Александр Бородай: В зоне СВО у противника стало совсем мало украинцев - 11.01.2023 Украина.ру
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Александр Бородай: В зоне СВО у противника стало совсем мало украинцев

© Владимир ТрефиловАлександр Бородай интервью
Александр Бородай интервью
Читать в
Штатные структуры вооруженных сил стран НАТО обкатывают свои подразделения, прежде всего, подразделение специального назначения, в конфликте на Украине, считает депутат Государственной Думы России, глава "Союза добровольцев Донбасса" Александр Бородай.
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.
- Александр, новогодние праздники прошли, какие главные итоги для СВО принесли эти дни, какие выводы из этих итогов мы сделали?
– У всех на слуху трагедия Донецка и Макеевки - той Макеевки, которая рядом с Донецком, потому что есть другая Макеевка, названия повторяются. Что сказать – просто надо стараться рассредотачивать личный состав. Это простой рецепт, который не всегда возможно соблюсти, поэтому не стоит сразу бросаться и искать виноватых. Надо понимать, что иногда личный состав приходится собирать в одном здании, и туда могут прилететь "Хаймарсы".
Это такая история, достаточно нередко случающаяся, к сожалению. Пока "Хаймарсы" у противника есть, с ракетами тоже относительно все в порядке. Но я хочу сказать - относительно, потому что, по моим данным, где-то полтора десятка "Хаймарсов" за это время уничтожено. Это данные приблизительные. Ну и с боеприпасами у них (у ВСУ – Ред.) тоже есть некоторые сложности, и стрелять они стали все-таки существенно реже, хотя прилетает еще.
Война без потерь не получается, и настоящая война не получилась бы без потерь ни у кого. Очень жалко, конечно.
Александр Бородай интервью
Бородай в поддержку Пригожина: Всех, кто воюет в СВО, надо уравнять в правах с военнослужащими армии РФ
Кроме всего прочего, есть второй рецепт,надо работать, прежде всего, против стволки. Потому что ствольная артиллерия – не кладется сразу снаряд в точку, прилетает куда-то рядом, и можно из здания личный состав вывести, он сам легко выводится, легко выбегает. И надо просто вокруг зданий, в которых пункты временной дислокации находятся, сделать так, чтобы были нарыты щели, блиндажи, окопы, укрытия, чтобы было, куда девать личный состав.
Так у нас на Новый год было на Угледарском направлении. Там тоже было три прилета, первый был достаточно далеко, остальные пришлись близко. Личный состав успел разойтись по укрытиям, в результате все обошлось без убитых, без раненых. Но здание попортили.
– Расскажите о ситуации в районе СВО в зоне ответственности подразделений "Барс", члены которых состоят в "Союзе добровольцев Донбасса". Какая ситуация была на новогодние праздники?
– Батальонов боевого армейского резерва много, точное количество не буду называть, и далеко не все они относятся к "Союзу добровольцев Донбасса".
К "Союзу добровольцев Донбасса" на данный момент имеют непосредственное отношение три батальона, сформированные "Союзом". Один из них находится на Угледарском направлении, два - на севере СВО В частности, один из них находится не так далеко от населенного пункта Макеевка, но это не та Макеевка, которая город-спутник Донецка, это Макеевка другая, на севере.
Там идут бои, причем, надо сказать, мы ведем бои наступательного, прежде всего, характера. Макеевка в свое время была нашей, сейчас мы ее утратили. Это все довольно сложно, сейчас морозы только ударили, надо принимать во внимание климат. Я, когда выезжал сейчас в Москву с самого юга СВО, то утром на дворе было плюс 8. А потом, когда я оказался вечером в районе Мариуполя, в районе Волновахи, там было уже минус 15.
Одним словом – грязища страшная, нечеловеческая, но на севере проще, там еще почва песчаная в этом районе, что дает возможность обеим сторонам проводить наступательные действия.
А так, если говорить о характере действий противника, о самом противнике, то противник существенно изменился. Во-первых, что-то совсем стало мало украинцев, если их можно так назвать. Потому что - в основном поляки, немцы и французы сейчас являются нашими противниками.
Мы прекрасно понимаем, что это на самом деле штатные структуры вооруженных сил НАТО, то есть - это польская, немецкая, французские армии обкатывают свои подразделения, прежде всего, подразделение специального назначения, обкатывают в войне с нами.
Отправляют в относительно краткосрочные командировки, не более, чем на месяц, перебивают шевроны, делая вид, что это какие-то ЧВК, наемники. А дальше они отрабатывают, получают бесценный боевой опыт ведения боевых действий, опыт ведения боевых действий с нами, как со своим основным противником.
У них есть хорошие специалисты, но в общем, я думаю, что им приходится куда тяжелее, чем нам. А так войск в этом районе, на севере, у нас много, артиллерия наша работает хорошо и работает много.
Честно о ситуации на фронте и гуманитарном проекте в помощь СВО. Видео
Честно о ситуации на фронте и гуманитарном проекте Украина.ру в помощь СВО. Видео
Ответки не то, чтобы нет, но - серьезной ответки пока нет. Это даже несколько настораживает. Правда, судя по всему, мы сумели достаточно хорошо раздолбить некоторые склады с запасами боеприпасов. Поэтому ответка слабенькая. То есть, на активную нашу работу - буквально с той стороны три-четыре прилета.
– Хотелось бы поговорить о волонтерской деятельности. Поздразделениям, безусловно, нужна волонтерская помощь. У нас есть совместный волонтерский проект. Скажите, чем помочь, в чем нуждаются бойцы, чего не хватает?
– Получается, что мы воюем всем миром, и это намного эффективнее. Всегда не хватает много чего, но есть более-менее постоянные пункты. Самая основная проблема на сегодняшний день – это транспорт. Потому, что он выходит из строя, ломается. Колеса нужны, машины самого разного типа, пикапы, УАЗы, да любые автомобили. Там такие экземпляры можно встретить, диву даешься, "Жигули", непонятно, как они в это место доехали.
Я сам за последние пару недель столько раз уже вытягивал руками, не я один, естественно, всей нашей группой, я бы сказал, всем миром вытягивали мы эти машины из грязи. Честно говоря, ситуация поднадоела.
Бывает еще так, что садишься, а вылезти невозможно. Я помню, у нас машина села, на бетон села на брюхо полностью, все четыре колеса висят и вращаются. Вытянуть просто так невозможно. А позади нас едет "Урал", а в "Урале" БК. Вы бы видели, как водитель "Урала" нервничал. Ну, понятно, прилетит – мы тут все испаримся вместе с "Уралом" и БК. С другой стороны ехал "Урал", он нас помог вытащить.
Такие ситуации очень часто случаются в это время. Сейчас земля будет замерзать, я думаю, пройдет несколько дней, неделя, и возникнет возможность интенсификации боевых действий по всему фронту.
– Помимо транспорта что нужно - тепловизоры, беспилотники?
– Колес не хватает всегда. Понятно, что есть и другие расходники, те же самые БПЛА. Квадрокоптеры, прежде всего, потому, что других крыльев мало, к сожалению. Поэтому пользоваться приходится "мавиками" и прочими. Это тоже расходник, его тоже не всегда хватает.
Чего не хватает особенно? Конечно, не хватает прицелов. Особенно в это время, когда зима, день очень короткий, ночи длинные, а боевые действия вести надо, поэтому любые приборы, связанные с ночным видением – они годятся. Конечно, очень важные тепловизионные приборы, прежде всего, тепловизионные прицелы. Те же самые квадрокоптеры с тепляками, с тепловизионными камерами - они ценнее, чем без оных. Так что это важные вещи.
Да, есть еще бытовуха – спальников где-то не хватает, но в основном есть. С предметами быта, а также с медициной, по крайней мере, в подразделениях "Союза добровольцев Донбасса", как в батальонах боевого армейского резерва, так и в отрядах, дело обстоит очень неплохо. Я не буду говорить за всю армию, а вот что касается наших подразделений, то в общем, все более-менее неплохо.
Селекторное совещание в Министерстве обороны РФ
Шойгу потребовал учесть опыт СВО и сирийской кампании в программах обучения и поставках техники для ВС РФПрограммы обучения и планы поставок техники для ВС РФ должны составляться на основе анализа опыта на Украине и в Сирии, заявил министр обороны РФ Сергей Шойгу на тематическом селекторном совещании в Минобороны.
Да и ситуация с теми же квадриками тоже последнее время разрешается в лучшую сторону. Вся Россия накинулась на тему БПЛА, и сейчас все, кому не лень, все пытаются сделать свои БПЛА. И надо сказать, что у многих получается.
Если говорить о крупном армейском проекте, эффективность "Ланцетов" очевидна, и это очень приятно. Другое дело, что одними БПЛА войну выиграть невозможно, и есть какие-то узкие места, которые волонтерством не закроешь. Эти узкие места очевидны, это снаряды крупного калибра – и 152, и 203, потому что и такие орудия у нас есть.
Конечно, в перспективе серьезной проблемой являются сменные стволы, потому что сейчас мы до сих пор расходуем советские, оставшиеся от Советского Союза запасы. А стволы – это тоже расходник, причем расходник, который обязательно надо менять.
А так, все остальное – резиновые сапоги и все остальное, по большому счету, есть. БПЛА – да, прицелы – да, колеса – да – это все очень и очень необходимо. Все остальное – по мере возможности.
– Были случаи, связанные с волонтерской деятельностью и Новым годом?
– Мы Новый год встречали на Угледарском направлении в одном из наших батальонов, которым командует мой товарищ с позывным "Викинг", батальон имеет название "Орел", и соответствующий номер.
Туда вдруг приехал на Новый год руководитель ДНР, мой товарищ Денис Пушилин, он приехал с сенатором Нижегородской области Александром Вайнбергом. Они появились в виде Дедов Морозов, привезли с собой, если не ошибаюсь, восемь квадрокоптеров и восемь тепловизионных прицелов весьма высокого качества. Это было очень приятно, мы были поражены и обрадованы. Так что бывает такое.
Да, всем миром как-то потихоньку собираем и - воюем. Но, конечно, часто встречаются подразделения мобилизованных, у которых (ниже – Ред.) и степень вооруженности, и снабженности снаряжением, по сравнению с тем, что есть уже в наших отрядах, которые воюют достаточно длительное время и уже подобросли жирком. И у нас уже всякое есть.
Есть то, что по штату изначально положено не было, то есть, есть и бронетехника, и артиллерия, и не только минометная, не только 120 минометы, а есть и серьезные артиллерийские системы, такие, например, как… например та же самая "Гиацинт". Это просто время. Когда воюешь – потихонечку всем обрастаешь, находишь, получаешь, добываешь. По-разному это бывает, но жирок материально-технический на тебя нарастает. А когда приводят свежие подразделения, то видишь, что некоторые проблемы у них существуют.
Думаю, что с течением времени это все будет устранено, главное - работать методично и спокойно, не обращая внимания на подвывания, которые иногда доносятся из тыла.
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала