В середине ноября Верховная Рада Украины в первом чтении проголосовала за снятие моратория на продажу земли. Это знаковое решение было неоднозначно воспринято обществом, которое не без основания опасается распродажи черноземов Украины иностранцам.

В дискуссию вокруг земельного вопроса вступили все — и политики, и журналисты, и пользователи соцсетей. По прошествии нескольких недель после судьбоносного решения эти споры не только не «остыли», но вышли на новый уровень эмоционального накала и аргументации.

Если проанализировать основную массу сообщений в украинском сегменте Facebook, то можно увидеть, что подавляющее число обсуждающих эту тему выступают в той или иной степени против введения рынка земли и распродажи стратегических госпредприятий. Причем все чаще приводятся доводы о негативном влиянии подобных планов власти в долгосрочной перспективе.  

К примеру, украинский экономист Алексей Кущ считает, что открытие рынка земли приведет к постепенному уничтожению животноводческой отрасли и переводу всего сельского хозяйства Украины на монокультуры.

Кущ: «После продажи земли животноводство исчезнет из нашего аграрного сектора»
Кущ: «После продажи земли животноводство исчезнет из нашего аграрного сектора»
© Facebook, Алексей Кущ

«Никто не будет использовать купленную землю как пастбища для скота, чтобы развивать животноводство.

Рынок земли — это уничтожение триады «семейные хозяйства, фермерские хозяйства, крупные аграрные корпорации», которой, кстати, нет больше нигде в мире. Данная триада будет разрушена в пользу больших корпораций, которые будут специализироваться на крупном моноэкспорте, и в результате Украина станет экспортером двух-трех культур: рапс, соя подсолнечник, зерно. А животноводство будет исчезать из нашего аграрного сектора», — полагает он.

Более эмоционально и категорично о последствиях продажи земли и приватизации госпредприятий высказался народный депутат Украины, сопредседатель фракции «Оппозиционная платформа — За життя» Вадим Рабинович.

Он назвал преступными планы команды Владимира Зеленского и фракции «Слуга народа» во что бы то ни стало продать землю Украины.

Но у данного решения есть и горячие сторонники. Так, украинский финансовый аналитик Сергей Фурса считает все «страшилки» по поводу продажи земли иностранцам лишь политически мотивированной ложью.

«Страшне. Приходят последние времена. Восстали все фрики и ужасы нашего городка и идут за мозгом маленького украинца. И едят его, как Ляшко ест чернозем, пугая и страша, пугая и страша и уже просто среди ночи просыпаются бабушки и бегут во двор посмотреть, есть ли еще там святая украинская земля, не вывез ли ее еще Сорос вагонами, не построили ли еще в огороде ядерный могильник или бордель, не заковали ли еще ваших детей в кандалы и не продали ли еще на невольничьем рынке…

Рынок Земли в Украине — это классический Оруэлл. Свобода — это рабство, бедность — это богатство, рынок земли — это геноцид», — иронизирует на своей странице в соцсети Фурса.

Правда, его коллега, украинский экономист Алексей Кущ считает расчеты подобных специалистов, что продажа черноземов принесет колоссальные инвестиции, несостоятельными.

Он обращает внимание, что при высокой доходности внутренних банковских депозитов и очень больших процентах по ОГВЗ инвесторы просто не будут вкладываться в менее доходный актив, которым сейчас является земля.

Экономист пояснил, почему не будет роста цен на украинский чернозем
Экономист пояснил, почему не будет роста цен на украинский чернозем
© Facebook, Алексей Кущ

«Все прогнозы космического роста цен на украинский чернозем, равно как и такие же прожекты по стоимости аренды, к сожалению, упираются в сухие математические расчеты.

Если взять модель альтернативной ренты (банковский процент), то средняя стоимость земли должна будет составить $400-1700 за 1 га. Объяснение достаточно простое: если банки обеспечивают 15% по депозитам, НБУ — 16% по депосертификам, а Минфин — 20% по ОВГЗ, никто из инвесторов (внутренних и внешних) не будет вкладывать свои инвестиции в «дорогой» чернозем, приносящий добавочную стоимость в размере 400 дол. и арендный доход 100-200 дол. в год.

То есть для начала неплохо было бы понизить внутренние ставки (естественным путем) и минимизировать присутствие государства на внутреннем рынке капитала, а потом уже искать инвесторов, готовых вкладывать в отечественный рынок земли свои инвестиции под 5% годовых», — поясняет экономист.

Практически идентичные оценки высказываются и в отношении запланированной Кабмином масштабной приватизации госпредприятий.

В частности, экс-глава Госагентства по вопросам науки, инноваций и информатизации Украины Владимир Семиноженко настаивает, что к крупным промышленным корпорациям нельзя применять методы примитивной продажи, которая сейчас предлагается украинскими властями. 

Семиноженко: «Утверждение, что приватизация – это путь к эффективному собственнику ложное»
Семиноженко: «Утверждение, что приватизация – это путь к эффективному собственнику ложное»
© semynozhenko.net | Перейти в фотобанк

«Вопрос о большой приватизации, как и о рынке земли, сегодня самая горячая тема.

Я уже высказывался о приватизации предприятий нашего энергомашиностроительного комплекса и говорил, что нельзя путать порядок действий. Утверждение, что приватизация — это путь к эффективному собственнику, само по себе ложное, как показал украинский опыт.

Важно, чтобы государство создавало конкурентные корпорации, в данном случае речь идет об энергомашиностроительной корпорации, а затем уже в рамках корпоратизации, можно продавать определенную часть государственной собственности. Такой путь и близко нельзя сравнить с примитивной продажей, которая сейчас предлагается», — написал он на своей странице в Facebook.

А вот бывший депутат Верховной Рады Украины Владимир Олейник убежден, что все разговоры нынешней власти о необходимости продать стратегические объекты национальной промышленности, чтобы частный инвестор ими лучше управлял, являются обычным обманом и мошенничеством.

Олейник предложил вместо приватизации предприятий выставить на продажу Кабмин
Олейник предложил вместо приватизации предприятий выставить на продажу Кабмин
© РИА Новости, Владимир Трефилов

«Все на продажу. Формально всем в государстве владеет народ. А Правительство и власть избирается для управления хозяйством страны. Управлять, а не продавать.

Но сегодня власти Украины предпочитают распродавать активы, утверждая, что предприятия и объекты убыточны. Лживость таких заявлений очевидна. Вспомним хотя бы, что ранее проданные предприятия, приносившие прибыль сегодня, в своем большинстве стоят или растащены по кусочкам.Сегодня на продажу вновь выставили несколько десятков объектов. Это Одесский припортовый завод, Объединённая горно-химическая компания, «Электротяжмаш», «Президент-отель», шахта «Краснолиманская». Не умеете управлять — уйдите.

У меня предложение. Если продажа такая эффективная штука, может быть выставить Кабмин на продажу? За эти десятки голов кто-то возможно даст какие-то деньги тоже. Вы продаёте страну, а мы продаём это правительство», — настаивает политик.

Столь жаркая дискуссия пользователей соцсетей наглядно демонстрирует исключительную болезненность для украинского общества вопроса внедрения рынка земли и «окончательной и бесповоротной» приватизации. Вот только мотивация у противников в данном споре совершенно разная.

Действующей власти, политикам западной ориентации и «птенцам гнезда Сороса» бесполезно доказывать всю стратегическую пагубность для Украины таких планов. Их задача не предполагает столь долгосрочные расчеты, им нужно получить эффект быстро — здесь и сейчас, и поэтому все здравые аргументы нынешней властью будут просто проигнорированы.