«Газпром» признал победу «Нафтогаза» в Стокгольмском арбитраже по итогам двух раундов разбирательств — первый относительно контракта о закупках Киевом российского газа, второй — по транзиту газа через территорию Украины.  

«Из заявлявшихся "Нафтогазом" денежных требований в размере $17 млрд арбитры удовлетворили требования на сумму 4,673 миллиарда долларов в связи с подачей газа для его транзита европейским потребителям в меньшем объеме, чем это было предусмотрено контрактом. С учетом ранее присужденной в пользу "Газпрома" суммы по контракту на поставку арбитры произвели зачет встречных требований, по итогам которого «Газпром» обязан заплатить "Нафтогазу" 2,56 миллиарда долларов», — говорится в сообщении пресс-службы «Газпрома».    

Поле боя — Стокгольм: Нас ждет третий тайм

Первый раунд выиграл «Газпром» — арбитраж обязал «Нафтогаз» выплатить российской компании порядка $2 млрд за уже поставленный газ, а также снизил годовой контрактный объем закупок до 5 млрд кубометров газа, оставив при этом условие «бери или плати» для 80% от этого объема, то есть 4 млрд кубометров. 

Победа или ничья?

Победы «Нафтогаза» и «Газпрома» по сравнению с их исковыми требованиями выглядят мелко. Так,  в конце сентября 2016 года оценивал сумму своих исковых требований к «Газпрому» в Стокгольмском арбитраже в $28,3 млрд. Последняя озвученная самим «Газпромом» общая цифра его требований к «Нафтогазу» в арбитраже Стокгольма составляла $37 млрд. 

Если даже «Газпром» сразу выплатит деньги «Нафтогазу», украинская компания тут же перечислит примерно $1 млрд обратно — в качестве предоплаты за поставки 4 млрд кубометров газа по принципу «бери или плати». Вообще же $2,5 млрд соответствуют примерно годичному потреблению газа Украиной по текущим и прогнозируемым ценам на голубое топливо.

А потом, в 2019 году, придет время заключать новые контракты. И вряд ли они будут выгодными для Украины — особенно с учетом конфликта российской и украинской госкомпаний и прокладки «Северного потока-2».

Однако уже известно, что «Газпром» намерен оспаривать решение Стокгольмского арбитража. 

Новые суды

«С учетом итогов двух разбирательств в отношениях "Газпрома" и "Нафтогаза" по поставкам и транзиту возник существенный дисбаланс, нарушающий базовые принципы шведского права, которым регулируется контракт», — также говорится в заявлении «Газпрома».       

Таким образом, российская компания обозначила, как именно она намерена оспаривать решение арбитража — согласно пункту 2 статьи 33 шведского «Закона об арбитраже»: «Арбитражное решение является недействительным… если решение или процедура его принятия очевидно несовместимы с основными принципами шведской правовой системы». 

Отметим, в украинской прессе утверждалось, что решение Стокгольма чуть ли не окончательное, и оспорить его можно только по весьма отграниченному количеству оснований. 

«По общему правилу, решение арбитража является окончательным, обжалованию не подлежит, за исключением очень небольшого перечня случаев. Если говорить конкретно о Стокгольмском арбитраже, то в апелляционный суд Стокгольма может быть подана жалоба. Но это не апелляция в украинском смысле этого слова — жалоба может быть подана по очень ограниченному количеству оснований, например, трибунал не уведомил какую-то сторону о слушаниях, решение было вынесено в отсутствии стороны и она не знала, что такой процесс идет — это явно не наш случай», — заявлял один из ведущих специалистов в Украине в международном арбитражном праве Роман Марченко в интервью агентству «Украинские Новости».

В действительности указанные Марченко основания — далеко не полный список. А сама формулировка закона «решение или процедура его принятия очевидно несовместимы с основными принципами шведской правовой системы» оставляет широкое поле для толкований. Да и заявление о том, что «решение арбитража является окончательным» далеко от истины. 

«Иск против решения в соответствии со статьями 33, 34 и 36 подлежит рассмотрению Апелляционным судом той юрисдикции, где проходило арбитражное разбирательство. Если место арбитража в решении не указано, иск может быть предъявлен в Апелляционный суд округа Свеа», — говорится в статье 43 шведского «Закона об арбитраже». 

Окончательным и не подлежащим обжалованию в законе определяется только решение Апелляционного суда, да и то с оговоркой, что «Апелляционный суд может разрешить обжалование принятого им определения в Верховном суде, если решение данного дела имеет значение для правоприменительной практики».

Так что, судя по всему, всем, кто следит за конфликтом «Нафтогаза» и «Газпрома», предстоит насладиться третьим раундом противостояния, а возможно и четвертым. Тем не менее, издание Ukraina.ru решило подвести промежуточные итоги схватки госкорпораций — в этом нам помог сопредседатель украинского Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич.

Поле боя — Стокгольм: Нас ждет третий тайм

— Сенсационная победа «Нафтогаза» над «Газпромом». Сколько здесь правды и сколько политики?

— Если все останется как есть сейчас, то «Нафтогаз» получит определенную компенсацию в достаточно больших объемах. Это соответствует ожидаемому годовому потреблению природного газа на Украине.

Вообще решение немного странное, потому что получается с одной стороны, когда видели решение по первым двум встречным искам, оно вышло достаточно компромиссным. А вот решение по текущему иску сложно объяснимое с точки зрения того, что арбитраж учел позицию «Нафтогаза» касательно долгов за невыбранные объемы транзита. А при этом схожее достаточно требование «бери или плати» не было учтено практически в полном объеме. И это при том, что по требованию «бери или плати» в контракте были прописаны четкие санкции, а по транзиту их не было вообще.

У меня это судебное решение вызвало большое количество вопросов.  Касательно того, есть ли в этом решении политика… По идее, ее там не должно быть.

Могло ли быть принято такое решение без политики? Ну, наверное, арбитражу виднее, там сидят квалифицированные юристы, которые получают много денег.

В общем, политики быть не должно — но само решение,  если его сравнивать с решением по первым двум искам, вызывает определенные сомнения в том, что политики там не было. К тому же пока не ясно, почему именно такая сумма — $4,63 млрд. Это тоже важно. Как они считали?

Многие вменяемые люди на Украине — я не имею в виду пропагандистов из «Нафтогаза» — ожидали некоего компромиссного решения. А получилось, что решение какое-то слишком уж в пользу «Нафтогаза», и это вызывает большое количество вопросов.

— Имеет ли принятое Стокгольмским арбитражом решение значение для правоприменительной практики? 

— Да, это решение может быть определенным прецедентом по искам других субъектов по схожим искам, не только «Газпрома». Различных контрагентов, которые занимаются транзитом газа, поставками и покупкой — много компаний.

— Руководство «Нафтогаза» заявляло, что после победы в Стокгольмском арбитраже понизит цены на газ для населения. Сколько ждать выполнения обещанного?

— Я не вижу пока основания для этого, более того, ведь пока никаких компенсаций нет. Когда они будут уплачены — непонятно. Поэтому говорить о каком-то снижении цены сейчас неактуально. А те заявления руководства «Нафтогаза» были не более чем пиаром и пропагандой. В таком ключе их и следует рассматривать.

— То есть даже окончательная победа в Стокгольмском арбитраже никак не скажется на благосостоянии украинских граждан?

— Даже если будет выплачена компенсация, это крайне сомнительно. Да, потенциально эти деньги могут прийти. На какие цели они будут потрачены? Их распределят согласно финплану компании, который утверждает Кабмин.