Собственно, ничего необычного ни в том, ни в другом нет.

Исторически для Украины был характерен высокий уровень антисемитизма. Достаточно вспомнить дикие еврейские погромы во время народных восстаний XV-XVIII веков и в ходе гражданской войны 1918-20 годов. Да и в 1941-44 годах немецким фашистам не пришлось долго искать добровольцев для массового уничтожения евреев.

На самом деле нельзя сказать, что ненависть к евреям — нечто имманентно присущее украинцам и полякам (именно они занимают первое место в уже упомянутом рейтинге). Просто эти народы с древнейших времён живут по соседству (первый обнаруженный документ, касающийся истории Киева, принадлежит членам местной иудейской общины), постоянно контактируют и имеют давний счёт взаимных претензий.

Например, уничтожение евреев в ходе Освободительной войны под руководством Богдана Хмельницкого объяснялось тем, что именно с еврейскими ростовщиками была связана одна из наиболее неприятных форм национально-религиозного угнетения украинцев, — поляки отдавали православные церкви в откуп ростовщикам, и те просто запирали их до того момента, пока община не собирала достаточно денег. Между тем, церковь того времени — универсальный социальный инструмент. Без работающей церкви невозможно было оформить никакой акт гражданского состояния, не говоря о том, что само по себе непосещение церковных служб было страшным грехом…

Эдуард Долинский: Антисемитизм на Украине — закономерное, но не системное явление
Эдуард Долинский: Антисемитизм на Украине — закономерное, но не системное явление
© Facebook Эдуарда Долинского

В общем, основания для нелюбви к евреям при желании найти можно. Нельзя простить преступлений.

Так или иначе, историческая база антисемитизма есть, хотя она и была несколько сглажена за советский период. Впрочем, антисемитизм не был исключён и тогда — несмотря на всю дружбу народов и происхождение Маркса и Энгельса.

Совершенно естественно, что за последние годы, по мере роста националистических настроений и антикоммунистической пропаганды (а антикоммунисты никогда не забывали о происхождении Маркса и Троцкого) отношение к евреям ухудшалось.

В ходе исследования, на которое мы сослались в начале, респондентов спрашивали, считают ли они определенные негативные стереотипы «вероятно правдивыми» или «вероятно ошибочными». Результаты показали, что уровень антисемитизма на Украине в 2016 году был 32%, а уже в 2019 году вырос до 46%.

К схожим выводам пришли и специалисты Киевского международного института социологии. Например, выдающийся украинский социолог Владимир Паниотто говорит об общей динамике (в приложении ко всем национальным группам, не только к евреям) следующее: «с 1994 по 2007 год уровень ксенофобии в Украине рос (в 2007 он был самым высоким за всё время наблюдений), с 2008 до 2013 несколько снизился, в период после аннексии Крыма и войны в Донбассе с 2014 до 2018 немного вырос и вернулся к уровню 2013 года».

По данным исследования КМИС, проведённого в сентябре этого года, индекс ксенофобии (средняя социальная дистанция по шкале Богардуса — чем больше цифра, тем хуже отношение) для евреев довольно низкий. Они занимают в списке всего шестое место — после русско- и украиноязычных украинцев, белорусов, русских и поляков. К ним относятся лучше, чем, например, к совершенно невинным канадцам. Собственно, индекс составляет всего 4,07, в то время как у антилидеров списка — цыган — 5,41, а у украиноязычных украинцев — 2,18.

Правда, когда знакомишься с данными самого исследования, картина уже не выглядит столь оптимистично. Например, в состав своей семьи готовы допустить евреев всего 17% опрошенных, в то время как украиноязычных украинцев — 60% (кстати, русскоязычных украинцев — 48%, и скажите, что лозунг о «сортах украинцев» придуман «пиарщиками Януковича»). И то, что африканцев готовы принять в семью всего 6% опрошенных, как-то не успокаивает.

При всём при этом политические проявления антисемитизма выглядят как-то странно.

С одной стороны, понятно, что евреев не любят. Достаточно вспомнить очаровательную манеру «производить» в евреи неприятных политиков. Например, Тимошенко припоминают дедушку по фамилии Капительман, а Порошенко, уж совсем не в тему, провозгласили «Вальцманом».

Ксенофобия по-украински: болезнь, подхваченная на Майдане
Ксенофобия по-украински: болезнь, подхваченная на Майдане
© РИА Новости, Алексей Куденко | Перейти в фотобанк

С другой стороны, те же украинские националисты, будучи вполне себе антисемитами, отнюдь не стеснялись брать деньги на оружие у Коломойского для войны со славянами — русскими и украинцами (Путина на Украине, кажется, почти никто евреем не считает). Более того, на официальном уровне те же самые националисты отрицают антисемитизм как свой, так и своих идейных предшественников.

И да — при всём украинском антисемитизме президентом Украины был избран именно еврей Зеленский, никогда особенно своей национальности не скрывавший.

В общем, украинский антисемитизм дальше раскрашивания памятников и использования неполиткорректной лексики не идёт. В реальных ситуациях учитываются совсем другие моменты, чем национальность и вероисповедание (последний вопрос у Зеленского нарочито запутан, что, однако, почти никак не повлияло на результаты выборов — это был даже позитивный фактор по сравнению с «томософренией» Порошенко). Такой антисемитизм можно назвать «теоретическим» — в теории «все знают», что евреи плохие, но на практике антисемит идёт и голосует за еврея Зеленского, потому что «еврей Вальцман» хуже.

Вопрос только в том, проявится ли глубинный антисемитизм, и если да, то как?