«И если любовь к Родине хранится у нас в сердцах и будет храниться до тех пор, пока эти сердца бьются, то ненависть к врагам всегда мы носим на кончиках штыков». Михаил Шолохов, роман «Они сражались за Родину».

Выскажу спорное мнение, что те люди, кто родился в СССР, носили значки октябрёнка и галстук пионера — пусть не много, но добрее, что ли. Я такой. Был.

В силу сферы своей работы, а это внешнеэкономическая деятельность и инвестиции, конечно же внимательно отслеживал и анализировал геополитическую ситуацию в мире и регионах. Но все это, как-то однобоко, в прикладном осмыслении. Больше фокусировался на биржевых сводках и курсах валют. К тому же очень большую роль сыграла моя внутренняя инерционность мышления советского человека.

Наследники Бандеры никогда не простят нам…

Иностранные партнеры почти всегда «забывали», что я представляю интересы какой-то ничтожной с их позиции украинской кампании, т.к. моя манера ведения переговоров, утверждения и предложения, как теперь оцениваю и понимаю, несли яркий посыл сильного, уверенного представителя Великой страны (СССР), и… они часто просто тушевались. К тому же у меня «за спиною» Высшая Коммерческая Школа при Академии внешней торговли СССР для руководящего состава, а там… учили.

Не раз и не два меня в разных странах «выдергивали» из состава делегации и вели откровенные дискуссии, как сложится судьба их стран в современных условиях, как равные с равным. Они как-то сразу просчитывали, что я — русский. Поэтому мне было легко и приятно вести бизнес в Европе. Я же мечтал построить на Львовщине современное предприятие с участием российского капитала.

9 мая 2011 года меня не было во Львове. Но мне позвонил ветеран Великой Отечественной войны фронтовой разведчик мой старший товарищ из Львова Василий Андреевич и очень сумбурно накричал в трубку. Там, где я находился, по ТВ ничего не показывали, а в Интернете я не смог разобраться, особенно, когда у тебя за спиной иностранцы заглядывают в экран. Как-то там все сухо и очень… дипломатично. Только понял от ветерана: произошло нечто, что его потрясло до глубины души. Поэтому, уже зная о факте и ауре событий, через месяц я с вокзала, не заезжая домой, приехал к Василию Андреевичу, о чем предупредил его по телефону еще из Киева.

Меня уже ожидали.

Тесная маленькая группа незнакомых мне совсем пожилых мужчин и женщин в прихожей забрали дипломат и дорожную сумку, протягивали руки, жали мою и обнимали. Но меня поразил сам вид хозяина. Он сильно сдал, осунулся и постарел. Но зычным командирским голосом пригласил всех к скромному столу: картошка в мундирах, маринованные огурцы и помидоры с дачки, селедка и бутылка настоящей «Столичной» времен СССР! Разлил и поднял рюмку: за нашу Победу! Мы все встали, выпили и вдруг, они запели тихо, но очень ясными голосами… гимн СССР!

«Николаевич,- начал хозяин,- «вот что было во Львове 9 мая…».

Наследники Бандеры никогда не простят нам…

Мы сидели до утра. Мне показывали и старенькие фронтовые фотографии, и фото бесчинств необандеровского шабаша во Львове, рассказывали наперебой. И доставали, бережно разворачивая платочки, и выкладывали боевые ордена и медали. И вспоминали, вспоминали, вспоминали… их войну. Давно уже закончилась диктофонная запись, а они все говорили. И каждое их слово резало острой болью моё сердце.

Тогда я их спросил: что мне сделать? Подумай, ты же — русский, уралец, советский офицер запаса. У тебя родные дядья погибли на фронте, другие — с дедами тебя воспитывали. Нам опять объявлена война. Нас ловили молодчики и били целый день в наш Праздник! Мы отбивались, как могли…

В душе у меня все бурлило, но ум стал ясным и холодным, а сердце заполнилось ненавистью и яростью. Выкристаллизовалось: это же просто фашисты захватили Львов.

Все стало ясным и понятным. Это не только их, ветеранов, была Великая отечественная война. Она и моя тоже. И не зря среди многочисленных племянников мой покойный дядька Глухов Григорий Фролович выбрал меня и оставил в завещании свой орден ВОВ (№5764735) и боевые медали именно мне. Он же меня на Урале с 4-х лет на охоту возил, научил молоток держать и стрелять птицу… только влёт.

И я, потомок победителей, самой грозной армии мира, сломавшей хребет фашистской Германии, родился через 10 лет после окончания войны, вырос на могучем батюшке — Урале. С молоком матери впитал любовь к своей Родине и ненависть к фашизму из рассказов от родных, из фильмов, от советских писателей, от всего своего народа-победителя.

И вот снова мы, опять во Львове, столкнулись теперь уже с неофашистами — бандерлогами. Подготовленными госдепом и канадско-американской диаспорой молодчиками, обученными, откормленными, с жесточайшей дисциплиной и своей организацией — врагами всех русских и русского мира.

И они, наследники Бандеры, никогда не простят нам с изнасилованной Гитлером Европой — нашу общую Великую ПОБЕДУ! И на нас опять напали, как и гитлеровцы, без объявления войны!

И я перестал быть… добрым. Снова пора возвращаться в строй. Это будет другая война, но мы должны победить.

Я прошел в другую комнату и, не отрываясь от клавиатуры, набрал текст — просто вылил душу. Потом позвонил своему товарищу, главному редактору сайта, где я регулярно размещал свои статьи по отдельным вопросам в сфере международной торговли и попросил его просмотреть почту. На вопрос: что там такое срочное — 4 часа утра, кратко пояснил. Это мол, мой полный сумбур, дружище, ветераны ВОВ из Львова поделились. Просто фактически записал нашу ночную дискуссию. Посмотри и посоветуй, что делать с этим материалом?

И часа не прошло. Звонок, смотрите наш сайт. Так появилась на свет моя первая в жизни остро политическая статья «Хайль Тягныбок?», которая перевернула всю мою дальнейшую судьбу навсегда!

Наследники Бандеры никогда не простят нам…

Я ни секунды не колебался и сделал свой выбор: назвал все и всех своими именами и объявил себя, не подозревая об этом, фактически первым публичным антифашистом во Львове. И стал врагом №1 для всех неофашистов — бандерлогов западной Украины. А главный редактор стал с этого дня моим названным братом.

Когда мои ветераны увидели на мониторе и начали читать только первые строки:

«Странное чувство вызывает факт, что после неофашистского путча 9 мая 2011 года во Львове (в СМИ это мягко называют — «событиями»), когда бросилась «событие» обсуждать, давать советы, обвинять, искать виновных, а, главное, пиарить себя «любимого» целая СВОРА украинских и российских политиков, политиканов, политологов, социологов и прочей дряни — ЧТО НИКТО ПОТОМ НЕ ПОИНТЕРЕСОВАЛСЯ… — А ЧТО ТЕПЕРЬ ХОТЯТ во ЛЬВОВЕ и Западной Украине: этнические русские, русскоязычные украинцы, ветераны Великой Отечественной войны, проживающие десятки лет и родившиеся здесь? СЛАВЯНЕ!»

Они бросились меня обнимать. Я видел слёзы на их глазах и светившуюся радость — их теперь услышат и все поймут, а им нужна помощь и защита от бандерлогов. Мы же их фашистов и бандеровцев — дедов победили?!..

У ветеранов появилась надежда и уверенность в будущем. Мы тепло расстались.

А у меня начались «хождения по мукам». Через несколько дней позвонил редактор и предупредил: будь осторожнее, тебя бандерлоги хотят порвать. А еще статья размножилась по разным сайтам. Мне стали звонить с угрозами о моей страшной и мучительной смерти. Распечатал свои 2 страницы текста статьи с 20 страницами комментариев в большинстве с угрозами и… с кем я тогда в июне 2011 года только не встречался! В Кабинете Министров, с депутатами в Верховной раде, в Администрации Президента Украины, с журналистами и политологами — совал под нос. Это же фашизм! Куда смотрят спецслужбы? Баксы потоком идут бандерлогам! Их нужно остановить, чего ждете?!

«Какой неофашизм, ты чокнулся, у нас «демократическая» страна», — в большинстве, за исключением коммунистов, крутили палец у виска. Это предвыборная кампания началась…

Как-то затем через год во Львове Александр Свистунов (он сейчас уже в Крыму, слава Богу, жив), пригласил меня на встречу вечером в Русский культурный центр им. Пушкина во Львове. Красивейшее здание представляло уже жалкое зрелище. В нетопленную маленькую комнату набилось человек с 30. Скайповая связь с Киевом и Москвой. Оказывается, это было… собрание левых сил по вопросу о предстоящих выборах в парламент и анализ провала на местных. Были представители из Крыма и Донбасса. Что-то говорили… о выборах в укропарламент и как сильно не проиграть. Вещали по скайпу известные москвичи и киевляне. Констатировали. Крымчане что-то резко критиковали. Донецкие мямлили, что ничего не знают у себя о происходящем на западной Украине, как будто на луне живут. Вдруг, поднялся пожилой мужчина, потом я узнал — ему 87 лет, и изменил направленность дискуссии.

Тезисно: он (не хочу называть ФИО, надеюсь, ветеран жив) офицер НКВД СССР, боролся с бандеровщиной до амнистии на Западной Украине. Чуть не поплатился головою, писал рапорта лично Берии и настаивал на полном разгроме и уничтожении бандеровцев в лесах и всего разветвленного подполья. Его уволили в запас. Но он посвятил всю свою жизнь этой борьбе. Его последующее заявление и информация меня просто потрясли.

Все мои личные впечатления, известные разрозненные факты нашли подтверждение и моментально сложились и составили целостную картину. Он утверждал, что бандеровцы на Западной Украине после объявленной амнистии получили жесткий приказ с Запада: всем выйти из леса и как бы покаяться, мол, прощения просим. Подполью же, «лучшим из лучших», там и оставаться.

«Легализованным» бандерлогам и их семьям пожизненно гарантировалась денежная поддержка из западных Центров. Задача для них: «честно» работать, всенародно каяться в своих грехах, а их детям — отказываться от родства, обязательно вступать в комсомол, в партию, получать образование, желательно в РСФСР, возвращаться, пролезать в органы власти, идти на работу в садики и школы, в ВУЗы и… делать карьеру. Сохранять островки греко-католической Церкви. И воспитывать детей в этой вере и бандеровской идеологии. Главное, всегда быть готовыми к часу «Х»!

Наследники Бандеры никогда не простят нам…

Ветеран называл цифры, показывал документы. Он тоже открыто говорил о неофашизме, как о свершившемся факте. Предупреждал. Требовал. Призывал на борьбу.

Я попросил высветить на экран свою статью «Хайль Тягныбок» и взял слово. Видимо, говорил резко: о «своих львовских» ветеранах, об НКО и необандеровцах, УНА-УНСО, о возрождении неофашизма. На меня смотрели и слушали с удивлением, сомнениями, но и… с симпатией.

Начал с того, что приехал во Львов из Питера в начале 1990 года помочь умирающему от рака отцу. В шахтерском городе Червонограде с родителями проживала вся наша уже небольшая уральская родня с 1962 года. Шахтеры, врачи, учителя… Устроился на работу во внешнеторговую фирму ЭЛПО — Электрон Концерна.

Когда-то меня принимали в партию питерские рабочие прямо в цеху на ПО турбостроения «Ленинградский Металлический завод». Это громадина-предприятие. Только парторганизация — около 2000 коммунистов. Но на Электроне было… аж 5000! Меня вообще потрясла численность коммунистов во Львове и области. Это просто фантастические цифры. Где они сегодня, в 2011? Все, почти 99%… члены националистических партий. Более того, лидеры этих партий. Лидеры и названия будут меняться, они уже, уверен, создали подполье и в Крыму и на Юго-Востоке, в Харькове и Днепре. И хватит разводить дипломатию — это неофашистские партии и общественные организации. Давайте называть вещи своими именами! А раз так, нам нужно готовиться к открытой войне с фашизмом! Мы никогда не договоримся с ними. Нас, советских офицеров запаса, они уже всех внесли в свои «расстрельные» списки. С фашистами договариваться — нельзя! Я поддерживаю старого чекиста и «своих» львовских ветеранов ВОВ!

Резолюция собрания получилась совсем другая: жесткая и конкретная. Потом выяснилось, что там были представители Международного антифашистского фронта, и моя статья была вновь растиражирована разными изданиями. А у меня появились друзья — соратники, единомышленники из Крыма и Донбасса, Москвы и Киева по борьбе с неофашистами-бандерлогами. И моим оружием стало моё слово правды о возрождении бандеровского фашизма на всей Украине.

Сегодня, в год нашего праздника 70-летия Великой Победы советского народа в Великой Отечественной войне, я не устаю повторять: нет больше той советской Украины, есть неофашистская бандеровская Руина. И пусть россияне не обольщаются «европейскими, демократическими, цивилизованными» речами незаконных главарей укрохунты из Киева, сладкими песнями своих «белоленточников».

Неофашизм у границ нашей Родины — России! И отмобилизованных неофашистских бандерлогов, испивших уже крови наших братьев в Новороссии, готовят и вооружают наши давние «друзья» — инструктора из ЦРУ и европейских спецслужб.

На западной Украине детям с первого причастия в греко-католических церквах и садиках внушают: «москаль — враг». С первого класса — «своя», отрезанная не только от Киевской Руси… до советских времен, но и исковерканная мировая история! Где идол — Бандера и ветераны-убийцы из ОУН-УПА. А Наполеон просто… торт. Вот эти «онижедети» и заполонили Киев. Им не нужно уже ничего знать и понимать. Они принесли свои идеи и будут под дулом автоматов заставлять всех скакать! И ведь скачут!

Наследники Бандеры никогда не простят нам…

Поэтому, к сожалению, фашизм на территории бывшей советской Украины — надолго. Я сознательно не привожу собственной аналитики и не даю оценки произошедших за эти 4 года событий. Не в лесу живем. Думаю, что каждый россиянин уже определился. Достаточно.

Но, все-таки хочу, чтобы меня поняли. Подготовка велась давно. Евромайдан стал финалом спектакля, а началом его было избрание УЕФА и его президентом Мишелем Платини — Польши и Украины для проведения чемпионата Европы по футболу-2012 в годы Оранжевой революции 2004 года. Для «поддержки» демократии на Украине. Восемь лет подготовки к чемпионату дали все условия для реальной интеграции Украины в Европу и НАТО. Открывшиеся внезапно границы позволили ордам спецслужб США и НАТО проникнуть во все сферы политики и экономики Украины.

По ходу строительства и реконструкции стадионов, аэропортов, автомобильных дорог, отелей и прочей инфраструктуры украинцам внушалось, что после ЧЕ-2012 года для Украины откроются широкие ворота в Европу. В Польше и Литве создали лагеря для футбольных фанатов, объединённых под брендом «Правый Сектор». И усиленно готовили будущих бойцов-неофашистов для Евромайдана.

Закончился чемпионат, и началось всеобщее разочарование. Ворота в Европу остались закрыты. Но тут открыто вмешались США и народное недовольство превратилось в революцию «достоинства». США, профинансировав Евромайдан и последующий неофашистский переворот, развязали гражданскую войну.

Сегодня США открыто плюют на мнение Европы и ведут свою игру, используя бандерлогов как таран против Новороссии, но конечная их цель — удар неофашистов по России. Помните, стряпуху пирожков на майдане — помощницу госсекратаря Нуланд: «фак, Европа»? И это так.

На украинцев надежды мало, только на нас, русских. Вера в Победу, Надежда на Господа и Любовь к Родине — это величайшая сила, она и приведет нас к Победе! Главное, чтобы все люди были едины, как наши прадеды во все времена!

Вот в этом я уверен.

С праздником 70-летия Великой Победы в Великой Отечественной войне, дорогие наши ветераны всех национальностей во всем мире и «мои» во Львове, россияне и белорусы, крымчане и севастопольцы, новороссы и все наши братья русские и украинцы на временно оккупированной неофашистами территории Советской Украины, все люди доброй светлой воли на Земле!

Враг будет разбит! Победа будет за нами!