По его словам, зачет в альма-матер сегодня стоит 250-300, экзамен — в среднем 500, курсовая — 800 гривен, а цены на дипломные работы устанавливаются строго в долларах. Во всяком случае на его, как утверждает, «самой дорогой» кафедре.

После проведенных консультаций недавний студент, работник одного из местных машиностроительных заводов, настоял на том, чтобы его имя не называлось, поэтому мы убрали из текста и остальные названия, имена и фамилии, в целом оставив прямую речь нашего собеседника без изменений.

С порога

— После колледжа ты имел возможность поступить в университет на третий курс, а пошел на второй. Почему?

- Потому что… (изображает звук пересчитываемых банкнот. — Авт.) Намекнули, что как бы не получается поступить и надо заплатить.

— Кто намекнул?

«Слово»: Нападение на просветителя-физика: кому мешают успехи деятелей наук?
«Слово»: Нападение на просветителя-физика: кому мешают успехи деятелей наук?
© Facebook, Приморський відділ поліції в м. Одесі ГУНП в Одеській області
- Я уже точно не помню — кто-то с кафедры. Я тогда никого не знал. Конкретно сумму не называли, я сразу наотрез сказал, что ничего платить не буду. Моя девушка на три курса старше меня, она договорилась на другой кафедре, мол, «хороший студент будет», и меня взяли на второй курс.

— Учился на дневном или заочном?

- На дневном.

— Каким образом, если ты на заводе работал?

- Старался во вторую смену работать и идти на пары на первой. Не всегда, конечно, получалось, были моменты, когда неделю первая, неделю вторая. Ну пропускал.

— И как на это в университете смотрели?

- Всем все равно. Ну если из 20 человек, которые в группе записаны, ходит максимум пять-шесть. Если на начальных курсах еще как-то, то на пятом вообще никто не ходит. «Энки» в журналах у всей группы, и все. Сессию сдают в денежном эквиваленте. В моей группе было два человека, которых я только по фамилиям знал, и все. Вначале поспрашивали: кто такой, кто-то видел его? Нет, никто не видел. Получается, человек приходил на сессии, всем преподавателям говорил: я такой-то, на пары не буду ходить, можно сразу наперед договориться? Некоторые договариваются на пару лет, некоторые каждую сессию приходят, некоторые раз в год пришли, сколько надо «отлистали» — и все.

— Ты ведь тоже много пропускал, надо было отрабатывать?

- Как с каким преподавателем договоримся — кому бумагу, кому еще что-то, кому в деньгах. По-разному.

— Контрольные, курсовые?

- Так же точно, все за деньги. Если была возможность самому написать, я писал, конечно, — я на заводе работаю, каждый день это вижу, для меня написать «бумажки» не проблема. А если намекали, что хочешь не хочешь, а деньги плати, то платил. По-другому никак. Каждый преподаватель, если ему нужны деньги, будет со студентов сгребать мешками, давить все, что можно.

— А если говоришь, что будешь писать сам, что тебе говорят?

- «Пиши». Я пишу, потом прихожу сдавать. Там, говорят, что-то неправильно. Такое, по мелочам. Они это делают, как будто ты на «пять» сдаешь, или на «пять с плюсом», «три» или «четыре», на мой взгляд, можно было поставить. Нет, исправляй, исправляй. Может, раз на десятый сдашь, когда тебе уже «бегунок» надо брать, сессия месяц, как прошла. Бегаешь один по университету. Я не знаю почему, в колледже не было проблематичным найти преподавателя. В университете реально проблематично. То нет, то где-то в другой аудитории, то еще что-то. Все студенты стараются за раз сдать — и все. Получилось без денег — красавчик. Не получилось — «башляй». Иначе будешь очень долго бегать.

— Какое навскидку соотношение того, что получалось сдать без денег, и того, что за деньги?

- Конкретно обо мне если говорить — я в группе был на три года старше всех, не сразу поступил, работал. То, что я работал на заводе, мне на 50% в отношениях с преподавателями помогло. Значит, не надо меня так жестко валить. Коэффициент — процентов 60 я сам сдавал, 40 — платил. Потому что там такие, что надо платить.

— Откуда новый студент узнает, куда нести, через кого передавать?

- Как у меня было — сразу куратор начинает помогать. Мы общаемся, у нас какие-то собрания каждый месяц, разговариваем, вот, мы не можем тот или иной предмет сдать. Куратор говорит: лучше пересдать, постараться или «забашлять».

— Что, прямо прямым текстом говорит преподаватель?

- Да, конечно. У меня даже было — не помню, по математике, что ли, это второй курс, группа сидит, ничего не делает. И преподаватель при всех, напрямую говорит: если вам что-то не нравится, не хотите писать, платите мне деньги и свободны. Там вообще все в открытую, вообще не боятся. На начальных курсах преподаватели обычно не берут деньги напрямую у студентов. Они берут через других преподавателей. Приносишь деньги или куратору, или какому-то преподавателю, с кем хорошо познакомился. Даешь ему деньги, у них ставка приблизительно 50 гривен — один забирает, остальное несет другому.

— То есть за передачу берет еще какой-то процент?

- Конечно, они же все там друг на друга… Так же другой преподаватель, с другой группы или кафедры, к нему подошли — 50 гривен, и он уже к моему, к примеру, куратору идет. И так оно по кругу там ходит. Старшие курсы — четвертый, пятый — уже можно напрямую к преподавателю подходить, друг друга знаем уже. Не так, как раньше или по телевизору показывают: даешь в зачетке деньги — так положил на стол, подписал и пошел. Аудитории не закрываются…

На выход

— Ты говорил, что за дипломную работу цена в долларах — сколько?

- На каждой кафедре по-разному. Моя самая дорогая была. С моим дипломом можно работать на очень большом кругу работ — технологом, конструктором, любым инженером. В среднем у меня на кафедре в этом году цена была 700 долларов. Только в долларах.

— Это ты просто платишь и вообще не думаешь про то, что там, как, где-то она кем-то пишется?

- Каким-то студентом.

— А расплачиваешься с кем?

- С руководителем дипломной.

— Как защита проходит?

- Тебе преподаватель написал на бумажечке, что тебе нужно «пробекать-промекать». И все. Тебе нужно хотя бы прочитать пару раз…

— Есть преподаватели, у которых вообще нельзя сдать без денег?

Академическая чистка: как борются с чиновниками-академиками на Украине и в России
Академическая чистка: как борются с чиновниками-академиками на Украине и в России
© Владимир Федоренко | Перейти в фотобанк
- Есть [фамилия], к примеру. Жена проректора. Это вообще нереально, сто процентов надо платить. [Имя-отчество], завкафедрой — пара человек ему сдавала, но это очень проблематично. Если ему платить, суммы очень большие. Если обычно за курсовую кто-то берет 800, то ему две тысячи — и по барабану.

— Кто «стоит» дороже всего?

- [Имя-отчество], наверное, самый дорогой. Это по моей специальности, по другим я не знаю.

— Ты закончил бакалавром, почему в магистратуру не пошел?

- В магистратуру я поступал. Был в этом году очень большой рейтинг поступающих. Когда я писал вступительные — это как бы контрольная, А, Б, В просто написать, ничего особенного. Мы с моими одногруппниками зашли, сели — впереди мой знакомый и сзади. Мы друг у друга реально скатали, буква в букву. И у троих разный результат. Ответы одинаковые, а результат разный. Я боролся, писал заявление о пересмотре, но понял, что это все…

— А что, кто-то из твоих знакомых платил?

- Конечно. Платили. 12 тысяч на госместо. Каждый год по-разному. Может, кто-то и дешевле, но человека три я знаю точно, что платили.

Обновление?

— Есть преподаватели, которые не «в системе», принципиальные?

- У меня был первый куратор — буквально на три года старше меня. Реально толковый, молодой, знающий преподаватель. Он лет шесть проработал, уволился и уехал в Польшу. Говорит, из-за [имя-отчество]. Ему нужно каждый год публиковаться. Он буквально заставляет преподавателей на него работать. Говорит каждому: мне надо, чтобы ты то-то написал. Они все шерудят, пишут, что-то придумывают и сами публикуют. Он ничего не делает. Я согласен, он умный, прочитал, видел — но это все 80-е годы, совдеп, надо все менять. Это самая главная проблема. Надо менять психологию, отношение, подход, манеру преподавания. Простой пример: учеба идет по методичкам, которые сами преподаватели писали по предметам — там все устаревшее, никому уже не нужное. И так же — преподаватель приходит читать лекцию. Смотрю на те бумажки, с которых он читает, они такие желтые-желтющие…

— Есть же фундаментальные дисциплины, в которых ничего не меняется…

- Есть, конечно. Но какое-то обновление всегда существует. Сейчас новые технологии, роботы. Это надо преподавать. Но, вам скажу, из новых преподавателей есть, например, [фамилия], у него кружок робототехники, он на «АгроЭкспо» представлял своего робота. Он интересуется, всем молодым интересно…

— А как у молодых со взятками?

- Споры были на кафедре, я слышал — все молодые работают не только в университете, у них еще есть работы. С ними можно договориться, но это нужно быть таким тупым или вообще не ходить. Они за деньгами не гонятся. Всем, в принципе, можно выучить и сдать. У меня на втором курсе почему-то попались все молодые — физика, математика, общие предметы. Те, которые идут по специальности, — там уже молодых не было.

— Сколько таких, какое соотношение между «молодыми» и «старыми»?

- 20, от силы 30 на 70-80 процентов. Заякорились в основном те, кто сидит там ого-го сколько лет. А молодые ждут повышения.

— С ректором имел дело?

- Нет. Я его, если честно, ни разу в жизни не видел. Даже не знаю его в лицо, только по фамилии.

— Ты работаешь рабочим. Что тебе вообще дал диплом?

- Если честно, практически ничего. Я бы сказал, это повторение техникума. У нас же принято — если «вышку» не закончил, я ж тупой буду, необразованный. Надо закончить, чтобы все знали, что ты образованный человек. Ну, типа.

— Ты со своими сокурсниками общаешься, где они работают?

- Кто на почте, кто где-то еще. В принципе, все работают практически.

— А по специальности?

- По специальности нет, никто. Никто из моей группы не работает. Первая причина — это то, что студенты, которые выучились, не понимают ничего. Технолог должен придумать, как деталь обрабатывается, как она из начального состояния вышла и до конца. И не только в плане инструмента, оборудования, еще в экономическом плане. Это реально очень много чего надо посчитать. Я уверен процентов на 90, что, если мои одногруппники придут на завод рассчитывать, они этого не смогут просто.

 

Андрей Трубачев

Оригинал публикации