Среди преследуемых: Олег Саган, Василий Муравицкий, Елена Бойко, Мирослава Бердник, Дмитрий Василец, Евгений Тимонин, Руслан Коцаба, Александр Бондарчук, Анатолий Маевский, Владимир Скачко, Дмитрий Губин, Павел Волков. Все эти журналисты так или иначе выражали свое несогласие с режимом Петра Порошенко, за что подвергались гонениям, либо были арестованы и даже провели по нескольку месяцев (до года и более) в тюрьме. Хотя их обвиняли в «сепаратизме», госизмене и финансировании террористических организаций, на самом деле их вина состояла лишь в том, что они критиковали режим. Во всех случаях вина их не была доказана судом, некоторые из журналистов, проведя по году и более в тюрьме, получили даже оправдательные приговоры. В большинстве случаев даже после судебного оправдания правоохранительная система Украины вновь возбуждала против них уголовные дела.

Спецслужбы, тюрьмы и теракты. Вышинский ярким примером описал ситуацию со свободой слова на Украине
Спецслужбы, тюрьмы и теракты. Вышинский ярким примером описал ситуацию со свободой слова на Украине
© РИА Новости, Кирилл Каллиников | Перейти в фотобанк

Смена власти на Украине не привела к тому, чтобы общество, власть и правоохранительная система принесли извинения, признали свою чудовищные в отношении этих людей преступления. Некоторые до сих пор остаются за решеткой в ожидании суда.

Режиссеру, оператору и тележурналисту Олегу Сагану 63 года. Он снимал фильмы на легендарной киностудии им. Довженко, продюсировал программы на телеканале ТЕТ, занимался церковной журналистикой. В ноябре 2018 года его арестовала СБУ, предъявив обвинение в посягательстве на территориальную целостность Украины за Youtube-видеоролики с якобы неуважительным к власти содержанием. В СИЗО Саган перенес инфаркт. В мае 2019-го на заседании суда появились представители неонацистской группировки С14, которые оскорбляли и провоцировали присутствующих. В начале июля, благодаря решению КСУ о признании неконституционным положения ч. 5. ст. 176 УПК Украины (безальтернативное содержание в СИЗО для обвиняемых в госпреступлениях) Сагану назначили залог в размере 80 тыс. грн, который внес нардеп Вадим Новинский. Судебный процесс над режиссером продолжается.

«Люди иногда теряют веру. Если ты не веришь и Бога нет — ничего страшного, но если ты не веришь, а Бог есть — тогда держись», — были первые слова Сагана на свободе.

Житомирского журналиста Василия Муравицкого задержали 2 августа 2017 года прямо в роддоме, куда он пришел, чтобы навестить жену и новорожденного сына. Ему вменили посягательство на территориальную целостность Украины, госизмену, разжигание межнациональной ненависти и содействие терроризму за публикаций в российских СМИ. В качестве доказательств прокурор предъявил разговор Василия о здоровье некоего Пампуха (по версии СБУ — куратора ФСБ), который в итоге оказался обычным домашним котом, о котором Муравицкий имел несчастье сообщить кому-то в СМС. Кроме того, в качестве доказательств его вины был использован спам в электронной почте обвиняемого с текстом «на ваш счет пришло 56 тысяч рублей, пройдите по ссылке». Из-за того, что сумму спам-мошенники указали в рублях, прокурор решил, что «терроризм» Муравицкого финансировался из России. Amnesty International и швейцарская «Сеть Солидарности» признали Василия Муравицкого узником совести, а в декабре 2017 года Европарламент отправил письмо украинскому правительству с требованием немедленного освобождения журналиста. Благодаря этому 27 июня 2018 года, после 11 месяцев заключения, мера пресечения Муравицкому была изменена на круглосуточный домашний арест, под которым Василий пребывает до сих пор. То есть над ним, хотя он и находится дома, идет вот уже около двух лет нескончаемый судебный процесс.

Муравицкий: На Украине легче заниматься разбоем, чем журналистикой
Муравицкий: На Украине легче заниматься разбоем, чем журналистикой
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

«Если меня осудят, каждый журналист в Украине, который сотрудничает с любым иностранным изданием, будет в опасности», — отметил Василий в одном из интервью.

16 января 2019 года, после депортации львовской журналистки Елены Бойко из Российской Федерации, ей было объявлено о подозрении в посягательстве на территориальную целостность Украины, что предполагает до 10 лет лишения свободы. Пресс-служба СБУ сообщила, что «начиная с 2014 года пропагандистка распространяла в интернете материалы антиукраинского характера, пропагандировала противостояние между украинцами из-за политических убеждений, публично призывала к нарушению территориальной целостности Украины». 15 марта закончилось следствие, и дело было передано в суд. 18 апреля, в день своего рождения, Елена написала открытое письмо из следственного изолятора:

«Сидеть в одиночке в тюрьме — ничуть не страшнее, чем в подвале под залпами «градов» и минометным огнем, а люди там, в «серой зоне» живут так пять лет».

8,5 месяцев суд, даже несмотря на вышеуказанное решение КСУ, отказывается удовлетворять ходатайства адвоката об изменении меры пресечения для не обвиняемой в насильственных преступлениях Елены Бойко на более мягкое ограничение свободы.

16 августа 2016 года следователи СБУ ворвались в квартиру известной журналистки и писательницы Мирославы Бердник, книга которой «Пешки в чужой игре. Страницы к истории украинского национализма» запрещена на Украине. Ей предъявили подозрение в попытке свержения конституционного строя и пособничестве терроризму путем блогерских публикаций в ЖЖ. Обвиняемые по данной статье караются 15 годами лишения свободы. «Уже установлено, что эта деструктивная деятельность согласовывалась с российскими кураторами, от которых М. Бердник получала организационную поддержку», — отметили в СБУ. В ходе обыска были изъяты личные вещи, компьютерная техника и флеш-накопители, которые не возвращены до сих пор. Допрос Мирославы заключался в требовании признать вину в обмен на условный срок. За журналистку заступились международные организации и УПЦ, поэтому арест и заключение в СИЗО не удались. Обвинение так и не предъявлено. Досудебное следствие, в котором Мирослава Бердник проходит одновременно и как подозреваемая, и как свидетель, длится уже 3 года.

Мирослава Бердник: Меня обвиняют в терроризме, а я просто говорила, что думаю
Мирослава Бердник: Меня обвиняют в терроризме, а я просто говорила, что думаю
© РИА Новости, Александр Вильф | Перейти в фотобанк

«Когда я увидела то беззаконие, что творилось в стране в результате инспирированного извне переворота, и от бессилия сжимались кулаки, я начала писать».

Сотрудники «17 канала» оппозиционный журналист Дмитрий Василец и IT-специалист Евгений Тимонин в 2014 году в рамках независимого журналистского проекта «Правильное ТВ» отправились в Донецк, чтобы организовать корпункт. Они провели там 4 дня и вернулись обратно, так как представители местного ополчения отняли у них часть оборудования. 24 ноября 2015 года журналистов задержали сотрудники украинской правоохранительной системы, а затем предъявили обвинение в содействии терроризму. Суть обвинения заключалась в том, что Тимонин якобы настроил Youtube канал для не существовавшего в то время ресурса «Новороссия-ТВ», а Василец был куратором этого процесса. После двух лет в СИЗО, осенью 2017-го, суд приговорил журналистов к 9 годам заключения. Зимой того же года Европарламент в своем письме украинскому правительству призвал немедленно освободить Васильца и Тимонина, и в феврале 2018 апелляционный суд отменил приговор, отправил дело на повторное рассмотрение и изменил меру пресечения на домашний арест. Однако политически мотивированное преследование журналистов продолжается и сегодня.

Василец посоветовал депутатам «Слуги народа» провести пару месяцев в СИЗО
Василец посоветовал депутатам «Слуги народа» провести пару месяцев в СИЗО
© Facebook Дмитрия Васильца

«По закону многие работники украинских телеканалов сейчас должны сидеть в тюрьме, потому что они разжигали войну, ненависть и межнациональную рознь», — утверждает Дмитрий Василец, имея в виду действия и заявления своих бывших коллег в отношении жителей Донбасса и граждан России.

Собкор телеканала ZIK и специальный внештатный корреспондент телеканала «112» ивано-франковец Руслан Коцаба выступил против войны на Донбассе и в январе 2015-го в своем блоге в YouTube записал видеообращение «Я против мобилизации». Арестовали его 7 февраля по обвинению в госизмене и воспрепятствовании деятельности Вооружённых сил Украины. СБУ и прокуратура сообщили, что Коцаба якобы по заказу телеканала НТВ за вознаграждение организовывал сбор провокационных материалов о мобилизации на Украине и «пытался в присутствии представителя телеканала государства-агрессора получить у местных жителей интервью провокационного характера». 9 февраля Amnesty International призвала власти Украины немедленно освободить журналиста Руслана Коцабу, а 11 февраля признала его узником совести. Тем не менее он провел полтора года в СИЗО, после чего весной 2016-го Руслана приговорили к 3,5 годам лишения свободы, но уже летом полностью оправдали по апелляции и освободили из-под стражи. Однако в феврале 2019-го апелляционный суд Ивано-Франковска принял решение начать рассмотрение дела с самого начала.

Независимого украинского журналиста Коцабу кошмарят агенты СБУ и «муфлоны» из С14
Независимого украинского журналиста Коцабу кошмарят агенты СБУ и «муфлоны» из С14

«Мне лучше от двух до пяти лет отсидеть в тюрьме, чем идти на сознательное убийство своих соотечественников, которые живут на востоке», — заявил журналист в зале суда.

Первый политзаключенный постмайданной Украины, народный депутат Верховной Рады Украины 4-го созыва (от КПУ) и главный редактор левой газеты «Рабочий класс» Александр Бондарчук был задержан по обвинению в посягательстве на территориальную целостность Украины в марте 2015 года за то, что летом 2014 года опубликовал интервью «народного губернатора» Донецка Павла Губарева. Летом 2015-го в Киеве был полностью изъят тираж газеты «Рабочий класс» и возбуждено новое дело за призывы к свержению конституционного строя. После 9 месяцев в СИЗО суд отменил меру пресечения в виде содержания под стражей, но дело не закрыл. Почти 4 года заседания откладываются либо по причине неявки прокурора, либо по решению самих судей. «Передать частные предприятия олигархов в государственную собственность, запретить продажу земли, искоренить коррупцию, не игнорировать социально-экономические интересы трудящихся», — вот «призывы» Бондарчука к свержению конституционного строя.

26 ноября 2014 года 64-летний военный пенсионер и главный редактор левой газеты «Рабоче-крестьянская правда» Анатолий Маевский был помещен под стражу в СИЗО г. Ужгорода по обвинению в посягательстве на территориальную целостность Украины и разжигании межнациональной розни за журналистские публикации о «бандеровском фашизме». 5 января 2016 года, после 1 года и 2 месяцев под стражей, Маевский получил приговор — пять лет лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

3 декабря 2015 года в зале суда Анатолий Маевский заявил: «В газете РКП опубликована моя статья, в которой я критикую и обвиняю действующую власть. Да, эта власть бандеровская, фашистская. Один к одному. При Гитлере коммунисты сидели по тюрьмам и лагерям, их вожди были уничтожены. А что мы имеем при новых властях, пришедших к власти в феврале прошлого года? Уничтожаются журналисты, коммунистов сажают в тюрьмы. В Одессе в прошлом году сожжено заживо или убито более 300 человек».

5 марта 2019 года в Киеве СБУ в рамках досудебного расследования по уголовному производству в отношении лиц, «связанных с антиукраинской деятельностью российских государственных медиаструктур в Украине» провела обыск в квартире оппозиционного журналиста Владимира Скачко. После 14,5-часового обыска Владимиру предъявили повестку на допрос и подозрение в посягательстве на территориальную целостность Украины. Лингвистическая экспертиза статей журналиста для сайта «Антифашист», в которых он выражал критическое отношение к политике постмайданных властей Украины, проводилась прямо во время обыска. Эксперт пришел к заключению, что Владимир «системно использует маркеры унижения достоинства Украины и украинцев, Евромайдана, реформирования нации», а также «эскалацию религиозной вражды». Поскольку предъявленные Владимиру Скачко обвинения в тот момент не предполагали иной альтернативы, кроме содержания под стражей, он был вынужден покинуть территорию Украины, чтобы избежать политических репрессий.

Журналист Скачко: «Хочу вернуться в Киев, а не в тюрягу»
Журналист Скачко: «Хочу вернуться в Киев, а не в тюрягу»
© РИА Новости, Нина Зотина | Перейти в фотобанк

Харьковского журналиста Дмитрия Губина начали преследовать 12 марта 2018 года, когда прошли массовые обыски у журналистов и блогеров в рамках следственных действий, связанных с функционированием якобы (по версии следователей) «антиукраинской сети, организованной одесским журналистом Артемом Бузилой по заказу администрации президента России». В постановлении на обыск было указано, что Губин «на протяжении длительного времени сотрудничает с координаторами левого объединения «Боротьба», вместе с которыми принимал участие в информационном сопровождении пророссийских акций».  Дмитрию предъявили обвинение в незаконном приобретении и хранении взрывчатых веществ. Журналист утверждает, что при обыске ему подбросили 700 г пластида со взрывателями, учебники по военной топографии и крупномасштабные карты районов Харьковской области, прилегающих к т.н. зоне АТО. Обыск завершился изъятием телефонов и компьютеров, но арест произведен не был. Летом 2019-го начались судебные заседания, в ходе которых Дмитрий Губин категорически отверг подозрения в хранении взрывчатки.

«Есть среди них те, кто каждый день ждет обыска и задержания, есть и те, кому даже стало лучше. А есть и такие, кто вообще ничего не заметил за эти годы», — написал журналист о жизни харьковчан после победы Майдана.

Журналист и блогер из Запорожья Павел Волков был арестован 27 сентября 2017 года по обвинению в посягательстве на территориальную целостность Украины и содействии террористам путем публикаций с критикой режима Порошенко и видеорепортажей с передовой на линии соприкосновения в т.н. зоне АТО. Первое выдвинутое журналисту подозрение предполагало пожизненное заключение. Переквалификация снизила верхний порог до 15 лет лишения свободы. В октябре 2018-го, после 13 месяцев в СИЗО, адвокат Светлана Новицкая смогла убедить суд воспользоваться европейской практикой и отпустить подсудимого из зала заседаний без меры пресечения. Зимой швейцарская «Сеть Солидарности» признала Волкова узником совести, а уже 27 марта коллегия огласила оправдательный приговор. В нем сказано, что Волков как гражданин Украины и журналист имеет право свободно выражать свои взгляды и убеждения. Кроме того, из приговора стало известно, что «использование государством средств принуждения для борьбы со свободой слова и свободой выражения взглядов является недопустимым». Летом 2019 приговор устоял в апелляции.

Павел Волков: Большинство украинских СМИ оправдывало мой арест
Павел Волков: Большинство украинских СМИ оправдывало мой арест
© Facebook, ree Pavel Volkov - blogger and writer - political prisoner of Ukraine

«Мы не можем уголовно карать за недостаточный патриотизм», — заявил судья, правда, не поясняя при этом, имеет ли он в виду истинную любовь к родине или то, что подменило это понятие в манипулятивной риторике украинских националистов, особенно за последние 5 лет.

Двенадцать журналистов в «списке Вышинского» и сегодня остаются либо подсудимыми, либо незаконно осужденными. И сегодня нынешняя власть в лице команды Зеленского продолжает их преследовать. В этом «списке Вышинского» нет только самого Кирилла, который провел 470 дней и ночей в украинских застенках по обвинению в госизмене за свою профессиональную деятельность и был освобожден под личное обязательство в сентябре 2019 года. Он не включил себя в этот список, но достоин возглавить его и получить оправдательный приговор.

«Журналист в тюрьме сидеть не должен», — сказал Кирилл в одном из последних своих интервью.