Кровь и роскошь донецкого выбора
Кровь и роскошь донецкого выбора
© РИА Новости, Максим Блинов | Перейти в фотобанк
Не будет ни пафосом, ни тем более преувеличением сказать, что в воздухе была разлита почти религиозная благостность. Дончане ждали перемен к лучшему и освобождения от порядком поднадоевшего местечкового шароварного фашизма украинского изготовления.

Совсем скоро, через три месяца Киевский проспект будет разбит украинской артиллерий. Мелкие воронки от мин, глубокие — от «градов» и «ураганов», в домах — метровые следы от 152-мм снарядов, выбитые стекла, стены домов в оспинах от множественных осколков, опустевшие улицы и целые поселки вокруг — эту картину никто из нас не забудет до смерти.

«Потому что я русский»

Помнится, на избирательном участке в здании школы №57, в которой, кстати, некогда учился один из самых знаменитых дончан Сергей Бубка, ко мне подошла молодая журналистка из числа проукраински настроенных. Тогда их еще можно было увидеть в шахтерской столице.

«Почему вы пришли сегодня сюда?» — спросила она. Ответ у меня вырвался как-то сам собой: «Потому что я русский». «Нам в Москве хорошо осведомленные люди сказали, что вас не будут брать, как Крым», — продолжала она. «Лишь бы не оставаться с вами», — ответил я и пошел к избирательной кабине.

Не уверен, что все голосовавшие в тот день, знай они о том, что ждет их любимый проспект и окрестные улицы, покажи им картину разрушений и горящих маршруток, трупы соседей на газонах и во дворах, услышь они выматывающий душу звук летящей из-за разрушенного аэропорта украинской тяжелой мины, пробивающей крышу этой самой пятьдесят седьмой школы, были бы столь же безапелляционны. Но все же думаю, что почти все они проголосовали бы точно так же. Как и в тот день — за право говорить на родном языке, за чувство собственного достоинства, за возвращение на историческую родину, от которой Донбасс оторвали насильственно 100 лет назад, за возможность снова быть в большой семье народов, осененной духом русского интернационализма, где русский только первый среди равных. Утверждение это было подтверждено в том же четырнадцатом году — в ноябре, когда гремела над городом артиллерия, дончане также массово пришли на выборы главы ДНР и Народного совета республики.

Вторым вагоном в действиях донбассовцев шли экономические реалии, потому как Украина к тому времени полностью провалила «семилетку» восстановления после мирового экономического кризиса. Кроме того, все давно знали в Донбассе, что националисты намерены прервать сотрудничество с Россией, где находилось чуть не 90 процентов всех крупных и действительно выгодных заказов для индустриальных предприятий края. Это было неприемлемо.

Донбасс: Мы пришли на референдум. Если надо — повторим!

Явка ценой в свободу и жизнь

На референдуме 11 мая за самоопределение Донецкой Народной Республики, ее независимость от Украины проголосовало более 87 процентов избирателей, пришедших на участки.

Украинские СМИ позже пытались жульничать, рассказывая, что на референдум пришли в основном жители тех населенных пунктов, которые контролировали власти республики. Но республика на тот момент была провозглашена на всей территории бывшей Донецкой области Украины.

9 мая. Как Мариуполь с кровью вырывали из Русского мира
9 мая. Как Мариуполь с кровью вырывали из Русского мира
© AFP, GENYA SAVILOV | Перейти в фотобанк
Картину массовости на участках, всенародного ликования можно было сравнить с той, что наблюдалась 16 марта в Крыму и Севастополе. То, что происходило в Донецке, в равной степени можно было видеть и в Святогорске, Славянске, Красном Лимане, Краматорске, Артемовске, что на севере области, и в центральных городах — кроме Донецка это Макеевка, Ясиноватая, Доброполье, Димитров, Горловка, Енакиево, Дебальцево. И на юге, где уже начали запугивание жителей украинские террористы из нацбатов, — в Мариуполе, Тельманово, Волновахе, Новоазовске, Амвросиевке, Мангуше. Явка желающих принять участие в референдуме повсеместно была очень высокой.

И единственным городом, где референдум был сорван, стал Красноармейск, куда нагрянули боевики, вооруженные олигархом Коломойским, покровителем победителя Порошенко Зеленского. В этот день они убили одного и ранили другого избирателя, посмевших им возражать.

При этом абсолютно все дончане отдавали себе отчет в том, что для Украины и всего мира наш референдум будет незаконным. Но Донбасс решился, и его было не остановить. Люди переживали только об одном — лишь бы власти республики из уважения к мнению президента РФ Владимира Путина, рекомендовавшего донбассовцам все-таки отложить свой референдум хотя бы до проведения намеченных на 25 мая выборов президента Украины, не стали останавливать процесс. Но позиция республиканской власти была очень твердой и резкой. Председатель Центризбиркома ДНР Роман Лягин тогда заявил о том, что «если руководство Донецкой Народной Республики примет решение перенести дату референдума, то мы вынуждены будем с этим согласиться, но президентских выборов в Донецке проведено точно не будет».

Донбасс: Мы пришли на референдум. Если надо — повторим!

Наш выбор — Россия!

Почему у людей Донецка, Луганска, всего Донбасса были такие настроения? Возможно, об этом сказано было в разных местах в разное время очень много, но не худо будет и повторить.

Плавильный котел Донбасса: русская руда и всероссийские добавки
Плавильный котел Донбасса: русская руда и всероссийские добавки
© РИА Новости, Алексей Куденко | Перейти в фотобанк
Не углубляясь в исторические дебри, скажем только о 2014 годе. Донбасс увидел лицо Майдана — это было лицо ненависти. Государственный переворот, свержение законно избранного президента Украины Виктора Януковича при явной или молчаливой поддержке миллионов жителей Центра и Запада страны, не мог вызвать желания оставаться с этой страной, с этими людьми в одной исторической упряжке. С февраля-марта на многочисленных и многолюдных протестных митингах в Донецке и других городах региона происходили стычки с проукраинскими активистами, которых массово свозили из-за Днепра. В апреле нациократическая власть Киева прислала на подавление протестов Донбасса армию. 2 мая случилась трагедия в Одессе, а 9 мая украинские солдаты стреляли в ветеранов в Мариуполе.

Пусть любой здравомыслящий человек задаст себе вопрос — был ли в этих условиях у нас другой выбор, могли ли мы не хотеть использовать исторический момент и наконец избавиться от украинской власти, о которой еще в 90-х в Донецке начали говорить как об оккупационной?

Пять лет, прошедших со времени референдума 11 мая многому научили Донбасс, который теперь ежегодно отмечает эту дату как День республики. Знаменательно, что она близка другой святой дате — Дню Великой Победы. Жители края теперь знают, что выбор их был не только сознательным, но и единственно верным. Что настоящий друг и брат не бросают в беде, как бы ни хотели тебя убедить в обратном обманщики и маловеры. И если пять лет назад мы голосовали за независимость Донбасса от Украины, то теперь край огромным, на все девятиэтажное здание в центре своей столицы баннером заявляет: «Наш выбор — Россия!»