Чтобы это понять не надо было обладать выдающимися талантами — политическая раскрутка блогера Шария началась едва ли не раньше, чем раскрутка клоуна Зеленского. Поскольку же основные лозунги у них были общие и ориентировались они на один и тот же электорат (на выборах 2019 года поддержка Шарием Зеленского выглядела вполне естественно) стандартная политическая технология предполагала, что как только клоун утратит доверие избирателей, незапятнанный блогер должен будет подхватить выпавшее из недостойных рук знамя борьбы.

Во всём этом нет ничего плохого. Наоборот, можно было бы порадоваться, что разумные люди подстраховались и на случай провала «проекта Зеленский» заранее подготовили ему замену. Есть только одна проблема: «проект Шарий» не может быть успешнее «проекта Зеленский».

Это почти не зависит от личных качеств Анатолия. Хоть, если бы он был удачлив, как Юлий Цезарь, мудр, как Октавиан Август и опытен, как Талейран, возможно у него был бы мизерный шанс развернуть события на Украине в иное русло. Но он всего лишь блогер, хоть удачливый и не без таланта, но с неясным образованием, тяжёлым характером и без опыта политической деятельности (о намерении идти в политику заявил чуть больше года назад).

«Откуда деньги, Толь»? За что требуют запрета Партии Шария
«Откуда деньги, Толь»? За что требуют запрета Партии Шария
© Facebook, Партія Шарія

Оппоненты сказали и написали о Шарие много плохого. Он в долгу не остаётся. Но нас не должны интересовать их перебранки. На самом деле является ли Шарий честным блогером, которого используют втёмную злые олигархи, или он вступил с ними в преступный сговор, выдают ли ему финансирование на партию и мелкие радости из «чёрной кассы» или он зарабатывает на жизнь и содержание партийных структур тяжким трудом в шахте днём и разгрузкой вагонов по ночам не имеет никакого значения с точки зрения его политических перспектив. Наоборот, если бы мы точно знали, что у него есть договорённости с украинскими олигархами, то его шансы, после недолгого взлёта удержать за собой место где-то на задворках украинской политики, мы бы оценивали выше.

Но мы исходим из того, что очередной «народный любимец», как жена Цезаря, вне подозрений, по крайней мере, пока на стол не положены железные доказательства его порочности. В конце концов, я лично разговаривал более, чем с десятком людей, которые клялись детьми и родителями, что своими глазами видели в 2004 году «российский спецназ», направляющийся из аэропорта «Борисполь» в Киев на подавление майдана. Они «видели», а спецназа не было. Поэтому мы не будем рассматривать даже самые правдоподобные слухи (тем более, что они никак не влияют на результат нашего исследования), а станем руководствоваться исключительно фактами.

Итак, почему я считаю, что Анатолий взлетит (если взлетит) ниже, чем Зеленский, а упадёт быстрее?

Во-первых, у него более длинный и сложный путь к власти. Зеленский стал президентом, практически сразу же провёл досрочные выборы Рады, получив в парламенте однопартийное большинство, а вместе с ним и полностью подконтрольное правительство, что также давало ему возможность по своей воле менять глав облгосадминистраций, которых президент назначает и увольняет с подачи Кабмина. Только местное самоуправление оказалось вне сферы его контроля.

Соответствующие выборы удалось назначить лишь на октябрь текущего года. Но это уже поздно. Зеленский потерял популярность и поставить местное самоуправление под свой контроль уже не сможет.

План Шария, отражённый на сайте его партии, диаметрально противоположен (что диктуется не некими хитрыми расчётам, а банальным графиком выборов). На первом этапе планируется захватить максимальное количество органов местного самоуправления, затем получить большинство в Раде и контроль над правительством, а уж затем президентство.

В принципе, учитывая, что кто-то ещё должен закрыть против Шария уголовные дела, позволить ему вернуться на Украину и принять решение о его допуске к выборам, такой вариант является для него единственно подходящим. Но в этом есть и минус. К тому времени, как он сможет баллотироваться в президенты, а возможно уже и к моменту выборов в Раду, рейтинги его политической силы начнут проседать (ведь она уже будет у власти, пусть и на местном уровне и народ быстро обнаружит, что его ожидания вновь не сбылись).

Во-вторых, объективно партия Шария и ОПЗЖ ориентированы на один и тот же электорат — разочарованных избирателей Зеленского. Только Шарий, подчёркивающий свою европейскость, больше ориентирован на прозападную молодёжь, а Медведчук, с репутацией «кума Путина» и «агента Кремля» больше ориентирован на избирателя среднего и выше возраста, преимущественно сконцентрированного на Юго-Востоке.

Неменский объяснил, почему партия Шария не станет бороться за русский язык
Неменский объяснил, почему партия Шария не станет бороться за русский язык
© Facebook, Партія Шарія

В борьбе за избирателя в пользу Шария играют скандалы с националистами, обвиняющими его в «работе на Кремль и на ФСБ». У нас нет данных, которые свидетельствовали бы о том, что эти конфликты постановочны, но они настолько выгодны обеим сторонам (мобилизуют их избирателей), что если бы этих скандалов не было, их бы следовало придумать. Тем не менее, вряд ли ему удастся откусить солидный кусок так называемых пророссийских избирателей.

Следовательно, на поле, ранее полностью контролировавшимся Зеленским, сейчас борются за избирателя три политические силы: Зеленский, ОПЗЖ и партия Шария. Как свидетельствуют практика и опыт, бывшего фаворита никогда не покидают все. Зеленский может рассчитывать на то, что даже в худшем случае с ним останется 5-10% избирателей. В принципе до выборов недалеко и если он будет меньше появляться на публике с идиотскими выступлениями, то может сохранить и несколько большую поддержку. Кроме того, часть избирателей разочаруется во всех и просто не придёт на выборы. Наконец, достаточно много бывших избирателей Зеленского должно проголосовать за ОПЗЖ. В лучшем случае, у Шария есть возможность привлечь порядка 10-15% бывших избирателей Зеленского. Это довольно много и гарантирует проход списка на выборах в Раду, но сейчас-то речь идёт о местных выборах. Как разложится избиратель Шария по стране и сможет ли дать ему существенный перевес хотя бы в одном регионе — большой вопрос. Кроме того, надо иметь в виду, что мэры крупных городов будут договариваться с понятными им олигархами, а не с амбициозным непредсказуемым блогером. А от мэров и от местных властей вообще во многом будут зависеть объявленные итоги выборов.

Между тем, отсутствие серьёзного успеха на местных выборах, подорвёт возможности партии серьёзно нарастить поддержку электората на вероятных досрочных парламентских выборах. Народ предпочитает поддерживать перспективные проекты. Партия Шария может оказаться даже в правящей коалиции, но это совсем не значит, что самому ему позволят вернуться на Украину. Ведь это так удобно, когда партия здесь, а лидер её где-то там.

Чем бы мог Шарий привлечь избирателя для совершения неожиданного прорыва, так это чёткой и ясной программой, ориентированной на решение первоочередных проблем. Программу партии написали. Надо отдать ей должное — это не стандартный образчик украинской политической мысли. С точки зрения обещания всего всем, без какой-либо конкретики, это — шедевр.

Начинается всё с проблемы установления лидерства. Украинские СМИ называют председателем политсовета партии и её лидером Ольгу Шарий, жену Анатолия. Но в программе партии особо указано, что партия в агитационной работе делает особую ставку на «мощный медийный авторитет» своего лидера. Кстати, написание слова лидер в средине предложения с прописной буквы заставляет заподозрить, что в работе над программой принимали участие бывшие регионалы. Во всяком случае, на моей памяти, только Януковича его однопартийцы почти официально именовали словом лидер (с большой буквы), в третьем лице (без упоминания имени и фамилии).
Здесь мы имеем дело с тем же феноменом. Можно было бы конечно предположить, что лидер, имеющий «мощный медийный авторитет» — Ольга Шарий, которая тоже пыталась блогерствовать. Но сказать по правде, все достоинства Ольги заключаются в том, что она жена своего мужа. С точки зрения сторонников, у Ленина не может быть плохая Крупская. Но если Ленин меняет Крупскую, то и благодать переходит со старой на новую. Так что у нас есть все основания считать, под лидером, обладающим «мощным медийным авторитетом», подразумевается Анатолий. Тем более, что партийный сайт предлагает всем неофитам связаться именно с ним. Но в таком случае получается, что любое значимое партийное решение может быть принято без учёта его мнения, он же формально в руководящие структуры не входит (или входит? Как это узнать?).

«Самая независимая и прогрессивная партия». Кто стоит за спиной у Шария-политика
«Самая независимая и прогрессивная партия». Кто стоит за спиной у Шария-политика
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

С партийной идеологией дело обстоит ещё хуже. Для начала утверждается, что в основу партийной идеологии положено учение либертарианства. Тут же отмечается, что эти идеи в условиях современной Украины реализовать невозможно. А поэтому, пишут далее партийные теоретики, идеологической базой партии является «микс» консерватизма, либерализма и социализма. Представляю себе, как большевики записывают в свою программу, что поскольку в царской России их идеи реализовать нельзя, партийной идеологией пока побудет «микс» из идей кадетства, октябризма и Союза русского народа.

Аналогичный случай с социальной основой. Таковой партия провозглашает средний класс. И тут же партийная программа сообщает, что поскольку классический средний класс на территории современной Украины практически уничтожен, то партия готова считать средним классом тех, кто был когда-то средним классом и продолжает считать себя средним классом. Это уже хуже, чем с большевиками, у которых в руководящих структурах до 1917 года дворян и буржуа было на порядок больше, чем пролетариев.

Дело в том, что классический средний класс имеет устойчивые требования к государственной власти. Он склонен к сокращению социальных программ ради сокращения налогового бремени. Это готовый клиент идеологии либертарианства, предполагающей минимальное вмешательство государства в жизнь саморегулирующегося общества. А вот выпавшие из среднего класса неомаргиналы, наоборот склонны требовать усиления социальной защиты. Без мощных социальных программ и без государственной поддержки они просто не могут вернуться в ряды среднего класса. Так что если партия собирается ориентироваться (ради увеличения численности) не на тех, кто является средним классом, а на тех, кто хочет им быть, то тогда ей надо базироваться исключительно на социалистическую идеологию (без всяких примесей). Правда в этом случае превращение маргиналов в средний класс будет так же недостижимо, как построение коммунизма, но можно будет не морочить себе голову средним классом, которого нет, а прямо опираться на маргиналов, которые есть.

Разбирать каждый пункт партийной программы не хватит никакой статьи. Отметим, что партия отвергает уже проведённые образовательную, медицинскую и пенсионную реформы. И даже вроде бы вносит какие-то предложения по изменению ситуации. Но предложения эти абсолютно оторваны от реальности. Например, партия заявляет, что придя к власти резко увеличит количество школ. А ничего, что на Украине постоянно уменьшается количество учащихся и даже имеющиеся школы оказываются лишними? Если заводить школу в каждом селе, где чудом уцелело три ученика, то не хватит ни учителей, ни денег на содержание учебных заведений. То есть, качество образования, вместо того, чтобы повыситься понизится.

Аналогичный случай с военной реформой. Партия Шария считает необходимым тотально разоружить население, но при этом, в качестве мобилизационного резерва профессиональных вооружённых сил создать силы территориальной обороны. При этом они ссылаются на пример Швейцарии. Но в Швейцарии все вооружены и боевое оружие (вплоть до пулемётов) держат дома. Поэтому их резервисты могут собраться и выступить на фронт в составе подразделений в считанные часы.

Теперь представьте себе украинскую территориальную оборону имени партии Шария. Началась война. Как всегда это произошло неожиданно. Коварный враг наносит ракетные и бомбовые удары по транспортным узлам, штабам, административной инфраструктуре. Танковые клинья рвутся вглубь территории. Малочисленные профессиональные части в первые же сутки исчерпают возможности организованного сопротивления. Им срочно нужна помощь резервистов из территориальной обороны. Иначе вырвавшийся на оперативный простор враг проедет всю Украину насквозь за 4-5 дней. Но у резервистов нет оружия, а дезорганизованные тыловые структуры не в состоянии обеспечить его оперативную выдачу. Абсолютно уверен, что в таком случае вся украинская территориальная оборона окажется в плену, не то, что не сделав ни одного выстрела, никто автомат не успеет в руки взять.

Зачем Офису президента «партия Шария»? Политтехнология протестов
Зачем Офису президента «партия Шария»? Политтехнология протестов
© Facebook, Партія Шарія

Такова партийная программа во всём. Чувствуется, что писали её прекраснодушные дилетанты, никогда не управлявшие ничем серьёзнее собственного «Мерседеса». Но эти-то хоть умные слова знают, вроде либертарианства. А есть же ещё партийный актив. Этот актив, по идее должен нести в массы свет партийной мудрости. К сожалению они умеют только набегать толпами в социальных сетях туда, где, как им кажется, недостаточно уважительно отзываются об их лидере и устраивать там грязную ругань. Я специально просмотрел тридцать случаев, когда шариёвским активистам задавали вопрос о партийной программе. Ответ был стандартен: «Есть у нас программа. Зайди на сайт и ознакомься». Если партийный активист не ориентирован на распространение своих программных идей, то значит он программу партии не понимает и не знает. Даже не самый образованный человек, хотя бы в упрощённом виде всегда сможет изложить основные программные требования, если они ему известны и понятны. Складывается впечатление, что большинство активистов работает простыми носителями красных шариков, а программу своей политической силы не читали, а кто и читал — не понял.

Между тем, громкие акции, вроде митингов, демонстраций и прочих публичных акций, безусловно нужны, ибо привлекают внимание к политической силе. Но дальше активисты должны убедить человека, что именно эта партия защитит его интересы. И сделать это можно только оперируя программными положениями. Фраза «Анатолий хоть что-то делает», — уже исчерпала свой мобилизационный потенциал и начинает работать против партии. Про Зеленского тоже говорили, что он «смело разоблачал со сцены пороки системы и отдельных её представителей». Ну и что? Сильно это помогло ему и его избирателям?

Нам могут сказать, что партия не отрицает своей вождистсткой ориентации. Вот и лидера с большой буквы пишет и на его медийную популярность уповает открыто. С лидера, мол, и спрос. «В партию сплотились малые», а уж лидер скажет, на кого им опустить свой «ударный кулак».

Что касается кулака — сомнений нет, лидер обязательно попытается его применить. Его основные тезисы: «Мы идём карать», «Порошенко должен сидеть» и «В нашем списке нет ни одного нардепа, нет занимавших госдолжность и нет никого, кого можно было бы поймать на «бывшем». Из самых значимых для него вопросов Анатолий, в интервью каналу «Наш» перечисляет: прекращение войны, браконьерство и бегающие по улицам собаки.

Партия Шария подала в суд на НАПК и требует взыскать из госбюджета Украины $120 тысяч
Партия Шария подала в суд на НАПК и требует взыскать из госбюджета Украины $120 тысяч
© Facebook, Окружний адміністративний суд міста Києва | Перейти в фотобанк

Всё-таки борьба с бродячими собаками, ужесточение наказания для браконьеров и прекращение войны — настолько несоизмеримые вещи, что в принципе не могут перечисляться политиком в одном смысловом ряду. Это всё равно, что сказать «я люблю жену и макароны». Кроме того Украина находится на дне финансово-экономической пропасти. И это её главная проблема. Напомню, что первые три порошенковские года, война мало кого волновала (особенно после того, как активные боевые действия прекратились и ВСУ просто сидели на линии разграничения, периодически постреливая по мирным городам Донбасса). Против войны, а заодно и против Порошенко народ начал выступать после того, как резко ухудшилась социально-экономическая ситуация. Фактически граждане Украины, в большинстве своём, не так беспокоились об окончании войны, как о возвращении рабочих мест, нормальных зарплат и адекватных коммунальных счетов. Аналогичным образом популярность Зеленского упала быстрее, чем популярность Порошенко, поскольку народ надеялся, что жить станет лучше, а жить стало хуже. Ждать великих свершений украинцам уже невтерпёж. Если не будет экономического прорыва, популярность Шария обвалится значительно быстрее, чем обвалилась популярность Зеленского. А откуда прорыв, если экономическая программа у партии отсутствует, а лидер хвастается тем, что в его партии нет ни одного специалиста государственного управления.

Партия Зеленского формировалась по тому же принципу. Нет старых лиц, а социальные лифты выносят наверх свадебных фотографов. У Шария есть отличие — реально создана партийная структура. Однако непонятно, как и кем она контролируется, насколько устойчива прямая и обратная связь центра с региональными структурами и какова степень автономии различных организаций. Тем не менее, главное — люди, а активисты Шария производят впечатление амбициозных догматиков, готовых силой насаждать «новый порядок», но никак не тонких управленцев, способных вывести практически разрушенный государственный корабль Украины из кризиса.

Дело в том, что если люди идут во власть карать врагов, то этим методом они будут пользоваться вечно. Будут проходить годы, будут меняться враги, врагами станут бывшие друзья и соратники, а маховик репрессий будет только раскручиваться (как это произошло у большевиков, которые начали репрессии с царской семьи, а завершили уже при Хрущёве Василием Сталиным).

Так что даже, если у Шария получится полноценно прорваться во власть, а не подержаться за неё некоторое время, ему суждено стать объектом народной ненависти значительно быстрее, чем Зеленскому, хоть и по той же схеме. Но польза от него во власти будет. Как человек более активный, злой и энергичный, он придаст разрушению Украины новый импульс, даже желая противоположного.