Олег Царев является одной из знаковых фигур украинской политэмиграции, выехавшей с родины из-за государственного переворота в 2014 году. После начала войны в Донбассе он активно включился в политические процессы, которые проходили на его территории. В частности, в 2014 году он стал спикером парламента Новороссии, в который Верховные советы ДНР и ЛНР делегировали своих депутатов. Идея Новороссии не умерла до сих пор, но после первых минских соглашений проект был приостановлен.Но возроэждение этого проекта осталось вполне вероятным.

Вот и сейчас в связи с убийством Александра Захарченко и последующими в ДНР событиями многие в России стали говорить о том, что надо признать ДНР и ЛНР, а это возрождает и идею объединения их в единое государствро.

- Олег, на днях я брал интервью у Юлии Чичериной. Она считает, что Россия после убийства украинскими спецслужбами Захарченко, должна признать донбасские республики. А вы как считаете?

— Я вообще и раньше был сторонником не просто признания ДНР и ЛНР, но и вообще присоединения всей Украины в границах бывшего СССР к России.

-  Что, прямо всей, и Западной тоже?

— Да, потому что мы одна страна, один народ, которые разделили.

- Угу, и Олег Тягнибок тоже наш, с нами одной крови, тоже русский человек?

— Да. Он просто заблудший. Его надо вразумлять. Иосиф Виссарионович очень хорошо умел это делать.

- После убийства Захарченко возможно ли в виде ответа Украине возродить идеи Новороссии, которая в массовом сознании возникла в 2014 году? Если да, то может Олег Царев возвратиться в этот проект в качестве одного из руководителей новой страны?

— Считаю, что в Донецке и Луганске много своих талантливых людей. Донецк вообще был кузницей кадров не только для Украины, но и для всего Советского Союза. Но если меня попросят включиться, я готов. На любой должности и в любом статусе.

- Денис Пушилин заявил, что вот-вот в ДНР начнет работу филиал одного из российских банков. Вы — бизнесмен. Поэтому как считаете, это действительно поможет росту  непризнанной республики? Вообще ещё чем Россия сейчас экономически может помочь республикам?

— Меня еще в 2014 году неприятно удивило то, что украинские дочки российских банков ушли с территории Донбасса раньше, чем оттуда ушли сами украинские банки. Причем ушли сами, добровольно, еще до того, как было принято соответствующее законодательство.

Если сейчас нельзя присоединить Донбасс к России, то почему нельзя проводить их культурную и экономическую интеграцию. Банки — это кровеносные сосуды любой экономики. Поэтому почему, если дочки российских банков могут работать на территории Украины, они не могут работать на территории ЛДНР?

- Вы, как бизнесмен, в какие отрасли донецкой и луганской экономики хотели бы вкладывать деньги?  Чтобы посоветовали бы своим коллегам?

— Пока статус республик не определён, я не думаю, что кто-то из бизнесменов решится сделать крупные долгосрочные инвестиции на территории ЛДНР. И это одна из проблем развития этих территорий. Я, например, знаю, что многие предусмотрительные бизнесмены, совершающие в Донецке и Луганске сделки купли-продажи, дублируют их еще и у нотариуса на Украине.

- Пусть регистрируют у украинского нотариуса, но заходят. Но мне кажется, что мало заходят, а ведь тут, в Донбассе, и металлургия, и уголь, вон «Лугансктепловоз»  один чего стоит. Или нам это только кажется?

— Да, мало заходят, и я уже объяснил, почему. Раз у территории неопределенный статус, значит, у нее и неопределенное будущее. Лучше хоть какой-то вариант бы, но уже определенный — или в одну сторону, или в другую. Главное, чтобы статус был определен и не менялся, тогда можно что-то планировать в бизнес-плане. Все риски должны быть просчитаны и заложены в бизнес-план. Если они не просчитываются или зашкаливают, то это сказывается на желании инвестировать.

Когда прошел референдум о независимости ДНР и ЛНР, то мы сели и просчитали бюджеты республик в границах бывшей Донецкой и Луганской областей. Оказалось, что в случае независимости, если собирать налоги с предприятий в этих границах, если полностью загрузить все предприятия, в том числе и «Лугансктепловоз», и обрабатывающие предприятия, то уровень жизни (зарплаты и пенсии) были бы повышены в Луганске в 2 раза, а в Донецке в  4 раза. Вопрос обеспечения наших территорий заказами обсуждали с российским вице-премьером Дмитрием Рогозиным.  Это уже дело прошлого, но уровень жизни был бы выше, чем в Российской Федерации.

Донецк и Луганск были бы витриной Русской мира. Если бы могли все это создать и обеспечить, то войну за Украину мы бы выиграли без боевых действий. И мы это хорошо понимали, и это хорошо понимал Киев. Именно поэтому они начали войну. Начали, чтобы всего этого нельзя было бы достичь. Сегодня бизнесмены из Днепропетровска и Киева, с которыми я общаюсь, радуются, говоря: слава Богу, к нам не пришел Русский мир. Они имеют в виду, что, слава Богу, к нам не пришла война, нас не обстреливают. Хуже, чем при Януковиче, но, во всяком случае, есть некая стабильность. И есть некоторое понимание перспективы, чего не скажешь по Донецку и Луганску.

- Какие основные задачи будут стоять перед новоизбранными главами донбасских республик?

— Главы республик должны, прежде всего, обеспечить все потребности людей. Должно быть обеспечено право на жизнь, должно быть обеспечено и право на частную собственность, и для этого должны работать все государственные институты. Республики должны определиться — что они строят. Если социализм, то пусть тогда все национализируют, а если капитализм, то должно быть обеспечено право, в том числе и на частную собственность. Бизнесмен должен знать, что у него ничего никто не отберёт.

Сохранение жизни и свободы — это не только то, что не прилетит к тебе  украинская мина и снаряд, и ты не погибнешь, но это значит еще и то, что если человек не виновен, то он не попадет ни в тюрьму, ни на подвал. А если попадёт, то у него будет адвокат и право в суде доказать свою невиновность. Вот это все надо обеспечить, потому что люди из Донецка и из Луганска уезжают, и в Россию, и на Украину.
Хорошими показателями работы новых глав будет то, что люди начнут возвращаться в ДНР и ЛНР, потому что будут расти зарплаты и пенсии, будут работать предприятия, будут идти инвестиции и будут крупные бизнес-проекты.