Новая украинская власть демонстрирует реальные намерения в ближайшее время прекратить военные действия на Востоке и вернуть под украинскую юрисдикцию население и территории Донбасса.

Встречая в аэропорту Борисполь переданных Россией по обмену граждан Украины, президент Владимир Зеленский заявил, что достигнуты договоренности об отводе войск по всей линии разграничения на Донбассе.

«Мы сделали первый шаг, и он был очень сложным. Мы знаем, что делать дальше. Дальше мы будем идти к возврату всех наших пленных и продолжать в минском процессе разведение войск в два этапа. Сначала — Золотое и Петровское, а потом — разведение по всей территории, прекращение огня и прекращение войны», — сказал президент.

Финальный этап, по словам Зеленского, самый сложный и заключается в возврате под контроль Украины территорий Луганской и Донецкой областей.

Трамп готов к уступкам, но войну в Донбассе он не прекратит — Безпалько
Трамп готов к уступкам, но войну в Донбассе он не прекратит — Безпалько
© РИА Новости, Владимир Астапкович | Перейти в фотобанк
Сложность возврата состоит еще и в том, что за годы конфликта и экономической блокады произошел разрыв звеньев технологических и производственных цепочек между промышленными предприятиями Украины и неподконтрольных территорий. Параллельно разрушились схемы хозяйственной деятельности в ранее единых украинских горно-металлургическом и топливно-энергетическом комплексах. Предприятия Украины и самопровозглашённых республик перестроили деятельность и функционируют обособленно друг от друга. О трудностях воссоединения территорий рассуждает экономист Виктор Скаршевский.

- Украина и неподконтрольный Донбасс за время войны приспособились жить отдельно друг от друга. Возможно ли восстановить разорванные экономические связи?

— Не только возможно, но и необходимо. И начинать нужно со снятия транспортной блокады. Связи разорвались после того, как так называемые «активисты» начали блокировать транспортное сообщение между подконтрольной и неподконтрольной территориями Украины. После введения транспортной блокады украинские предприятия вышли из-под контроля официальных собственников и контроль был перехвачен «местными товарищами».

До февраля 2017 года все крупные предприятия горно-металлургического комплекса, включая шахты, платили налоги в государственный бюджет Украины, мы покупали за гривны украинский уголь, который поступал из неподконтрольных территорий. То есть политически там было разделение, но экономические взаимосвязи оставались и всё функционировало нормально. Но после действий «активистов» инициативу подхватил бывший президент Порошенко, и на заседании Совета нацбезопасности и обороны было принято решение о транспортной блокаде. Тогда всё это зафиксировалось и связи разорвались окончательно.

В результате Украина резко увеличила импорт угля из России. Под видом российского из неподконтрольных территорий или чисто российского — это уже не так важно. Самое важное — мы начали платить валюту, имея свой собственный уголь. После введения блокады мы в два раза увеличили расходы на импорт угля из РФ. От введения украинской властью блокады Донбасса выиграла не то чтобы Россия, но как минимум российские поставщики угля. Сложилась на первый взгляд парадоксальная ситуация.

Так же и металлургические предприятия. Они уже либо поставляют свою продукцию в Россию, либо оттуда с пересертификацией — на внешние рынки. К тому же упали объемы производства на тех предприятиях, которые сейчас находятся на неподконтрольных территориях.

И третий момент — на неподконтрольных территориях расчеты производятся в рублях. Это уже рублевая зона. Если Донбасс реинтегрируется, в обороте опять должна появиться гривна и стать основным средством платежа. Это почти нигде не обсуждается, но это один из ключевых моментов.

- Предприятия, находящиеся на неподконтрольных территориях, после введения блокады были национализированы местными властями и собственники утратили над ними контроль. Как решить эту проблему?

— Реинтеграция означает, что все украинские собственники, чьи активы «национализировали», должны вернуть себе свою собственность, которая принадлежит им согласно украинскому законодательству. И это должно произойти. Если это случится, Украина будет покупать не по серым контрабандным схемам и не за валюту украинский антрацит, вся добыча которого находится на неподконтрольной территории. От этого, естественно, будут только плюсы для Украины.

Рассеченный Донбасс. Можно ли сшить разорванную надвое промышленность
Рассеченный Донбасс. Можно ли сшить разорванную надвое промышленность
© РИА Новости, Игорь Маслов | Перейти в фотобанк

- При таком развитии событий, естественно, будут и "пострадавшие"…

— Да, пострадают те, кто сейчас контролирует эти финансовые потоки со стороны России или при участии России, — российские фирмы. Речь идет об объёмах продаж на миллиарды долларов. И они должны будут вернуть контроль над предприятиями украинским собственникам.

- Возможно, что новые «собственники» будут оказывать сопротивление реинтеграции Донбасса?

— Конечно. Когда контролируешь финансовые потоки в миллиарды долларов, а тебе говорят: «Извини, но всё закончилось. Всё возвращается украинским собственникам, как и положено по законодательству», реакция предсказуема. Есть теория, а есть практика, посмотрим, как это будет происходить, потому что легко это происходить не будет. Уж очень мощные финансовые потоки там сосредоточены.

Но, я думаю, что если решение будет принято на политическом уровне со стороны России в лице Владимира Путина, а здесь — в лице Владимира Зеленского плюс подключится международная общественность (которая всегда рада, когда все идет в мирном русле), тогда процессы возврата собственникам контроля над их заводами-пароходами будет происходить в более мягком варианте. Всё здесь очень сильно связано. Российские фирмы возьмут под козырёк — как скажет Кремль, так и будет. Некоторое сопротивление возможно, но оно будет сильно минимизировано.

Конечно же, необходимо возвращать контроль над территориями. Но другой вопрос — как себя чувствуют люди, которые уже пять лет живут в отрыве от Украины? Нельзя забывать и о тех действиях, которые совершала украинская власть, например, о той же самой блокаде. Ведь есть еще такой важный вопрос, как социальные выплаты.

- Хватит ли средств Пенсионного фонда Украины, чтобы выплачивать пенсии, когда территории и население вернется, как обещает президент?

— По данным ООН, на неподконтрольных территориях около 600 тысяч украинских пенсионеров вообще не получают пенсию. Исходя из того, что в этом году рекордное финансирование дефицита Пенсионного фонда из бюджета — более 180 млрд гривен (472 млрд руб. — Ред.), ответ на ваш вопрос очевиден: конечно же, нет.

Донкривбасс. Разорванный по живому
Донкривбасс. Разорванный по живому
© РИА Новости, Игорь Маслов | Перейти в фотобанк
Для погашения накопившихся долгов, во-первых, нужно будет сделать инвентаризацию, посмотреть, сколько и кому платить. Но определить сумму можно будет только после восстановления контроля над территориями. Дай бог, чтобы это произошло. Но эта сумма будет выплачиваться из бюджета, поскольку у Пенсионного фонда этих денег нет, что бы они ни говорили.

- При интеграции Донбасса государственный бюджет ожидают серьезные траты и по социальным обязательствам, и на восстановление инфраструктуры. Но, по вашему мнению, реинтеграция необходима? С экономической точки зрения плюсов будет больше?

— И война, и мир имеют свою стоимость. Но в любом случае (за анализ нескольких вооруженных конфликтов пара профессоров даже получила Нобелевскую премию) цена мира ниже, чем цена войны. В экономическом и финансовом плане главное, чтобы был мир.

Тем не менее, если государство ответственное, необходимо погасить долги и по социальным выплатам. По моим подсчетам, если 600 тысяч пенсионеров не получают пенсии на протяжении пяти лет и если сопоставить их пенсии со средней пенсией на Украине, то набегает долг до 2 миллиардов долларов. Это серьезные деньги, но точную сумму мы будем знать после возвращения контроля.

Что касается денег, которые необходимы на восстановление, опять же мы не владеем информацией, что разрушено, в какой мере разрушено, что с инфраструктурой, какие там дороги. На подконтрольной территории нет военных действий, но дороги как будто после военных действий, а там, где на самом деле идут военные действия, все еще хуже. Речь в любом случае идет о миллиардах долларов. Называются суммы от 1,5 до 15 млрд долларов либо евро (в таких грубых оценках уже не так важно, доллары это или евро).

Опять-таки что такое восстановление и что под этим подразумевать? Это может быть общественная инфраструктура либо частные предприятия, которые пострадали или полностью разрушены, или потеряли рынки сбыта. Некоторые машиностроительные предприятия, по данным средств массовой информации, вообще разобраны и вывезены в Россию. Официально все это подтвердить можно будет, только лишь когда будет доступ ко всей этой информации и физический доступ на неподконтрольную территорию для официальных органов власти. 

Головачев о возврате Донбасса: «Так, как было, уже никогда не будет»
Головачев о возврате Донбасса: «Так, как было, уже никогда не будет»
© Facebook, Головачев Андрей
Здесь не так важно, какая сумма в абсолютном выражении необходима для восстановления Донбасса. Важно, чтобы прекратились военные действия, чтобы вся собственность, которая принадлежит украинцам (это не только олигархи, которые первыми приходят в голову, здесь и средний бизнес), была возвращена законным владельцам, чтобы гривна вновь была в обороте, чтобы социальные выплаты были как минимум возобновлены. Дальше надо действовать по мере поступления информации. Но в любом случае необходимо, чтобы Донбасс опять вернулся под юрисдикцию Украины.

- А как это будут воспринимать люди, живущие в Донбассе? Например, жилищно-коммунальные тарифы там ниже, чем на Украине…

— Как только там будут повышены тарифы, соответственно должен увеличиться и объем субсидий. Неизвестно, как там обстоят дела с поставками газа и расчетами за него. Очень много возникает разных вопросов. Но опять же, если мы хотим мира, а мы хотим мира и хотим, чтобы территориальная целостность Украины была восстановлена, мы должны понимать, что за это придётся платить.

- Президент Зеленский обещал еще в сентябре провести большой инвестиционный бизнес-форум в Мариуполе, куда пригласил иностранных инвесторов. Позже выяснилось, что форум состоится 18 октября. Насколько интересно и реально инвестировать в Донбасс?

— Молодец, конечно, наш президент, что старается, приглашает и организовывает. Предыдущие тоже, начиная с Ющенко, старались и приглашали.

Статистика от Национального банка свидетельствует, что за первое полугодие 2019 года прямые иностранные инвестиции сократились на 11,5%. Они находятся на мизерном уровне конца 90-х годов и продолжают сокращаться. Прямые иностранные инвестиции на Украину сокращаются уже три года подряд. Возникает вопрос, если не идут инвестиции на подконтрольную территорию, то почему они должны хлынуть на неподконтрольную территорию после того, как контроль там будет восстановлен? Ответ на ваш вопрос очевиден: никаких существенных результатов не будет — бизнес не придет на территорию Донбасса в кратчайшие сроки.

Допустим, там восстановилась украинская власть и всё нормально, но защита прав собственности, верховенство права — это не работает на всей территории Украины. Почему это как-то по-другому будет работать на Донбассе, с точки зрения инвесторов? Риски там огромнейшие.

- Тем не менее, новая украинская власть уже посылает положительные сигналы инвесторам по поводу и верховенства права и защиты прав собственности. Например, начал работу Антикоррупционный суд. Значит, подвижки в этом направлении есть?

Скубченко: «Если мы упремся в Крым, мы не вернём сейчас Донбасс»
Скубченко: «Если мы упремся в Крым, мы не вернём сейчас Донбасс»
© Facebook, Александр Скубченко
— Тут ключевое слово «сигналы». Мы сигналим уже 28 лет. У Украины кредитный рейтинг на мусорном уровне, в нижней его половине, а мы сейчас говорим: «Инвестируйте в Донбасс». В любом случае тут будет проектный подход. Когда в Донбассе полностью установится украинская власть, тогда, если будут какие-то интересные инвестиционные проекты, и инвесторы будут вкладываться в эти проекты. Кто будет восстанавливать инфраструктуру за свои деньги, не получая от этого отдачу? Я не вижу здесь смысла для иностранных инвесторов. Это можно делать на бюджетные деньги на подряде. Но на Украине нет такого большого бюджета.

Здесь просто необходимо понимать, что такое восстановление Донбасса. Восстановление старых неэффективных предприятий или строительство новых? Если строительство новых, то подо что? Кому мы будем продавать эту продукцию, где будут наши рынки сбыта? И тут мы от проблематики Донбасса возвращаемся сразу же к проблематике украинской экономики как таковой. А Донбасс — это часть украинской экономики, причем многое там разрушено.

Там же еще и экологические проблемы, о которых мы пока не знаем. Десятки шахт просто бросили и их затопило. В Донбассе есть и химические предприятия — работают они или нет? Я думаю, что там экологический контроль в принципе отсутствует. И это тоже стоит денег — ликвидация последствий и так далее. Целый мощный комплекс проблем. И сразу же возникает вопрос: за чей счет? Нужно смотреть, государственная это, коммунальная или частная собственность.

И все же лучше заниматься вопросами восстановления или создания чего-то нового (хоть это и стоит денег), чем постоянно слышать сводки, что в Донбассе кто-то стреляет, а украинские пенсионеры на неподконтрольных территориях не получают пенсии.