Партия «Единая Россия» вернула себе конституционное большинство в Государственной Думе, утраченное в 2012 году. Она получила почти на сто мандатов больше, чем на прошлых выборах. А не должна была вроде.

За последние четыре года благосостояние российского населения серьезно ухудшилось, рубль упал в два раза, ВВП сокращался, цены росли. Крупные корпорации страдали от санкций и нефтяных цен, малый и средний бизнес съеживались под растущим давлением со стороны бюрократии и законодателей. Чиновники и силовики потеряли большую часть былых возможностей тратить свои деньги за рубежом, а многим и вообще теперь туда дороги нет. То есть, нет ни одной значимой прослойки российских граждан, которым стало ощутимо лучше.

Кроме того, нынешние выборы было решено сделать показательно и предельно корректными. На должность председателя Центризбиркома назначили Эллу Памфилову, которая, по общему мнению, является самым честным и принципиальным человеком в российском истеблишменте. Телевизоры и прочие СМИ добросовестно предоставляли площадку всем кому по закону положено, народ увидел непривычное множество фриков и услышал запредельное количество благоглупостей. Короче, административного ресурса и дискриминации политических конкурентов было гораздо меньше, чем на всех предыдущих выборах. И вот.

Знаменитый фактор возвращения Крыма в родную гавань тоже не все объясняет. Потому что тогда был абсолютный консенсус, и «Единая Россия» не имела приоритета или особых заслуг. Голосовали и аплодировали все вместе, единодушно. И даже с Владимиром Путиным — а это, конечно, ключевой объект электорального внимания — не все так просто. Свое особое отношение к «Единой России» он обозначил лишь во время предвыборной кампании, да и то не слишком громко. А в обычное время старался держаться равноудаленно, явно поддерживая разве что Общероссийский народный фронт — некую усиленную реинкарнацию советской системы народного контроля. Но фронт, что хорошо, в выборах не участвует.

Таким образом, в обычное мирное время можно было ожидать, что избиратель воспользуется возможностью более широкого и свободного выбора. Что, сохраняя лояльность президенту, он слегка накажет главную партию, парламент и правительство за коррупцию и неэффективность, за многочисленные ошибки в управлении страной. Что введет во власть какие-то новые силы, новых людей.

Произошло все наоборот, люди проголосовали за консолидацию и укрепление действующей власти. Потому что время сейчас не мирное и не обычное. Время, сейчас, по мнению российского электората, именно что исключительное и практически военное. Угрозы существованию государства очевидны, и перед их лицом надо сплотить ряды.

На месте Дональда Трампа я бы прямо сейчас выдвинул обвинения Бараку Обаме за поддержку Путина. Потому что это правда. Потому что во время важнейшей политической кампании в нашей стране антироссийская истерия в США достигла уровня времен Карибского кризиса. Оскорбления и угрозы в адрес России регулярно звучат из уст президента Обамы. Почти восемь лет Барак выглядел почти приличным человеком, и вот такой срыв на финише. Он, конечно, за Хиллари старается, но это не оправдание.

В субботу, накануне наших выборов, американские самолеты впервые бомбили позиции правительственных войск Сирии, самым циничным и бесхитростным образом нарушив все договоры с Россией. Убили восемьдесят человек. Плюнули в лицо Москве. Потом вскользь признали, что ошибочка вышла, не хотели. А представитель США при ООН, вместо того чтобы извиниться, обрушилась с площадной бранью на Россию. И вот, сколько-то тысяч российских граждан, уже было решивших с утра идти голосовать за «Яблоко» или ПАРНАС, вдруг подумали: нет, ребята, тут не до дискуссий о мерах свободы, тут надо главнокомандующему подсобить.

Уже не нужно каких-то чрезмерных пропагандистских усилий. За последние годы всем у нас стало ясно, что Вашингтон ведет дело к ликвидации единой России — не партии, конечно, а страны. Раньше это было многим ясно, а теперь — всем. Выполнение американских требований оставить Крым и Донбасс тому режиму, который они сами на Украине и установили, было бы несовместимым с жизнью для России. В Вашингтоне это отлично знают, на это рассчитывают. Подобные вещи они успешно проделывали с Януковичем и Милошевичем.

А вот теперь не получается. Более того, Россия расширяет сферу своей активности, становится одним из главных центров сопротивления американской исключительности. И это представляет страшную угрозу для Америки. Она создала для себя особые права во всех сферах — финансовой, экономической, политической, военной, и соответствующие институты для их защиты, такие как ФРС, НАТО и МВФ. Если исключительность, а атаки на нее ведутся со многих сторон, кончится, то кончится и американская лафа, при которой страна потребляет вдвое больше, чем производит. И при которой она может не обращать внимания на собственный государственный долг в почти 20 триллионов долларов.

Штаты пока еще сильны, пока еще могут заставить своих сателлитов идти в фарватере и обозначать солидарность. Но эта способность постепенно утрачивается. Даже Европа — и та делает пока еще робкие попытки выйти из-под контроля, проводить собственную политику и даже создавать свои вооруженные силы, о чем на днях в очередной раз заявил председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. И понятно почему они начинают терять терпение и самообладание, почему отброшена дипломатическая корректность. В таком состоянии часто совершаются большие глупости и тяжелые преступления.

И вот это все уже понимает или, по крайней мере, чувствует рядовой российский избиратель. Соответственно голосует.