Отвечая на вопрос журналиста о вторжении россиских войск на Украину, он заявил: «Россия проводит миролюбивую внешнюю политику, но она вправе обеспечивать свою безопасность, как я уже сказал, в среднесрочной и отдаленной перспективе». Безопасность — понятие многозначное. Это не только нерушимость границ, тем более что вариант нападения Украины на Россию можно исключить по понятным причинам. В первую очередь речь идет о гарантиях защиты собственных граждан, а, как известно, в ДНР и ЛНР на сегодняшний день проживают около 800 тысяч обладателей российского гражданства. Артиллерийские обстрелы с украинской стороны ежедневно ставят жизни этих людей под угрозу.

Гораздо более жестко и определенно выразился начальник Генерального штаба Вооруженных сил РФ Валерий Герасимов, выступая перед военными атташе иностранных государств на брифинге в Министерстве обороны. По его словам, «любые провокации украинских властей по силовому урегулированию проблем Донбасса будут пресекаться». Это может означать только одно: если ВСУ решатся проводить какие-либо силовые акции, то нарвутся на адекватные ответ. Но это означает, что и российская армия применит оружие, чтобы остановить украинских военных. Для этого российские боевые подразделения должны находиться на линии разграничения.

Грызлов заявил об отказе Киева согласовывать статус Донбасса с ДНР и ЛНР
Грызлов заявил об отказе Киева согласовывать статус Донбасса с ДНР и ЛНР
© Sputnik / Перейти в фотобанк
На этом же брифинге Герасимов назвал ложью утверждения «о якобы готовящемся вторжении России на Украину». Казалось бы, два тезиса в корне противоречат друг другу. «Пресекать провокации» можно лишь силовыми методами, других пока не изобретено. Но как в этом случае обойтись без ввода войск? Кажущаяся неразрешимой дилемма таковой на самом деле не является. Вариант, который позволяет использовать российскую армию в Донбассе, существует, и он имеет выверенную правовую основу. Речь идет о признании двух самопровозглашенных государств  со стороны России. Собственно, такой опыт уже есть. После принуждения Грузии к миру в августе 2008 году между Москвой, Цхинвалом и Сухумом были заключены о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Эти соглашения позволили легально злонамеренную выходку со стороны ВСУ разместить в Южной Осетии и Абхазии российские военные базы, чтобы не допустить повтора грузинской агрессии.

Такая же схема может быть использована и в случае с ДНР и ЛНР, если украинские войска пойдут в наступление. В 2018 году президент России уже пообещал, что применение силы может привести к крушению украинской государственности. Заявления последних дней показывают, что терпение российского руководства на исходе и уже имеется некий план, который позволит нейтрализовать любую злонамеренную выходку со стороны ВСУ. Заговорили о возможности скорого признания и эксперты. Известный российский политолог Сергей Марков на своей странице в Фейсбуке написал, что оно может произойти уже в январе следующего года. По его мнению, во время беседы с Джо Байденом Владимир Путин дал понять своему собеседнику, что такой ход событий вовсе не так уж невероятен. Именно это и вынудило президента США заявить впоследствии, что Вашингтон будет настаивать на выполнении Украиной Минских соглашений.

Его мотивы очевидны. Разговор с Путиным подается в Америке как серьезная победа. Якобы Байдену удалось заставить Путина отказаться от идеи вторжения на украинскую территорию. Миротворческая миссия главы американского государства оказалась успешной. Но если «провокации будут пресекаться», то ни о какой дипломатической победе говорить не придется. Сложившаяся конфигурация пока не дает оснований жестко привязывать будущее  к какой-то одной версии событий. Горизонт возможностей все еще достаточно широк, однако ясно, что мириться с сегодняшним положением вещей и дальше Москва уже не намерена. На это указывает очень серьезное заявление Путина о том, что происходящее в Донбассе очень напоминает геноцид.