Крупный портовый город, тесно граничащий с несколькими иностранными государствами, обладающий развитой железнодорожной и автотранспортной сетью, бывший во все времена со дня своего основания центром морской торговли, просто обречен был стать Меккой для контрабандистов всех мастей.

Столица контрабанды

Сразу после основания Одессы в конце XVIII века в ней началось строительство торгового порта. Уже к концу XIX века он стал крупнейшим из российских портов по объему отпускной торговли. В город везли хлопок-сырец, оливковое масло, сельскохозяйственные машины, чай, пряности и так далее. Вывозили главным образом зерно, а также сахар, шерсть, рыбу и другие товары.

Убийство под присмотром США. Украина избавляется от порта «Южный»
Убийство под присмотром США. Украина избавляется от порта «Южный»
© РИА Новости, Денис Петров | Перейти в фотобанк

С ростом товарооборота увеличивался и объем контрабанды. Для противодействия ей в конце XVIII — начале XIX века указом Екатерины II была создана казачья стража. Казаки охраняли сухопутные границы и встречали прибывающие суда. Значительную часть их дохода составляла доля от конфиската.

Впрочем, пользуясь статусом, казаки зачастую сами становились контрабандистами. Из-за этих злоупотреблений казачья стража была расформирована, ее заменили аналогичной структурой, созданной по военному образцу.

Особым периодом в истории контрабанды стали времена порто-франко в первой половине XIX века, когда в Одессе был введен режим льготной торговли. Территория города, где действовал этот режим, была отделена рвом и таможенными заставами: при вывозе привезенного товара из города, соответственно, взималась пошлина.

Льготным режимом пользовались как торговцы, так и контрабандисты, которым он обеспечивал высокую прибыль. Например, ввезенную из-за границы бутылку вина за чертой города можно было продать в семь раз дороже. Ее нужно было лишь переправить туда в обход таможни.

Основным путем контрабанды стали одесские катакомбы. По подземным переходам можно было добраться до Молдаванки — района за пределами порто-франко. Именно там оседала значительная часть контрабанды, которая затем поступала в продажу. Лидером местных контрабандистов был Мойше-Яков Вольфович Винницкий, более известный как Мишка Япончик.

Однако не только одесскими катакомбами жили контрабандисты. Некоторые из них переносили товары морем в непромокаемых мешках: шли по шею в воде, а для маскировки, чтобы скрыть себя от таможенной береговой стражи, надевали на голову плоскую шапку, подходившую под цвет морской воды.

Другие пытались банально обмануть таможенников, маскируя контрабандный товар под дешевый груз. В одесском Музее контрабанды рассказывают, как во времена порто-франко новороссийский генерал-губернатор Михаил Воронцов поспорил со своим знакомым купцом, что тот не сможет тайно переправить через таможню товар на 10 тысяч рублей. Купец согласился и на следующее утро приехал на заставу. Таможенники тщательно проверили его и его карету, но ничего не нашли. Тогда купец показал им приведенную с собой собаку, напоминавшую черного пуделя: на поверку это оказалась дворняга, которую он одел в овечью шкуру, спрятав под ней бриллианты.

Как вспоминает в своих мемуарах одесский чиновник Осип Чижевич, «после уничтожения порто-франко сухопутные таможни были упразднены, осталась одна портовая, взыскивавшая привозные пошлины. Работа в ней страшно закипела, и не только казна стала получать миллионы, но и чиновники зарабатывали громадные деньги. Даже писцы за какие-то объявления получали от 50 до 100 рублей в день».

Комсомольцы одесского бизнеса

Советский Союз со своим могущественным аппаратом КГБ и МВД тоже не смог найти управу на одесских контрабандистов. Во времена дефицита товаров, особенно иностранных, пользовавшихся огромным спросом, риск погореть на контрабанде застилали перспективы баснословных прибылей.

В Одессе расцвела подпольная торговля импортом (одежда и обувь, косметика, иностранные журналы, кассеты, сигареты и прочее) — фарцовка. Вещи продавали на промтоварном рынке в Бугаевке, так называемом одесском «толчке».

Один известный одесский бизнесмен, в прошлом фарцовщик, Леонид Фридман, рассказывал, что на «толчке» можно было найти все что угодно: «Остряки говорили, что здесь можно было купить и атомную бомбу, и орден Победы румынского короля! Сюда приезжали со всего Союза! Цены были немалые: фирменный диск «Битлов» или Элвиса — половина зарплаты инженера!»

Основным источником советской контрабанды были моряки канувшего в Лету Черноморского морского пароходства. Получая мизерную валютную зарплату, морской люд всегда умел выкручиваться из сложной ситуации.

Легендарный порт Рени: страшная судьба в независимой Украине
Легендарный порт Рени: страшная судьба в независимой Украине
© pixabay.com

Во времена железного занавеса спецслужбы стран НАТО активно скупали советскую валюту для действия своей резидентуры внутри СССР. Для этого во всех крупных портах, в которые заходили советские суда, была организована сеть «менял», принимавших советские рубли по курсу десять к одному: за десять советских рублей давали один доллар. Что, впрочем, при описанной еще Марксом схеме деньги-товар-деньги довольно хорошо окупалось, ведь за купленный на этот доллар иностранный товар, ввезенный на территорию Союза, можно было получить 15, а то и 20 советских рублей.

Одесситы, прошедшие восьмидесятые, хорошо помнят ткань «люрекс», пользовавшуюся бешеным спросом для дамских нарядов, диковинные люстры из океанских моллюсков, продававшиеся в комиссионках по космическим ценам, джинсы «Левайс» и прочий ширпотреб, манивший советских людей блеском недоступного Запада.

Пятьдесят оттенков контрабанды

Однако истинного расцвета контрабанда достигала в Одессе только во времена независимой Украины, превратившись из подпольного источника дохода для узкого круга лиц в настоящую бизнес-империю, обороты которой перекрывают грузооборот небольших прибрежных государств.

В лихие девяностые стремительно деградирующий аппарат бывшего КГБ, существовавший к тому же на мизерную зарплату, самостоятельно возглавил то, с чем не мог и не хотел справиться. И если при Российской Империи и СССР таможенники брали взятки по собственной инициативе и на свой страх и риск, то в свободной Украине Государственная таможенная служба превратилась в отлаженный бизнес-механизм с четким менеджментом, откатами и иерархией.

Пользуясь основными правилами управления бизнеса, высшее руководство Украинской таможни устанавливает свой список привилегированных клиентов, которые получают право на таможенную очистку ввозимых товаров по заниженным ставкам, — так называемый список «А». Остальные же участники рынка, будь то таможенные брокеры или просто юридические лица с лицензией на внешнеэкономическую деятельность, вынуждены довольствоваться повышенной таможенной стоимостью на ввозимый ими товар, просто для того чтобы выполнять план доходов, поставленный бюджетом.

Таким образом, коррупционная иерархия перевернулась с ног на голову: обычный таможенник не получает ни копейки от обслуживания юрлиц из списка «А», поскольку все коррупционные поступления идут напрямую руководству, где размазываются по властной вертикали и контролирующим органам.

Миллиарды у моря. Анатомия одесской контрабанды

Украденная контрабанда

Зачастую сами организаторы контрабандных схем из курирующих их правоохранительных органов наступают друг другу на пятки и банально отжимают потоки конкурентов. Совсем недавно вокруг начальника Отдела борьбы с контрабандой и нарушением таможенных правил Одесской таможни Александра Халковского разгорелся очередной грандиозный скандал: ради взятки в $1 млн были фиктивно «украдены» контейнеры с контрабандой, причем пострадавшим оказался прокурор по борьбе с контрабандой!

В первой половине июня 2018 года в рамках возбужденных Следственным управлением финансовых расследований Офиса крупных плательщиков налогов ГФСУ уголовного производства (№32016100110000160) руководитель ДФС Продан, бежавший недавно в багажнике автомобиля в Молдову, дал поручение задержать 61 контейнер с грузами, получателем которых являлось ООО «МЕЛЛВИЛ». Эту и ряд других компаний-импортеров курирует давний бизнес-партнер Мирослава Продана, Сергей Сердюк, что и установило следствие.

Сердюк занимал пост прокурора отдела надзора за таможенными органами ДФС ГПУ и даже считался основным претендентом на должность начальника Государственного бюро расследований в Одесской области. По сообщению СМИ, контейнеры с контрабандой были задержаны в качестве вещественных доказательств по уголовному делу, и Продан предложил Сердюку пропустить в Украину его контейнеры за взятку в один миллион долларов — траншами по 500 тысяч.

После получения первой порции денег часть контейнеров успешно растаможили. Но по прибытию на территорию таможни 9 из 37 контейнеров ООО «МЕЛЛВИН» в отношении этих грузов были составлены протоколы о нарушении таможенных правил должностными лицами Управления противодействия таможенным правонарушениям и международного взаимодействия ГФСУ, которые сделали невозможной процедуру растаможивания грузов Сердюка.

Одесский морской торговый порт. История расцвета и стремительной деградации
Одесский морской торговый порт. История расцвета и стремительной деградации
© РИА Новости, Сергей Поляков | Перейти в фотобанк

Кроме того, 15 июня 2018 года Шевченковский районный суд Киева арестовал не только эти 9 контейнеров, но и другие 37, которые еще не прибыли в Одессу. По информации СМИ, Продан поручил Александру Халковскому, которого он пролоббировал на пост начальника Отдела борьбы с контрабандой и нарушением таможенных правил Одесской таможни, решить неудобную ситуацию.

Вместо того чтобы в соответствии с законом передать арестованную контрабанду под охрану на таможенные склады, товар возвращается Сердюку и попадает на «7 километр». На склады доехали только документы. А когда афера вскрылась, Халковскому ничего не осталось, как разыграть кражу. Дальнейшая судьба дела легла под сукно в рамках похороненного Следственным управлением финансовых расследований Офиса крупных плательщиков налогов ГФСУ уголовного производства.

Порто-франко на седьмом километре

Впрочем, коррупционная диктатура в принципе не способна помешать предприимчивым людям поймать рыбку в мутной воде украинской границы.

Именно благодаря таким умельцам и сговорчивости одесских таможенников на месте бывшей части ПВО под Одессой возник легендарный рынок «7-й километр». По ассортименту и цене в середине девяностых и нулевых с ним не могла конкурировать ни одна торговая сеть. На «седьмом километре» продается все, начиная от электроники и заканчивая вьетнамскими тапочками.

В домайдановские времена, до 2014 года, на «7-й километр» приезжали за оптовыми партиями товаров предприниматели со всей Украины, Молдавии и Белоруссии. Россияне же предпочитали харьковский рынок Барабашово — им он географически ближе.

Такому экономическому чуду было одно объяснение: беспошлинная торговля, которую одесские коммерсанты организовали самостоятельно, не дожидаясь налоговых льгот от государства.

Схемы увода товаров от таможенной очистки — уплаты налогов и таможенных пошлин — можно условно разделить по цветовой гамме от абсолютно «черных» до полулегальных «серо-белых».

Черная дыра Приднестровья

Поскольку в советские времена физических границ между братскими республиками не существовало, а после развала Союза денег на их обустройство не было вовсе, граница Украины с Приднестровьем выглядит обычным полем, пересеченным грунтовыми дорогами, без всяких средств контроля и разграждения. Именно этим и воспользовались предприимчивые украинские ребята, бывшие силовики, комсомольцы и просто уголовники.

Схема ввоза контрабанды через Приднестровье выглядит следующим образом. В Одесском порту разгружается судно с товаром (вид товара значения не имеет), который декларируется как транзитный груз с конечным пунктом назначения Республика Молдова. Следуя на грузовом автотранспорте, транзитный товар покидает территорию Украины через пограничный пункт пропуска «Кучурган», который расположен на границе Украины и Приднестровья. В ПМР груз растаможивается по внутренним правилам непризнанной республики, по ставке, которая в несколько раз ниже украинской.

А дальше растаможенный товар, к которому у властей ПМР нет никаких претензий, перевозится через неохраняемую границу с Украиной, попадая к конечному потребителю. Смысл этой схемы заключается в том, что, хоть украинская таможня и коррумпирована тотально, просто так выпустить товар из порта не имеет возможности ввиду уголовной наказуемости подобной наглости.

Поэтому и приходится прибегать к помощи приднестровских товарищей из-за неконтролируемости их границы.

"Серые" контейнеры

Второй по популярности классической схемой контрабанды грузов является занижение фактической стоимости товара путем укрытия от таможенных органов их фактического количества или реальной стоимости. В основном подобные контейнеры оформляются коносаментом на предъявителя, то есть до момента предъявления коносамента (документа, подтверждающего получателя груза) конечный его получатель неизвестен.

Схема выглядит так: в коносаменте указывается заниженное количество ввозимого товара, причем плотно упакованные вещи, зачастую спрессованные в вакуумной упаковке (в основном ткани, одежда или, например, носки) фактически не поддаются пересчету. Грешат такими махинациями в основном китайские коммерсанты.

Постмайданный передел. Одесса уходит из Украины
Постмайданный передел. Одесса уходит из Украины
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Еще одним вариантом подобных комбинаций является не соответствующая действительности маркировка ввозимого товара, то есть под видом дешевого хлопка ввозятся дорогие шелковые или шерстяные изделия. Впрочем, эта схема далеко не нова и появилась со времени открытия первого таможенного поста в мире.

Зачастую подобные махинации происходят не без мздоимства со стороны одесских таможенников, которые, зная реальную стоимость товара, за определенную сумму закрывают глаза на его настоящий объем и цену.

Крестный отец одесской контрабанды

Эта статья была бы неполной без рассказа о короле одесской контрабанды, крестном отце всех одесских контрабандистов и просто незаурядном человеке Вадиме Альперине.

Одесский бизнесмен Вадим Альперин уже многие годы считается неофициальным королем контрабанды. Сам по себе он весьма одаренная личность с очень сильным характером и невероятно гибким умом. Знающие его люди говорят, что Вадик может работать 24 часа в сутки, изнуряя своих «подчиненных» до потери сознания, при этом всегда остается бодрым и свежим. При этом он постоянно держит в голове огромный объем информации, вплоть до последней мелочи, которую поручил исполнителю, и сам изобретает и организует «схемы» своего многостороннего бизнеса.

Некоторые партнеры называют Альперина «одесским Мориарти» из-за простоты и гениальности принимаемых им решений и всегда гарантированного положительного результата любого дела, за которое бы он ни взялся.

В лихие девяностые Альперин получил гражданство Израиля, при этом ему не удалось избежать службы в рядах израильской армии (ЦАХАЛ), однако судьба ему снова благоволила, поскольку службу он проходил в одном из элитных подразделений спецназа ЦАХАЛ и принял участие в ряде боевых операций. Видимо, там окончательно и оформился характер его незаурядной личности.

Схемы Альперина работали при режиме Януковича, процветают они и спустя годы после «революции достоинства». Меняются президенты, главы таможни и СБУ, а Вадик Альперин остается. И не только на свободе, но и фактически у руля всей «черной контрабанды» и «налоговых ям».

Самое странное, что об этом знают правоохранители всех ведомств, и ничего не могут поделать с «вечным Альпериным». А если быть честным, просто не хотят. Потому что метод Альперина чрезвычайно прост — он покупает всех. В том числе и сотрудников СБУ, которые должны были бы его остановить. Сейчас Альперин стал особо силен, так как действует в союзе с народным депутатом Хомутынником.

Международной общественности одесский «крестный отец» известен как владелец судна «Фаина», которое было захвачено сомалийскими пиратами с сомнительным грузом (оружие и боеприпасы) на борту. В Средиземноморском регионе имидж Альперину сделала история с захватом судна «Этель», хозяева которого кинули ливийских бизнесменов на 597 автомобилей марки «Хюндай». В Украине его связывают с целым рядом отраслевых и региональных бизнес-схем, общий смысл которых сводится к минимизации налогов и хищению бюджетных средств.

О реальной власти и уровне влияния Альперина говорит хотя бы тот факт, что бывший начальник одесской таможни Передерий проводил совещания с подчиненными прямо в рабочем кабинете бизнесмена. По имеющейся информации, ежемесячно бизнес-структурами Альперина по минимизаторским схемам в Украину ввозится около 300-500 контейнеров.

Структуры Альперина поставляют в Украину грузы через несколько десятков компаний-импортеров, пул которых по мере успешного завершения операций постоянно обновляется. Каждая фирма зарегистрирована в Одессе (некоторые даже по одному юридическому адресу). Все предприятия, входящие в орбиту Альперина, оформляют импорт исключительно на таможенном посту «Столичный» Киевской таможни ГФСУ. Это одно из ключевых звеньев реализации схемы.

Одесская регистрация фирм позволяет отсуживать у государства огромные суммы в лояльных Альперину Одесском окружном административном суде и Одесском апелляционном административном суде. А руководству Киевской таможни «игры с географией» предоставляют официальный повод не являться на судебные заседания в Одессу по причине отсутствия в госбюджете средств на командировки.

Прощайте до весны. Легендарный вуз Одессы закрылся из-за нехватки денег
Прощайте до весны. Легендарный вуз Одессы закрылся из-за нехватки денег
© commons.wikimedia.org, Дмитрий Ванькевич

Около половины из ввозимых контейнеров — это так называемые черные контейнеры, в которых фактический груз полностью не соответствует задекларированному. Вторая половина — «серые», т.е. те, где соответствие является очень приблизительным с точки зрения номенклатуры товара, его количества и стоимости. В качестве страховки от неожиданностей под эту квоту была организована принципиально новая схема гарантирования рисков.

Как только «альперинские» контейнеры попадают под внимание независимых представителей контролирующих органов, заветный груз быстро изымается по решению одного из местных судов по требованию одного из местных правоохранительных органов. При этом криминальное производство, в рамках которого изымается товар, не имеет ни малейшего отношения ни к грузу, ни к его получателям, ни к внешнеэкономической деятельности как таковой.

Далее все товарно-материальные ценности увозятся на хранение на территорию одного из многочисленных частных складов, где и происходит подмена товара, его хищение и пр. Финальная стадия заметно облегчается тем фактом, что изъятие производится без соответствующей описи, поскольку представители департамента противодействия таможенным нарушениям ГФС обычно просто не являются или исчезают с места событий в самый ответственный момент.

Впрочем, существование как серых схем контрабандного импорта, так и «крестных отцов» контрабанды стало возможно только благодаря самой сути государственности Украины, вернее полному ее отсутствию. Вместо того чтобы извлекать максимальную прибыль из своего географического положения, Украина не состоялась как страна-транзитер, превратившись в пиратское образование с формальными чертами государственного устройства наподобие африканского Сомали.