Николай Иванович появился на свет в треугольнике между тремя крупными донбасскими городами — Горловкой (уголь, химия), Дзержинском (уголь, машиностроение) и Константиновкой (химия, стекло). Но его вся родня — исключительно шахтерского рода. Еще дед пришел в старую Щербиновку (ныне Дзержинск) работать на руднике «Северный», и отец его там всю жизнь отпахал, и брат. Николай же Рыжков мечтал о небе, но, трижды не пройдя комиссию в подготовительную летную школу, поступил в Краматорский машиностроительный техникум.

Карьера инженера

Распределение получил на Урал, который стал его второй родиной, — за четверть века прошел путь от мастера до генерального директора одного из гигантов первых пятилеток — «Уралмаша». Больно ему было должно быть видеть, как в «святые девяностые» его предприятие, бывшее буквально государством в государстве, продали за 20 тысяч долларов заезжему грузинскому авторитету.

Крупный практик промышленности естественным путем попал в Москву, где становится заместителем министра тяжелого машиностроения, одного их основных в деле строительства оборонной промышленности. А с 1979 по 1982 год Николай Рыжков отработал первым заместителем председателя Госплана СССР.

В лагере реформаторов

Без коммунистической партии в те времена, конечно, ничего не обходилось, талантливых управленцев тянули на самый верх. В 1982 году Рыжков становится членом ЦК КПСС. Причину своего вхождения в партийную элиту Союза Николай Иванович в воспоминаниях своих объясняет так:

«В ноябре 82-го года меня — совершенно неожиданно — избрали секретарем ЦК, и Андропов ввёл меня в команду, готовившую реформы. Туда входили и Горбачёв, Долгих… Об этой работе по подготовке реформ я не жалею. Ситуация была тяжелой, кризис зрел. Мы стали разбираться с экономикой, а с этого началась перестройка в 85 году, где практически были использованы итоги того, что сделали в 83-84 годах. Не пошли бы на это — было бы ещё хуже».

Юбилей Донецка едва не стоил жизни Михаилу Горбачеву
Юбилей Донецка едва не стоил жизни Михаилу Горбачеву
© Бориса Виткова из коллекции Донецкого музея фотожурналистики и фототехники
Вместе с тем донбасско-уральский характер уже в 1987 году привел его к конфликту с Михаилом Горбачевым, возглавившим страну в 1985-м. Предсовмина был категорически не согласен с идей отказа от государственного планирования советской экономики, мол, рынок, все сам наладит в стране, где к тому времени даже банковской системы не было.
Противодействие горбачевским реформам (Рыжков до сих пор на дух не выносит слово «перестройка», придуманное, как он говорит, еще Временным правительством Керенского) привело его к обширному инфаркту в 1990 году. Через год Рыжкова отправили на пенсию.

Парень из Донбасса — последний премьер советской империи и герой Армении

Его позиция

До этого он успел сделать многое, чтобы притормозить сваливание страны в кризис мирового масштаба. Увы, рядом с Горбачевым тогда уже были люди, которые спали и видели развал великой Советской (русской) империи. Можно смело сказать, что последний ее премьер (после его ухода должность предсовмина упразднили) ушел вместе с ней. Даже если бы он был здоров, выносить идиотизм псевдоэкономистов он не мог. Кстати говоря, пять лет назад Николай Иванович в интервью Первому каналу признавался, что самые тяжелые годы в его жизни были именно эти — 1989-1990. В мемуарах о тех днях он записал:

«Вскоре появилась и программа «500 дней», которая, на мой взгляд из нынешних времен, была идиотизмом высшей степени. Если бы сегодня кто-нибудь такую программу предложил, да еще вышел с ней на трибуну, его бы сняли и забыли, что он такой есть. Это действительно несерьезный документ, согласно которому за 500 дней делается поворот от экономической модели плановой экономики на рыночную. Когда страна абсолютно не была готова, у нее не было таких институтов, которые управляли бы новой экономикой. Когда прошло несколько лет, Явлинский, который был у истоков этих «500 дней», поехал в Америку, и там ему разъяснили: господин Явлинский, надо 8-10 лет, чтобы все это сделать. Мы ему говорили о таких же сроках, но он нас не слушал. Но американцев он услышал, согласился с ними…»

Герой Армении

Одним из самых ярких этапов его жизни была ликвидация последствия жуткого землетрясения 1988 года в Армении. Тогда эта маленькая горная страна, Армянская ССР, была разрушена силами природы чуть не до основания. Помогали восстанавливать города и села всем Союзом. Нынче, поди, и не удалось бы Армении выбраться из такой беды, ведь было разрушено до 40 процентов промышленного потенциала страны, 21 город и многие десятки сел, город Спитак был разрушен до основания. А тогда Армения была окружена кольцом братских республик. И каждая сочла за честь прийти армянскому народу на помощь. Во главе комиссии по ликвидации последствий трагедии встал председатель Совета Министров СССР Николай Рыжков. 

Великая сотня. «Донбасс оказался гораздо глубже»
Великая сотня. «Донбасс оказался гораздо глубже»

Комиссия привлекла к аварийно-спасательным работам 20 тысяч солдат и 3 тысячи единиц армейской техники — нынче такое представить вовсе невозможно. По всему СССР активно проводился сбор гуманитарной помощи. Из всех городов СССР в Армению шли поезда с добровольцами и специалистами. В том числе и из родного Рыжкову Донбасса, где были специалисты как раз по работам в природных катаклизмах. Всего помогать возрождать Армению из пепла приехали чуть не 50 тысяч строителей. Увы, всего необходимого сделать они не успели — после гибели СССР союзная программа восстановительных работ была прекращена. Но благодарный народ Армении не забыл дел Николая Рыжкова — в 2008 году в память о тех событиях ему было присвоено звание Национальный герой Армении.

Парень из Донбасса — последний премьер советской империи и герой Армении

Выйдя на пенсию, Рыжков не расстался с активной общественной деятельностью. И так уж вышло, что еще один регион России, после Донбасса и Урала, стал полем применения его неординарных управленческих способностей — Белгородская область. Он по сей день сенатор от нее, и в том, что этот регион считается одним из самых передовых в экономическом и социальном плане в стране, — немало заслуг Рыжкова. Много Николай Иванович сделал для увековечивания подвига советского народа — именно его усилиями третье воинское поле России — под Прохоровкой — стало огромным мемориалом «Прохоровское поле» — с памятниками, храмами, с ухоженными захоронениями павших солдат, музеями и прекрасными дорогами. За это ему от всей большой России — от бывшего Союза — шлют земной поклон потомки Победителей.

Родина — это главное

Мало в мире, в России найдется людей со столь же здравым умом и позитивными патриотическими взглядами, как Николай Иванович. Большой государственный деятель, практик экономики, огромный радетель земли русской, он далек от квасного патриотизма. Его любовь к большой родине выражена в его больших делах. Но и малой, Донбассу, он всегда оказывал посильную помощь. Только благодаря ему, например, в Донецке разрешили в 1990 году строить метро, и не его вина в том, что украинские власти подземку в столице Донбасса недостроили. С болью в сердце смотрит Рыжков на склоне лет на то, что творит Украина в его родном крае. И верит в победу его народа.

В одной из своих статей он написал: 

Те же яйца, только строже. Чем военный Донецк отличается от себя довоенного
Те же яйца, только строже. Чем военный Донецк отличается от себя довоенного
© Twitter, Александр Жучковский | Перейти в фотобанк

«Думаю, Донбасс после всех бедствий, потерь и жертв уже никогда не придет под крышу Украины, Рубикон уже перешли. Было время, когда можно было еще договориться, но Порошенко не воспользовался этим. Донбасс решили брать силой, уничтожать людей. Я сам родом из Донбасса и знаю, кто такие горняки и металлурги: они никогда не сдадутся, даже если их разгромят. Донбасс с лица земли стереть невозможно, поэтому мира все равно не будет».

С Западом надо быть на равных

У Николая Ивановича, прожившего на земле почти век, удивительно трезвые и философски мудрые мысли, которыми он делится с соотечественниками со страниц своих книг.
Говоря о том, например, что надо сделать России, чтобы соблюсти полностью свои интересы на геополитическом рынке, он писал:

«Я не за то, чтобы отгораживаться от всего мира. Но за то, чтобы мы были со всем миром на равных. Я всегда говорил, что это лукавство: в конце 80-х — начале 90-х годов, когда шло разрушение СССР и советской экономики, наивные люди (а может, некоторые делали это специально, зная будущий результат) призывали — давайте мы сейчас сбросим ненавистную нам систему, Запад откроет нам объятия, и будем жить в шоколаде. Мне нет необходимости говорить, что это блеф. Никто на Западе нас не ждал. Если говорить откровенно, и ждать не будет. Им нужны наши нефть, газ, лес, тот же металл, который мы направляем за рубеж в качестве полуфабриката, и они, не нарушая своей экологии, делают из него настоящий прокат. Вот такие нужны мы им».

Ищите и обрящете

Вообще, конечно, писать обычную заметку о такой мощной фигуре, как Рыжков, просто неблагодарное дело. О нем нужно писать только книгами — это будет его масштаб. Как справедливо заметила московская журналистка Галина Амелькова, «только жизнеописание Николая Ивановича тянет не на один солидный том».

Плавильный котел Донбасса: русская руда и всероссийские добавки
Плавильный котел Донбасса: русская руда и всероссийские добавки
© РИА Новости, Алексей Куденко | Перейти в фотобанк

Поэтому присоединимся к поздравлениям ему с 90-летием, согласимся с его словами, написанными в книге его воспоминаний «На острие проблем»: «Моя жизненная позиция часто не совпадает с мировоззрением многих людей моего возраста. Что лежит в основе этого? Противоречия, заложенные в нашей земной жизни? Недавно я прочел слова интересного философа: «В человеке есть некое беспокойное стремление, недовольство настоящим, которое нельзя удовлетворить ничем, что может предложить этот мир. Так просите — и дано будет; ищите — и найдете; стучите — и ответят, ибо Бог, которого мы ищем, сам ищет нас!»