Незамеченный погром: Ультрас избили десятки цыган в центре Киева
Незамеченный погром: Ультрас избили десятки цыган в центре Киева
© vk.com, ЦСКА Київ має бути / ЦСКА Киев должен быть | Перейти в фотобанк
В большом интервью, взятом изданием «Левый берег» у главы киевской полиции, самое интересное спрятано, как водится, в глубине. Журналисты поинтересовались у Крищенко, как он относится к деятельности в столице частных формирований мэрии по охране общественного порядка, на что тот ответил: «Поддерживаю — именно "Муниципальную варту". Еще мы сотрудничаем с ГО (громадська, то есть общественная, организация. — прим. авт.) "Майдан". Нормальные ребята. А хлопцы-"атошники" из "Муниципальной варты" у нас на базе прошли тренинги и обучение. И они нам помогают».

В чем скандальность этого заявления? Напомню, 20 апреля на Лысой горе в Киеве боевики неонацистской организации С14 устроили погром цыганского табора. За день до этого координатор С14 Сергей Мазур написал в Facebook: «Цыгане вновь оккупировали Лысую гору… С14 с «Муниципальной вартой» вместе с представителями РГА Голосеево очередной раз предъявили ультиматум покинуть запретную территорию парка до завтра. В случае невыполнения этого требования их уже по-другому попросят уйти».

На опубликованных Мазуром фотографиях действительно рядом с боевиками С14 стоят люди в униформе с шевронами «Муниципальной варты». Фотографию, где этот шеврон крупно взят в кадр, координатор С14 специально разместил в этом посте первой.

Как «по-другому попросили» цыган, все уже видели на опубликованном 23 апреля тем же «Левым берегом» видео — неонацисты в черной униформе гнались за женщинами и детьми, бросая в них камни и прыская в лицо из баллончиков со слезоточивым газом.

Кстати, С14 очень обижается в последнее время, когда их называют неонацистами, и даже подали в суд на допускающих такие возмутительные наименования журналистов. Но как быть с тем, что в 2015 — 2016 годах эта организация неоднократно использовала на публичных акциях «кельтский крест», международный символ борцов за белую расу?

Или с тем, что в ноябре 2017 года Консорциум по изучению и анализу терроризма (Terrorism Research & Analysis Consortium, TRAC) при Университете штата Мэриленд (США) внёс С14 в размещённый на его сайте список террористических организаций, отнеся ее по идеологии к «расистским террористическим группам» и «экстремистским ультраправым террористическим группам», а по методам действий — к использующим «вооружённое нападение» и «поджоги / бомбардировку зажигательными средствами как террористическую тактику»?

Или с тем, что эксперт Института Евроатлантического сотрудничества (Киев) Андреас Умланд отметил 7 мая 2018 года в комментарии украинскому телеканалу Hromadske, что «С14, которая раньше считалась молодежной организацией партии «Свобода», можно квалифицировать как неонацистскую»?

В руководстве полиции Киева явно поддерживают неонацистов

Присутствие «Муниципальной варты» на одном рейде с неонацистами против ромов не должно удивлять. Дело в том, что 8 декабря 2017 года глава районной городской администрации (РГА) Голосеевского района Киева Наталья Бондарь назначила главой созданной в районе «Муниципальной варты» своего однофамильца (будем надеяться, не родственника) Николая Бондаря. Тот же, в свою очередь, хорошо известен среди ультраправых как видный участник С14, в своем аккаунте в Facebook выкладывает фотографии в футболке с символикой этой неонацистской организации, на митингах рядом с ее вождем Евгеном Карасем и т.д. Ранее Бондарь два года отвоевал в антитеррористической операции (АТО), в том числе в одном с Карасем батальоне особого назначения МВД «Гарпун».

Собственно, все сказанное выше ни для кого не секрет, к тому же не раз описано в украинских СМИ. Не случайно 12 июня этого года начальник патрульной полиции Киева Юрий Зозуля прямо заявил в ответ на вопрос журналиста «Левого берега» по поводу сотрудничества своих подчиненных с «Муниципальной вартой» и С14: «Патрульная полиция с ними не сотрудничает. Мы не можем сотрудничать с людьми, которые исповедуют и постоянно говорят о нарушении прав человека, тогда как база нашей деятельности — защита прав человека. Мы не можем работать с людьми, которые исповедуют расовую ненависть».

А вот руководитель Национальной полиции Киева считает иначе — это «отличные ребята», и полицейские даже обучают их необходимым навыкам! Интересно, каким именно? Тем, которые С14 применили 20 апреля на Лысой горе в отношении цыган?

Напрашивается вопрос — может быть, это распределение публичных функций среди киевских силовиков? Зозуля ходит по конференциям правозащитников (12 июня он как раз выступал на круглом столе Freedom House «Ультраправый экстремизм как угроза демократии на Украине» в государственном информагентстве Укринформ) и говорит те вещи, которые хотят услышать на Западе, а Крищенко общается с представителями внутриукраинской общественности, которая на Украине вообще и в Киеве в частности изрядно заражена бациллой ксенофобии?

В Киеве цыгане почтили память убитых соотечественников цветами и песнями. Фоторепортаж
В Киеве цыгане почтили память убитых соотечественников цветами и песнями. Фоторепортаж
© Рима Войсток

Но вполне вероятно, что это действительно свидетельство раскола среди силовиков — ведь подчиненные Зозули под его личным руководством жестко избили 17 июня соединенные силы ультраправых, вставших на пути гей-парада, тогда как подчиненные Крищенко перед этим действовали бок-о-бок с националистами против цыган. Очевидно, одни работают на Авакова, другие на его антагонистов.

«На следующий день после того, как на нас напали, полиция сказала, что мы можем вернуться обратно на Лысую гору, — рассказали в июле журналисту издания Украина. Ру жители цыганского табора, вернувшиеся в Закарпатье. — Тогда мы решили вернуться, но когда пришли, там уже была полиция и какие-то бритые мужчины в черном. Они снова напали. В газетах пишут, что нападение было одно, на самом деле два. Я видела у этих бритых мужчин пистолеты».

При описании нападения 20 апреля на табор пострадавшие также упоминали об использовании бойцами С14 против них пистолетов (скорее всего, стреляющих резиновыми пулями, то есть травматических).

Но главное в этой истории в том, что, во-первых, министр МВД Арсен Аваков, как видно, не полностью контролирует подчиненные ему силы правопорядка. И, во-вторых, что среди полицейских есть люди, явно сочувствующие неонацистам, что самое плохое в этой истории.