд ли это возможно в рамках одного поколения — слишком живы еще воспоминания о «кровавой бане», устроенной праворадикальными молодчиками. «Украинская правда» приводила по горячим следам 21 марта 2014 года слова самого Кривецкого: «Реально, если разобраться, революцию сделали в большинстве мы».  Выходит, и отвечать надо реально за ее последствия тем, кто ее сделал. И не «лепить горбатого», выставляя себя человеком с тонким художественным вкусом и бессребреником.

А скульптор не виноват. Даже если, по молодости лет, поддерживал революцию 1905-1907 годов. В конце концов, не за то он включен в пантеон мирового искусства. И не за украинское происхождение.