Вопрос на самом деле неоднозначный. Если вкратце — граждане Италии украинского происхождения, такие как Маркив, разумеется, пополнили ряды майдановцев и бойцов добровольческих батальонов. Это вполне закономерно. А вот собственно итальянские ультраправые мотивировались либо личными отношениями с украинцами и россиянами, либо пытались найти свою сторону в конфликте, исходя из своей ненависти к США и правящим сейчас в Европе элитам.

«Дедушка-фашист», или Итальянец в «Азове»

Четыре года назад я опубликовал на Life.ru большое расследование «Итальянский связной Правого сектора*», посвященное итальянскому неофашисту Франческо Ксаверию Фонтана. На тот момент Фонтана проявлял огромную активность, посещая разные страны Европы (как выяснилось позже, он добрался даже до далекой Бразилии) и наводя там от лица «Азова» и «Правого сектора» мосты с местными неонацистами, попутно вербуя добровольцев воевать в Донбассе.

Пообщавшийся с Фонтана на базе «Азова» в Мариуполе итальянский журналист Фаусто Билославо писал с его слов в статье, опубликованной 9 июля 2014 года в итальянской газете: «В семидесятых годах в Пизе он участвовал в боях в рядах «Национального авангарда», затем «Фронта молодёжи», молодёжного отделения «Итальянского социального движения». Случайно оказавшись у уличных баррикад Майдана, был очарован национальной революцией, молодыми бойцами «Правого сектора»*».

Об этом же Фонтана говорил в интервью 15 сентября 2014 года итальянской газете La Stampa (он фигурирует там под своим прозвищем Стан): «В молодости я был боевиком в «Национальном авангарде». Я всегда мечтал принять участие в настоящей патриотической революции. Это моя последняя возможность, чтобы сделать это, как же я мог позволить себе избежать её?»

«Итальянское социальное движение» — главная неофашистская партия Италии, созданная еще в 1946 году соратниками Муссолини. Упомянутый «Национальный авангард» был создан в 1960 году Стефаном Делла Кьяйе, сторонником стратегии «прямого действия», террора и уличных боев с левыми активистами и полицией, распущен в 1972 году.

Согласно опубликованным в 2014 году данным итальянских антифашистов, «Фонтана является другом и соратником Габриэле Адинольфи (основатель неофашистской организации «Третья позиция», действовавшей в Италии в 1978 — 1982 годах. — Авт.) и Стефано Делле Кьяйе. Член Casa Pound».

Связь с упомянутым неофашистским «общественным центром» в Риме и возникшим вокруг него ультраправым объединением сам Фонтана затем опроверг, написав в Facebook, что это предположение основано на его фотографии в футболке Casa Pound, «а той футболке уже много лет и она была подарком для одного украинца из Запорожья».

В статьи «Украинские ультраправые», опубликованной 3 февраля 2015 года на сайте Hate speech International, исследователь Джон Ферсет привел более полный рассказ Фонтана о его мотивации присоединиться к украинским националистам: «Я всегда был националистическим боевиком. Когда я вижу толпу, я иду туда. То, что я увидел, было абсолютно отвратительно. Это была просто проевропейская, новая «оранжевая революция», подобная той, что была в 2004 году. Совсем не мое. Когда я вернулся в январе (2014 года. — Авт.), атмосфера изменилась. Это была уже не просто борьба за освобождение Юлии Тимошенко, которая является еще одним олигархом, попавшим в тюрьму. Националисты присоединились к демонстрантам после попыток Януковича (ввести «драконовские законы». — Авт.) и столкновений с полицией и «Беркутом»… Атмосфера национальной революции очаровала меня. Многие разные силы сражались бок о бок, начиная от евродемократов, которых я не люблю, не потому, что они демократы, а потому, что они выступают за Европу и поддерживают бюрократическую, управляемую банкирами Европу, которая определенно не является моей Европой, и все виды других групп. Впервые за нами стояли люди, от интеллектуалов до рабочих и безработных. Это был фантастический опыт. Различия не были важны — важно было бороться с режимом».

В «Азове» Фонтана пробыл недолго — вступил в июне, покинул часть «по семейным обстоятельствам» в августе 2014 года. Да и в боях вряд ли участвовал — все-таки ему было 52 года. Известно, что он был инструктором в батальоне. Вернувшись в Европу, перешел к активной деятельности — ездил по разным странам, контактировал с тамошними ультраправыми, агитируя их на поддержку Украины и украинских националистов.

В той же статье Ферсета приводит сделанное мимоходом (реплика при объяснении входящего телефонного звонка) в ходе их беседы высказывание шведского инструктора «Азова» Микаэля Скиллта: «Два итальянца прибудут сегодня вечером. Офицер по набору персонала не видел их раньше, но они имеют опыт работы в итальянском спецназе. Сейчас на Западе много профессиональных военных, которые питают ненависть к Путину». По словам Скиллта, тогда итальянцы в «Азове» уже были.

Упоминания о прибытии в часть итальянских ультраправых встречаются и в других публикациях. «После тщательного изучения сотен профилей в Facebook мы считаем, что Франческо — далеко не единственный итальянец, попавший в Киев, а затем в добровольческий батальон «Азов» на востоке Украины, — говорится в статье «Расовая война в Европе», вышедшей 24 сентября 2014 года в интернет-издании Lower Class Magazine. — Организационной связкой между ними может быть Casa Pound. Эта группа занималась «модернизацией» фашистской идеологии и недавно добилась исключительного успеха; уже во время протестов на Майдане они установили полуофициальный контакт как с «Правым сектором», так и со значительно более радикальной «Социал-национальной ассамблеей» (СНА) (на основе последней и был создан «Азов». — Авт.). Пока еще рано называть многие имена и бойцы «Азова». Батальон явно заинтересован в защите своей приватности. Тем не менее, мы предполагаем, что по крайней мере два молодых бойца из Casa Pound также в настоящее время находятся в Украине». 

Упоминания о воевавших на Украине членах Casa Pound кочуют в Италии годами из одной статьи в другую, однако никаких деталей об этом нигде не появлялось.

«Мы не коммунисты, мы — коммунитаристы»

10 июня 2014 года «народный губернатор Донбасса» Павел Губарев сообщил на своей странице в Facebook: «В Донецк прибыли представители итальянской организации «Миллениум», выразившие желание оказать поддержку в организации народного сопротивления киевской хунте на территории Новороссии. Согласно договоренностям, достигнутым между итальянскими антифашистами и руководителем «Народного ополчения Донбасса» Павлом Губаревым, прибывшие добровольцы будут поступать в личное распоряжение Игоря Ивановича Стрелкова, главнокомандующего вооруженными силами Донецкой народной республики… Напоминаем, что в данный момент в различных воинских подразделениях народного ополчения уже сражаются добровольцы из России и Польши. Теперь же речь идет о создании полноценных интернациональных бригад с участием в них итальянцев, испанцев, французов и канадцев».

Собственно, ровно это российская публика и запомнила — коммунисты, антифашисты.

Приключения итальянцев на Украине. Неофашисты Запада в Киеве и Донбассе

Когда знакомство с этой не известной ранее в России организацией стало более близким, начались вопросы. Например, 23 декабря 2014 года лидер организации Орацио Гнерре (на фото, опубликованном Губаревым, он крайний слева) заявил в интервью сайту «Ридус»: «Мы называем себя коммьюнитаристами. В нашей социальной программе много взято от коммунистов, впрочем, роднит нас с ними только это». Сам бравший журналист «Ридуса» пишет, что Гнерре удалось «объединить в своей партии и ультраправых, и ультралевых».

«Коммунитаризм» — термин многозначный, в основе которого лежит представление о приоритете общества с его традициями, формирующими каждую конкретную личность (в этом плане он действительно противостоит коммунизму, считающему общество некоей совокупностью трудящихся и эксплуататоров). За прошедшие пару веков эта идеология в разных вариантах использовалась различными политическими силами, но в данном случае, как отмечают итальянские антифашисты, речь идет про «так называемый «коммунитаризм», развиваемый такими организациями, как Jeune Europe, основанная бывшим бельгийским нацистом Жаном Тириаром».

Тириар, бывший в 1930-х годах членом левых организаций, в 1940 году после оккупации Бельгии вошел в состав объединения «Друзья Великогерманского рейха» и после войны отбыл трехлетний тюремный срок за коллаборационизм. В 1962 году Тириар создал организацию «Молодая Европа» и в том же году вместе с лидером британского «Юнионистского движения», ранее вождем «Британского союза фашистов и национал-социалистов» Освальдом Мосли, организовал в Венеции международный конгресс по созданию «Национальной партии Европы». Это начинание поддержали крупнейшие осколки немецкого национал-социализма и итальянского фашизма — немецкая «Социалистическая имперская партия» и «Итальянское социальное движение». Именно в последнем провел позже свою «боевую молодость» Франческо Ксаверий Фонтана.

Приключения итальянцев на Украине. Неофашисты Запада в Киеве и Донбассе

Символом «революционных националистов» из «Молодой Европы» стал «кельтский крест», в газете организации воспевался командир штурмовой бригады СС «Валлония» Леон Дегрель, ставший в послевоенной Европе одним из главных авторитетов неонацистов. При этом сам Тириар называл главным врагом «общеевропейского национализма» США и «атлантистов» в Европе, а друзей искал даже на Ближнем Востоке.

В 1990-е годы наследие Тириара начал пропагандировать в России — вместе с синтезом ультраправых и ультралевых идей, выразившихся в создании Национал-большевистской партии*, — Александр Дугин, близость к которому демонстрирует и «Миллениум». Как заявил год назад в ходе операции итальянских силовиков против участников боевых действий в Донбассе на стороне ополчения и их организаторов командир группы спецназа карабинеров (карабинеры — что-то вроде нашей Росгвардии) полковник Луиджи Императоре: «Мы убедились, что в данном случае те преодолели дихотомию между правыми и левыми. Боевики «скин-фронта» примкнули к коммунитаризму Дугина».

В том же «Миллениуме», как отмечала итальянская пресса, уживались люди самых разных взглядов: «Помимо Гнерре, связанного с крайне правыми кругами, Лука Пинтауди, бывший лидер левых студентов Католического университета Милана… обвиняемый в присоединении к курдской организации РПК (Революционная партия Курдистана. — Авт.)».

Между тем, связи итальянских неонацистов с воюющими на Востоке Украины правительственными войсками и ополченцами куда более тесные. Об этом читайте в продолжении этой статьи.